05:30, 09 Декабря 2012 Версия для печати

Жив, потому что любим

К большому удивлению врачей, 21-летний Антон Кохась из Кировограда уже три года живет с тяжким недугом. Сам парень даже не сомневается, что самым лучшим лекарством для него стала любовь.

Был бабник, да весь вышел

Сегодня худенький, измотанный болезнью Антон Кохась с горькой усмешкой рассматривает свои фотки трехлетней давности. Он с детства рос крепышом, ничем страшнее ангины не болел, не пил и не курил. Обожал качаться на тренажерах, занимался легкой атлетикой, вовсю готовился к службе в армии и вообще мечтал стать профессиональным военным.

Девчонки частенько заглядывались на крепкого симпатичного парня, и он тоже своего не упускал.

Но вот однажды судьба свела его с необыкновенной девушкой. В тот день на автобусной остановке Антон о чем-то болтал с друзьями, как вдруг заметил неподалеку блондинку в коротенькой юбке с бездонными голубыми глазами.

– Мне очень захотелось познакомиться с этой красоткой, – вспоминает парень, – но я вдруг впервые как-то оробел: крутился-вертелся возле нее, а заговорить никак не решался. Потом подъехал мой автобус, я зашел в салон и купил билет, но когда снова через окно взглянул на девушку на остановке, вдруг с ужасом понял, что рискую потерять ее навсегда. Сломя голову я выскочил из автобуса, подбежал к ней и выпалил: «Меня зовут Антон. Дай свой номер телефона!»

– Я тоже его заметила тогда на остановке, – признается Марина Третьякова. – Симпатяга такой, смотрел на меня, прямо поедал глазами, а подойти никак не решался. Потом он наконец осмелился попросить мой телефон. Вообще-то сначала я и не думала его давать, но от неожиданности вдруг взяла и продиктовала.

Антон пообещал вечером перезвонить, на ходу заскочил в отъезжавший автобус и уехал. К вечеру прислал Марине эсэмэску, потом позвонил, предложил сходить погулять. Так начались их романтические отношения.

Всё изменила беда

– С каждым днем мы становились друг другу все ближе, – говорит Марина. – Я уже понимала, что между нами нечто большее, чем просто симпатия, но сама объясняться не торопилась, ждала, пока мужчина сделает первый шаг. Только через два года, когда Антон попал в больницу и узнал свой страшный диагноз, он наконец решился признаться мне в любви.

Все случилось внезапно. Как-то среди ночи Кохась вдруг почувствовал страшную боль в суставах – их ломило так, что отнимались ноги. Марина натерла ему колени какой-то мазью, но до рассвета заснуть от боли так и не удалось. Утром парень пошел в больницу и сдал анализы.

– Обследовав сына, врачи сразу сообщили мне, что у него обнаружен рак крови, – говорит мама Лариса Васильевна. – Они предупредили, что Антону вредно нервничать, потому ни в коем случае нельзя говорить ему о диагнозе. Я прятала слезы, старалась улыбаться, бодро уверяла Антона, что все в порядке. Сама же вообще не могла ни есть, ни спать. Добрые люди посоветовали сходить к бабке, и та сказала, что у Антона проблема не медицинского характера – на него навели порчу, которая и проявилась в онкологии.

Это было похоже на правду. Иначе как объяснить, что болезнь подкосила здорового парня так внезапно, буквально за одну ночь? Подозрение в наведении порчи сразу же пало на цыган. Была как-то у Антона девушка-цыганка, но ее родня запрещала им встречаться. Весь табор тогда был против, да и ее братья настойчиво требовали от парня оставить в покое их сестру. Возможно, они-то и накликали беду...

Как и было велено, о лейкозе родители Антону ничего не сказали. Он сам обо всем догадался, как только получил направление на химиотерапию, а потом выведал подробности у болтливых медсестер.

– После первой химии мой Антон очень изменился, – вспоминает Марина. – Стал раздражительным, нетерпеливым, мог даже прикрикнуть на меня. Правда, тут же об этом сожалел, извинялся.

– Я, конечно, стараюсь сдерживаться, – кается Антон, – но иногда это плохо получается. Организм ведь слабый, нервы ни к черту, да еще эти постоянные боли. Сейчас у меня хотя бы волосы отросли, а то ведь раньше я просто боялся смотреть на свое отражение в зеркале: голова лысая, лицо без ресниц и бровей, на коже раны, руки и ноги тоненькие. Если честно, я вообще решил было бросить Марину, чтобы она не мучилась со мной каждый день. И потом тоже, если я умру.

– Да глупости это все, – говорит девушка, – мне совершенно все равно, как ты выглядишь. Я люблю тебя и ни за что не оставлю. А уж вместе мы как-нибудь справимся с этой проклятой болезнью!

Нельзя опускать руки!..

– Это просто чудо, что Антон до сих пор жив, – утверждает главный гематолог Кировоградской области Ирина Ермолицкая. – В начале лечения мы надеялись победить болезнь с помощью одного курса химиотерапии. И парню действительно стало намного лучше, лейкоз вроде бы отступил. Но, увы, через год случился рецидив, что было прямым показанием к трансплантации костного мозга.

По словам Ирины Ермолицкой, сделать столь сложную операцию на Украине Антону, к сожалению, не удастся, ведь единственный донор-родственник, подходящий ему по всем показателям, – его младшая сестренка. Но ей пока всего 16 лет, а по закону донором можно стать только после 18.

Из всех заграниц дешевле всего пересадка обошлась бы в Белоруссии – почти 100 тысяч евро. Понятно, таких денег в семье Антона отродясь не бывало.

– Своими силами нам удалось собрать совсем небольшую сумму, – говорит Лариса Кохась. – Моя сестра выставила на продажу свою квартиру, мы с мужем увязли в долгах. За минувшие три года на каждую химиотерапию сына мы брали кредит, а потом из кожи вон лезли, чтобы его погасить.

Родители подали запрос в украинский Минздрав – объяснили ситуацию и попросили оплатить дорогое лечение. Но чиновники то медлят с ответом, то якобы теряют документы. Тем временем у Антона случился второй рецидив, во время которого он едва не умер. Врачи говорят, что сейчас у парня состояние очень нестойкой ремиссии. Это значит, что операцию нужно делать немедленно, ибо еще один рецидив их пациент уже может не пережить...

Антон и Марина тем временем очень хотят пожениться. Девушка уже придумала фасон своего свадебного платья, а Антон мечтает, чтобы любимая родила ему сына. На пути к исполнению желаний лишь одно неодолимое пока препятствие: операция по пересадке костного мозга.

– Все-таки есть надежда, что Бог и добрые люди не оставят сына в беде, – говорит Лариса Васильевна, – и Антон с Мариной будут жить еще долго и счастливо. Мы все верим в чудо, и это дает нам силы не опускать руки.

Комментарий

Алексей Макиенко, психолог:

Настоящая любовь, как и дружба, тоже познается в беде. Преданность Марины, которая в самые трудные минуты остается рядом с любимым человеком, безусловно, заслуживает уважения. За время моей 25-летней практики таких примеров, увы, встречалось немного. При этом мужчины, как показывает практика, еще реже готовы помогать женам, у которых диагностировали рак.

По статистике больных жен мужья бросают в шесть раз чаще, чем жены – больных супругов.

Для Марины же сейчас очень важно с пониманием реагировать на резкие перепады настроения Антона, которые очень объяснимы. В такой ситуации надо запастись терпением и обязательно верить в лучшее.

Лена Мурзина

Читайте также

Инвалид? Ну и катись…

Тюрьма и штраф в наказание за инвалидность

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

00:09, 10 Декабря 2016
Выпускающий редактор Sobesednik.ru Александр Минайчев — об итогах протестных событий пятилетней давности
»
00:01, 10 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Михаил Осокин – о проникновении «Закона Божьего» в школьное образование
»
22:04, 09 Декабря 2016
Ежегодно зимняя хроника ЧП пополняется историями о пострадавших от сосулек, напоминает Sobesednik.ru
»