Новости дня

11 декабря, понедельник










































10 декабря, воскресенье



Ведущая ОТР Оксана Галькевич: Пока говорим, что хотим


19 мая начало работу Общественное телевидение России (ОТР). Его гендиректор Анатолий Лысенко сдержал слово и сделал ведущими новостей людей неизвестных. Чертовски привлекательная Оксана Галькевич – одна из них. Познакомимся поближе?

Из «Советской молодежи» – в «Вести»

– Как говорят в таких случаях, расскажите о себе.

– Родилась в Иркутске, закончила там школу и университет. Начинала в газете «Советская молодежь», где в свое время печатались Вампилов и Распутин. Первые шаги на ТВ делала в детской редакции областного телевидения. В середине 90-х, когда был популярен девиз «Новости – наша профессия!», пришла в телекомпанию «АС Байкал ТВ».
В конце 90-х поехала учиться в Москву, в школу «Интерньюс» (российское отделение международной организации журналистов; было ликвидировано в рамках так называемой медиачистки в 2007 году, а его руководитель Манана Асламазян была вынуждена уехать из России. – Авт.). Участвовала в конкурсе «Новости. Время местное». Меня заметили, но не наградили. «Чтобы не испортить, – объяснила мне тогда Манана Асламазян. – Тебе надо пройти весь путь становления». Я тогда совсем молодая была, 21 год.

– А потом вы объявились в «Вестях» Петербурга.

– На работу меня принимала Белла Куркова (руководитель ленинградского отделения ВГТРК. – Авт.). Причем сделала исключение: у меня не было питерской прописки. Позже, в 2004 году, получила предложение от НТВ... Еще в Петербурге вышла замуж и родила двоих мальчиков. Младшему сейчас 4 года, старшему – 7. С первым ребенком вообще в декрете не сидела. После рождения второго пришлось уйти. Но только потому, что муж поехал по контракту в Нью-Йорк. Там мы прожили 3,5 года. А год назад приехали в Москву.

Полгода рассылала резюме в пустоту

– Тут опять всё с нуля?

– Да, друзья и все профессиональные связи, которые нарабатываются годами, остались в Петербурге. В Москве не было никого. Я стала искать работу на ТВ по обычной схеме: ты видишь вакансию, отправляешь резюме, а ответа не получаешь. Полгода рассылала свои данные в пустоту. Было сложно. В итоге оказалась на канале «Россия 24», но не в новостях, которые меня всегда занимали, а в отделе экономики. Поскольку я отличница (золотая медаль и красный диплом), справилась и с этим. Но когда мне в декабре позвонили питерские коллеги спросить, как дела, и я ответила, что готовлю спецрепортаж «Топ-10 самых прибыльных активов 2012 года», они оторопели: «Обалдеть!.. Чем ты там занимаешься?» Я и сама понимала, что еще один такой репортаж – и сойду с ума. Удалось устроиться на «Пятый канал», уже даже приступила к работе, когда мне позвонили с Общественного телевидения и сказали, что я утверждена. Пришлось перед «Пятым» извиниться. Дело не в том, что на ОТР денег больше. Здесь принципиально другая работа. Мне интересно, как все будет развиваться.

– Ну, и как?

– Для меня в концепции Общественного телевидения нет ничего удивительного. ОТР – телевидение российских новостей. Помню свое удивление, когда, приехав в Нью-Йорк, включила CNN. Первая новость: в маленьком городке произошло то-то. Вторая: в другом уголке – еще что-то. Третья – снова про США. На пятой минуте начинаешь подпрыгивать на стуле: «А в России-то что-то происходит? А в Европе? А Азия у вас, елки-палки, существует?» Нет. Американцам интересны только местные новости. Мировые события показывают, только когда случается что-то серьезное: взрыв в московском метро или встреча Обамы с Путиным.

От официальной хроники все стонут

– Вам, кстати, не странно все-таки начинать новости не с первых лиц, а с доярок или библиотекарей?

– Вот уж это точно не кажется странным! Все журналисты (и вы, наверное, тоже) стонут от паркетных съемок федеральных каналов.

– Это да. Но без кремлевской хроники ваши новости смотрятся оторванными от жизни.

– Слишком мало времени еще прошло, чтобы делать категоричные выводы. Мы ищем свой стиль, своих людей в регионах.

– Руководство ОТР отрицает зависимость от государства, хотя получает деньги из бюджета. А как на самом деле?

– Корпоративные интересы есть всегда. В большей степени они были на ВГТРК, в меньшей – на НТВ. А здесь пока ни разу ко мне никто не подошел и не сказал, что то мы не говорим, это не показываем.

– Теперь вас заметят. Позовут на другой канал – пойдете?

– Думать о других предложениях? Это мне даже в голову не приходит. Как бы мне справиться с существующим фронтом работ! Раз уж стала лицом канала, надо не ударить этим лицом в грязь.

– Ну а все же?

– Это было бы и неловко как-то – тут же уходить оттуда, где твоя история только началась.

Читайте также:

Анатолий Лысенко рассказал о закрытии Общественного телевидения, проработавшего всего несколько дней

Общественное телевидение послали в космос и под землю

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания