Новости дня

20 февраля, вторник

































19 февраля, понедельник












Иеромонах Фотий: У Лепса дома икон – ни одной дешевой!

«Собеседник» №3-2016

Отец Фотий // Александр Алешкин / «Собеседник»

Победитель шоу «Голос» иеромонах Фотий поведал Sobesednik.ru о любимой музыке, готовящемся альбоме и поездке во Францию.

В первом части разговора с Sobesednik.ru иеромонах Фотий рассказал о неожиданной свалившейся на него славе и о том, почему не может полноценно заняться гастрольной деятельностью.

– В Рождество Григорий Лепс устраивал концерт на сочинском курорте «Роза Хутор», но вы не смогли там выступить из-за дел в монастыре. Как думаете, те, кто вас ждал, поймут?

– Я знаю, у многих людей складывается идеальное представление о монахе как об отшельнике, который полностью отрекся от мира. Когда они видят несоответствие, то считают это каким-то нарушением. Я не знаю, что это больше – зависть или злорадство, но иногда на своих страничках в соцсетях читаю такие комментарии...

– Полные возмущения?

– Если бы только возмущения. Возмущение я еще могу оставить, оно хотя бы разбавляет слащавость от восхищенных комментариев. А бывают просто хамские и провокационные записи! Я их удаляю.

– Слышал, что изначально вы очень хотели, чтобы к вам повернулся Александр Градский.

– Да, но повернулся Лепс, что для меня было большой неожиданностью. Я подумал, что случился какой-то косяк и все теперь пойдет не так, как хотелось бы. Но Господь устраивает не так, как мы хотим, а так, как будет полезно. Это оказался правильный человек, мой человек. Мы с Григорием моментально сработались. Если бы мне раньше кто-то сказал, что так будет, никогда бы не поверил!

Будучи в монастыре, я не превозносил этого артиста. Ну, Лепс. Ну, «Рюмка водки»... Теперь понял: это уникальнейший человек на нашей эстраде! В основном у нас, как говорится, многое на шару. Пришел, спел под фанеру – и всё. А он даже если поет под плюс, все равно выкладывается, вспотеет весь. Пусть микрофон и выключен, но он все равно поет.

– Вы не спорили с ним на тему веры?

– Нет, он человек верующий. Хотя, конечно, ищущий. У него есть свои вопросы... Я был у него дома: там икон – целая Третьяковская галерея. Нет ни одной дешевой.

/

До выигрыша «Лады» копил на «Тойоту»

Несмотря на монастырские ограничения, обстановка в келье Фотия довольно свободная. Большую часть комнаты занимают звукозаписывающая аппаратура, синтезатор и плазменная панель внушительной диагонали – подарок одного из спонсоров «Голоса». По стенам вокруг икон развешаны картонные упаковки из-под яиц – аскетичный способ заглушить звуковые вибрации.

– Победив в «Голосе», вы подписали контракт со студией Universal на выпуск аль­бома...

– Скорее всего это будет кавер-альбом, состоящий из чего-то забытого, советского. Какие-то духовные вещи подмешивать в пластинку, думаю, было бы нехорошо. Надеюсь также, что в альбоме будет хотя бы одна моя, полностью авторская, песня. Правда, их у меня немного. Больше люблю музыку инструментальную, симфоническую. Песни – это что-то более примитивное. С другой стороны, можно что-то сделать и под оркестр. Стинг, например, выступал с оркестром.

– Стинг – ваша тема?!

– Я, помню, целый концерт его скачал, смотрел... Из поп-рок-персонажей для себя, пожалуй, выделяю именно его. Сейчас многие говорят про Дэвида Боуи, скорбят из-за его смерти, но я как-то прошел мимо этой музыки.

Иеромонах Фотий любит слушать Стинга / Global Look Press

– Помимо контракта, вы получили за победу Lada Xray. Машину монастырю передадите?

– Зачем монастырю? Я столько времени ждал, когда у меня появится собственная машина, чтобы потом выпрашивать ее у монастыря?

– Почему выпрашивать?

– У нас тут есть два служебных автомобиля. И они все время кому-то нужны. Не успеешь уехать – уже звонят с вопросом, когда машина вернется. Один раз мне дали самому сесть за руль, а потом перестали. Я ничего не повредил, но пошел слух, что Фотия лучше к рулю не допускать. Возможно, потому, что я был недостаточно опытен. Получил права в 2014 году и с тех пор ждал момента, когда появится собственное авто. И потом, у меня нарушено цветовое восприятие. Это тоже мешало быстро овладеть навыками вождения. Но и к этому привык: если горит синий – значит, можно ехать. Зажегся фиолетовый – стой.

Особо острой потребности в автомобиле, конечно, нет, но бывают моменты, когда надо в Калугу съездить по делам или в магазин. Впоследствии, когда посмелее стану, уже в Москву смогу ездить. Интервью давать. Или на репетиции.

– Машина российского производства. Это ничего?

– Я вообще хотел собирать на «Тойоту Короллу», но что делать. Пока буду довольствоваться «Ладой». Как первым автомобилем.

– А что с «путевкой для влюбленных», то есть с поездкой во Францию, делать будете?

– Понимаю ваш вопрос. Изначально (я видел) текст на суфлере у Нагиева был такой: «Влюбляйтесь! Вдохновляйтесь! Путешествуйте!» А когда поняли, что я финалист (сертификат выдавался последней тройке), слово «Влюбляйтесь» убрали. Корректно так получилось.

Если меня в монастыре отпустят, то я поеду. Я хочу.

– Отец Фотий, поездка – для двоих.

– Я вправе взять компаньона. Но и один охотно поеду.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания