14:00, 13 Ноября 2012 Версия для печати

"Закрытие "Радио Свобода" - подарок путинскому режиму". Как убивали знаменитую радиостанцию

10 ноября радио «Свобода» почти целиком ушло в Интернет: из-за нового закона о СМИ, ограничивающего долю участия иностранного капитала, вещание ведется лишь на коротких волнах, что означает резкое сокращение аудитории.

Вместе с эфиром станция лишилась и большей части журналистского коллектива в России: одних попросили уйти, другие ушли сами в знак солидарности с уволенными.

Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов назвал случившееся концом «Свободы». Первый, кого Алексей Алексеевич пожелал пригласить на «Эхо» – политический обозреватель Михаил Соколов.

Он вел на «Свободе» сразу несколько программ и сыграл заметную роль в новейшей истории радиостанции.

Как радиостанция, популярная в Советском Союзе, несмотря на системы глушения, расправила крылья при Ельцине и планомерно уничтожалась при Путине, наш коллега (до ухода на радио Соколов работал в «Собеседнике») рассказал со всей прямотой.

Указ для Ельцина

– В декабре 1990 года в Мюнхене я познакомился с Савиком Шустером, ключевой фигурой Русской службы «Свободы» в то время, – вспоминает Михаил. – Савик, занимавшийся всем информационным вещанием, переделывал эфир.

До этого на радио зачитывались текстовые скрипты, фрагменты книг, звучали интервью, шли круглые столы, но живого, репортажного эфира из СССР не хватало.

Шустер стал организовывать свою корреспондентскую сеть. Из «Гласности» Сергея Григорьянца пришли Дмитрий Волчек, Андрей Бабицкий, из диссидентского движения – Марк Дейч.

Также Шустер привлек людей, работавших в «легальной прессе», – Виталия Портникова и Марину Тимашеву. «Свободу» не пускали в Верховный Совет СССР, а я мог ходить в Кремль благодаря аккредитации «Собеседника». Мы договорились с Шустером, что я буду вести репортажи оттуда.

В августе 1991 года мы с Андреем Бабицким передавали репортажи из Белого дома («Свобода» и «Эхо Москвы» были единственными эфирными источниками информации, когда по телевидению показывали «Лебединое озеро»). Воспользовавшись тем, что взяли интервью у Бориса Ельцина, мы получили его согласие на легализацию деятельности радио «Свобода» на территории России. Я сам составил проект указа.

– Хотя вы на тот момент даже штатным сотрудником не являлись! Вас кто-то уполномочил представлять «Свободу»?

– Это была моя личная инициатива. Посоветовавшись с Бабицким и Дейчем, я написал текст, отдал его юристам и через людей Бориса Николаевича – Сергея Шахрая, Олега Румянцева, Геннадия Бурбулиса – передал документ на подпись. Легализация «Свободы» стала сюрпризом для ее руководства и конгресса США.

В бюрократических системах такая самостоятельность не принята. Но, с другой стороны, если кто-то сделал подарок, зачем от него отказываться?

– «Написал указ», «передал»... Так просто было получить выход наверх?

– Пришедшие к власти политики были благодарны радио «Свобода» за поддержку. В то время, в отличие от сегодняшнего дня, система была достаточно открытой. Конечно, и работать было легче, интереснее.

– Кто из представителей «вражеских голосов», которые глушили вплоть до конца 1988 года, оставался в то время?

– Блестящим было бюро в Нью-Йорке: писатели Петр Вайль, Александр Генис, Борис Парамонов, Юрий Гендлер, который создал этот коллектив.

В Мюнхене работали Вадим Белоцерковский, Владимир Тольц, Ефим Фиштейн. После переезда центрального офиса в Прагу также Анатолий Стреляный, Марио Корти, Иван Толстой, Андрей Шарый, Ирина Лагунина. Талантливые люди разных политических взглядов.

– На волне перестройки «Свобода» с ее антикоммунистическими идеями была очень популярна, а потом куда-то «исчезла».

– Слушать нас было модно, и региональные станции заключали договоры на ретрансляцию. Ни в 1993-м, ни во время первой чеченской войны никаких попыток отрезать нас от слушателей власти не предпринимали.

Ельцин считал, что СМИ должны быть свободны и нельзя опираться только на сводки спецслужб. Неприятности начались после смены политического режима. С 1999 года, в разгар второй чеченской войны, на наших партнеров стали оказывать давление.

Тогда же российские спецслужбы похитили Андрея Бабицкого, который честно выполнял в Чечне свой долг. Как российские власти врали тогда – страшно вспоминать. Слава Богу, вытащили Андрея из застенков живым...

Путин указ Ельцина о статусе радио «Свобода» отменил. И коллег в регионах разными способами – угрожая лишить лицензий или не продлевать их –  дожали.

К 2012 году партнеров в провинции у «Свободы» почти не осталось. Правда, и наша администрация допустила ряд ошибок. Например, подписав договор о вещании с владельцем радио «Балтика» Олегом Рудновым.

– Это блестящая история.

– Мы имели в Питере лицензию на средневолновую частоту, сигнал шел отлично. Как вдруг Олег Руднов, «друг Путина», предложил американскому руководству в Праге ретрансляцию программ «Свободы» на УКВ.

Мы предупреждали, что нельзя сдавать собственную частоту на СВ в обмен на контракт с частной станцией. Прага нас не послушала. И через некоторое время Руднов без объяснения трансляцию отключил.

– Вы вините новое руководство «Свободы», а оно, видимо, считает по-другому. Возможно, что вы устарели.

– Я считаю, Русская служба  шла в ногу со временем. Это доказывают высокие рейтинги прямых видеотрансляций, которые велись на сайте с 2011 года с процесса Михаила Ходорковского, со всех протестных митингов 2011–2012 годов, даже из Вельска – с суда над Платоном Лебедевым.

Настя Кириленко раскрутила забытую историю с документами Марины Салье о коррупционном начале карьеры Путина. Если посмотреть статистику ныне обескровленного сайта радио «Свобода», можно обнаружить, что значительную часть посещаемости дает старая передача Елены Рыковцевой о детях Владимира Путина.

Последние 10 лет мы за те же деньги работали в условиях постоянной интенсификации труда. При этом общее финансирование Русской службы с каждым годом снижалось, а система распространения радиосигнала в России была развалена.

Костоломная операция

– Может, и правда не было других возможностей, кроме как уйти в Интернет?

– Ставка только на Интернет рискованна. Мы знаем, что доступ к Сети можно (как в Китае или Иране) блокировать. Был момент, когда «Эхо Москвы» продавало FM-радио­станцию «Арсенал», и мы были первыми, кому было предложено ее купить.

Но бюрократы не захотели идти в конгресс, просить денег. Это был упущенный шанс. Другой – история с «медведевской оттепелью».

В начале этого года были все возможности для создания в Москве общественного FM-радио, которое бы делалось при участии «Свободы» и «Новой газеты».

У Александра Лебедева были две частоты FM, одну из которых мы могли бы занять. Никаких серьезных юридических, технических, политических препятствий в тот момент не было.

Точно знаю, так как готовил переговоры. Президенту Стивену Корну и его заму Джулии Рагоне  надо было принять решение. Вместо этого они уже готовили спецоперацию. 20–21 сентября уволили всю интернет-редакцию и большую часть журналистов в Москве, обрушив работу радио и сайта.

Это менеджерские просчеты или происки Кремля?

– К последней истории российские власти не имели отношения.

Американские бюрократы выигрывали время для самосохранения. Они создают иллюзию реформ, ухватившись за обещания Марии Гессен обеспечить бурный рост рейтинга нового сайта на «выжженной земле», превратить радио в некое невиданное мультимедийное СМИ, которое привлечет молодежь.

Я же считаю, что разрушать созданный поколениями культурный и политический институт, впитавший лучшие традиции  русской эмиграции, – глупость, сравнимая с преступлением.

– Нельзя не признать, что сворачивание «Свободы» на руку российской власти...

– Конечно, режим Владимира Путина получил подарок. Я в этом виню больше интеллектуально деградировавшую за последнее время бюрократию «Свободы».

Производить такую костоломную операцию, которую провернули с нами, в момент, когда немногие оставшиеся более-менее независимыми СМИ находятся в тяжелейшем состоянии политического и финансового давления, потерь рекламных бюджетов, было нельзя.

«Свобода» – это не обувная фабрика Brown Shoes, которой до радио руководил Стивен Корн, а СМИ с определенной репутацией, брендом (а они думают название сменить!), аудиторией, историей.

И обращаться с ним, как с каким-то типовым бизнесом, не стоило. В итоге «Свобода», сделавшая выбор в пользу имитации реформ, уже потеряла слушателей, читателей, часть контента и позитивный критический заряд.

Но что сделано, то сделано...

Читайте также

 25 лет назад в СССР перестали «глушить» радио «Голос Америки»

 Отставка руководства радио "ЭХО-Москвы" связана с политической цензурой




Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

00:01, 28 Августа 2016
Сообщества зависимых людей существуют не только в США, где они впервые появились, но и в России, узнал Sobesednik.ru
»
20:07, 27 Августа 2016
Актер Сергей Горобченко рассказал в интервью Sobesednik.ru о своей семье и обязательном присутствии на всех родах жены
»
16:59, 27 Августа 2016
Ищущих работу россиян все чаще «трудоустраивают» в горах Северного Кавказа, предостерегает Sobesednik.ru
»