Новости дня

15 декабря, пятница




14 декабря, четверг









































"Чёрный список" Роскомнадзора убьёт российский Интернет медленно и мучительно

0

Единый реестр сайтов, содержащих информацию, распространение которой запрещено российским законом, продолжает делать своё чёрное дело. На днях под запретом оказалась запись в «Живом журнале» известного дизайнера Артемия Лебедева — надзорный орган посчитал, что приложенное к ней видео содержит призывы к суициду.

Суть скандального ролика в том, что на экране в мультяшной манере демонстрируется, как маленькие человечки с улыбкой на лице умирают разными мучительными и — в полном соответствии с названием ролика — глупыми смертями, а затем, несмотря на увечья, весело отплясывают под шуточную песенку. Несколько последних персонажей ролика погибают — тоже по собственной глупости — в метро, потому что на самом деле это видео является... вирусной социальной рекламой, заказанной мельбурнским метрополитеном.

Австралийские транспортники попытались в доступной форме напомнить, что несчастный случай, ставший следствием опрометчивого или просто глупого поведения пассажиров — это тоже нелепая и досадная причина смерти. Ну, и понадеялись на то, что забавный ролик, который пользователи Сети будут пересылать друг другу забавы ради, окажется эффективнее, чем нравоучения.

Не прошло и недели с появления «чёрного списка», чтобы в него не загремело что-нибудь смехотворное. В номинации «Чего изволите?» «Живой журнал», пожалуй, вне конкуренции: на этой блог-платформе по наводке Роскомнадзора уже закрывают доступ к записям, содержащим ходовые Интернет-комментарии, давно превратившиеся в штампы, вроде «убей себя апстену» или «аффтар выпей йаду».

Ситуация с упомянутым роликом «Dumb Ways to Die» и вовсе нелепая: доступ к записи Лебедева в «ЖЖ» на территории России запрещён, однако на сайте «Youtube» видео доступно россиянам до сих пор было доступно всё это время.

В результате появления «чёрного списка» сайтов принятия Рунет впервые оказался позади реальной жизни. Смешно, конечно, всерьёз поднимать вопрос о свободе слова в стране, в которой существует 282-я статья Уголовного кодекса; однако всем очевидно, что между пропагандой чего бы то ни было и простой констатацией наличия этого чего бы то ни было — огромная разница.

Так же очевидно всем невежество «казаков» из Санкт-Петербурга, второй месяц терроризирующих музей Набокова и недавно оставивших на историческом здании граффити «Педофил», очевидно всем: понимать разницу между автором произведения, его персонажем и, к примеру, прототипом героя худо-бедно учат ещё в школе на уроках литературы.

Как ни странно, но в Интернете к цензуре привкус довольно быстро. Энциклопедия сетевого стёба «Луркоморье» обещает судиться с Роскомнадзором, но тот продолжает методично вырывать из неё страницу за страницей. То же нарастание апатии видно и в ситуации с «ЖЖ»: за Рустема Адагамова, у которого не так давно в «чёрный список» за всё ту же «пропаганду самоубийства» угодил пост с фотоснимками самосожжения буддийских монахов, ещё вступились: эту запись многие популярные блоггеры скопировали к себе в знак протеста против цензуры в «Живом Журнале».

Думается, правда, что здесь сыграла свою роль и информационная война, которая велась тогда против Адагамова в первую очередь как члена Координационного совета оппозиции. А здесь — ну не мультик же всем копировать себе в блоги, в самом деле. Стоит, правда ещё отметить, что Роскомнадзор официально отказался преследовать блоггеров, скопировавших к себе запрещённую запись Адагамова.

Неоднократно высказывалось, в том числе членами президентского Совета по правам человека, мнение о том, что когда решение о блокировке того или иного сайта, обязательное к выполнению для любого провайдера или хозяина хостинга и не подлежащее обжалованию, принимается не судом, а неким оператором «чёрного списка» — это самая настоящая цензура. С другой стороны, самый жёсткий, пусть даже драконовский закон — это по крайней мере закон.

Когда же самое либеральное правило начинает применяться выборочно и явочным порядком — это уже произвол. Конечно, в Интернете всегда хватит на всех фотографий с котиками, а также смешных видеороликов, которые до появления «Youtube» становились хитами передачи «Сам себе режиссёр», и прочих «одноклассников», никак не способных «нанести вред несовершеннолетним». Но надо называть вещи своими именами: в том виде, в котором он дорог наиболее активной части его аудитории, Рунет умрёт.

Если сейчас среди интеллектуалов в моде не смотреть телевизор и демонстрировать презрение к «зомбоящику», то вскоре в моду может войти такое же отношение к Интернету, потому что после принятия закона о «чёрном списке» Рунет превратится в такое же сервильное нечто, как нынешнее российское телевидение. Привычный в таких случаях трёп о том, что закон, суровый на бумаге, может оказаться нестрашным на практике, уже давно неуместен: в сравнении с поведением правоприменителей поведение обезьяны с гранатой — прямо-таки образец предсказуемости.

Широко известна мучительная казнь, придуманная в Китае — «тысяча порезов»: осуждённый медленно истекает кровью по мере того, как ему наносят всё новые и новые порезы. Так вот, каждая строка «чёрного списка» — это ещё один порез. Провайдеры, хозяева хостингов, руководство сайтов и блог-платформ не хочет брать на себя ответственность за печальный финал и, отщипывая от Сети кусочек за кусочком, успокаивает себя тем, что его дело маленькое. Именно поэтому никто из них не скажет очевидного: либо прекратит своё существование «чёрный список» в нынешнем виде, либо российский Интернет — в принципе.

Читайте также:

Почему "чёрный список сайтов" стал инструментом цензуры в Интернете

Новый закон о соцсетях спровоцирует массовую истерию

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания