Новости дня

12 декабря, вторник




11 декабря, понедельник









































Инвалид? Ну и катись…

0

Скандальная история с участием инвалида-колясочника Александра Мокина из Екатеринбурга, которого не пустили в один из местных ресторанов, получила совершенно неожиданное продолжение. Сочувствующие горожане объявили заведению бойкот, в результате чего оно обанкротилось, а Мокину при этом удалось отсудить у владельцев 100 тысяч рублей.

Испорченный праздник

Екатеринбуржец Саша Мокин прикован к инвалидному креслу третий год. Травму позвоночника он получил случайно. Будучи заядлым рыбаком, Александр часто ездил с друзьями на Белоярское водохранилище в Свердловской области. Стояла жара, решил искупаться и, не заметив, что водоем изрядно обмелел, нырнул с пирса вниз головой…

– Буду ли когда-нибудь ходить – не знаю, – рассказывает Саша. – Врачи точных прогнозов не дают. Говорят, Бог решит.

До травмы Мокин работал менеджером по детским товарам. Теперь он, как и большинство российских инвалидов-колясочников, основную часть времени проводит дома. У него есть жена Лариса, подрастает 6-летняя дочь Аня. В апреле Саше исполнилось 27 лет, и он решил устроить себе праздник в ресторане.

– Выбрал ресторан «Галерея», потому что раньше в этом здании был ночной клуб без крутых лесенок, удобно проезжать на коляске, – объясняет Саша.  – Перед днем рождения заказал в ресторане столик. Даже уточнял у менеджеров, достаточно ли места для человека на коляске. Ответили: «Всё будет в порядке, приезжайте».

В назначенный день в ресторан съехались все Сашины друзья, собралась большая компания. Охрана пустила внутрь всех. Кроме именинника. Разразился скандал, вышла арт-директор ресторана. Смерив Сашу презрительным взглядом, она заявила: «Как вы себя представляете в ресторане? Вы будете смущать наших посетителей».

Всем по барабану

Полчаса Саша и арт-директор выясняли отношения перед закрытыми дверями ресторана. По словам парня, девушка общалась оскорбительно, а под конец разговора и вовсе заявила: «Жалуйтесь куда хотите – мне по барабану».

– Праздник был испорчен, – вздыхает Саша. – Написал заявление в их жалобную книгу, потом час ждал, пока арт-директор принесет нам бумажку с реквизитами ресторана. Принесла какие-то каракули, написанные от руки.

К слову, Мокин не первый раз сталкивается с подобной грубостью. В прошлом декабре он заказывал столик в другом ресторане, но по приезде была та же картина: «Вам нельзя, напугаете посетителей». В тот раз он пожаловался в электронную приемную губернатора области, после чего инвалиду позвонил директор заведения, пригласил на полюбовный разговор и извинился за своих сотрудников. Но из «Галереи» извинений не последовало. Опасаясь, что история повторится и в третий раз, Саша обратился в прокуратуру.

– Моя цель: показать, что инвалид – тоже человек, – говорит Саша. – Подал иск на возмещение морального ущерба, хотя сами деньги мне не так уж и нужны. Это принцип.

Внезапное банкротство

Екатеринбуржцы, прочитав об истории Саши в его блоге, возмущенно писали, что перестанут посещать ресторан. Местное общество колясочников даже устроило пикет у входа в злополучное заведение.

– Читал на форумах: «Молодец, борись. Ноги нашей не будет в «Галерее», – говорит Саша. – Но подтвердить точно, был ли бойкот, не могу. Все-таки в Екатеринбурге больше миллиона жителей.

Саша видел в новостях, как помощница директора объясняет, что это было недоразумение, что администрация готовит письмо с извинениями. Но лично ему никто не позвонил. А спустя пару недель после скандала ресторан и вовсе закрылся.

На двери появилась табличка о банкротстве. Из прокуратуры и Роспотребнадзора начали приходить отписки: ни по фактическому, ни по юридическому адресу попасть в заведение не могут.

– Ресторан пытался таким образом уйти от ответственности, – объясняет депутат ГД Владимир Бурматов, к которому Саша обратился за помощью. – Я встретился с экс-губернатором Свердловской области Мишариным, попросил помочь парню. Только тогда прокуратура зашевелилась.

По словам уполномоченной по правам человека в Свердловской области Татьяны Мерзляковой, администрация заведения нарушила требования статьи 426 ГК РФ о публичном договоре.

– Организация должна оказывать услуги общественного питания в отношении каждого, кто к ней обращается, независимо от того, как он выглядит, – объяснила она. – Кроме того, в российском законодательстве понятие «фейсконтроль» вообще отсутствует.

Пока гром не грянет

Как позже выяснило следствие, юридически ресторан существует, по выписке из налоговой инспекции он не банкрот, указан как действующее лицо. В июле в Орджоникидзевском районном суде Екатеринбурга по делу Мокина наконец состоялся суд. Никто из представителей ресторана на процесс не пришел. Суд постановил взыскать с компании – владельца ресторана ООО «Александра» компенсацию за моральный вред в размере 100.000 рублей. «Сколько просил, столько и присудили», – замечает Саша.

– Он сможет получить компенсацию через два месяца – после того, как судебные приставы наложат взыскания на счета ресторана, – замечает адвокат Мокина Анна Деменева.

По мнению Бурматова, сумма хоть и немаленькая, но вряд ли может быть исчерпывающей для столь неприятного инцидента.

– Каждый по-своему оценивает моральные издержки, – считает он. – Но я работал с людьми с ограниченными возможностями в 2008–2010 годах и насмотрелся всякого ужаса. Инвалиды часто попадают в ситуации, когда от них отворачиваются и общество, и чиновники. В случае с Мокиным я и сам не ожидал подобного хеппи-энда…

Добиться каких-либо комментариев от руководства ресторана не удалось. Но отмечать праздники Александр решил только дома.

– Приятно, что всё так завершилось, но жаль, что власти вспоминают о нас только после скандалов, – вздыхает Саша. – Посмотрите на улицы любого российского города – нет ни одного инвалида-колясочника. Что говорить о защите прав инвалидов, о судах, если у нас нет даже банальной возможности выйти из дома.

Прецеденты

Вся жизнь – борьба

В мае 2012 г. инвалиду-колясочнику Андрею Сычеву сотрудники екатеринбургского отделения банка ВТБ24 отказались выдать ранее одобренный кредит на машину, увидев, что он прикован к креслу. По словам банка, причиной отказа стала излишняя осторожность их сотрудницы: ей показалось, что люди, сопровождающие инвалида, используют его, чтобы получить деньги. Позже ВТБ24 принес Сычеву официальные извинения и предложил кредит на более выгодных условиях.

В апреле 2012 г. в Московский океанариум не пустили детей-аутистов. Директор назвал причиной жалость, которую инвалиды будут вызывать у посетителей. Он предложил прийти группе в санитарный день, чтобы никто их не увидел.

Руководство океанариума заранее предупреждали о приходе детей, изначально оно было согласно, но позже почему-то передумало.

В 2008 г. стюардесса авиакомпании S7 («Сибирь») не пустила на борт самолета москвичку Наталью Присецкую в инвалидной коляске. Свое решение бортпроводница объяснила тем, что пассажирка находилась без сопровождающего.

Тогда Присецкая выиграла дело, получив от компании компенсацию в размере 50 тыс. рублей.

Мнение

Председатель общественной организации «Всероссийское общество инвалидов» Александр Ломакин-Румянцев:

– Меня однажды не пустили в казино в Минске, но из-за того, что я был без галстука, а не из-за инвалидного кресла. С вопиющими ситуациями, как у Александра, не сталкивался. Скорее всего не потому, что они не происходят, а потому, что пенсия инвалида не позволяет часто «выходить в свет»… Не удивлен, что Мокин выиграл дело – пока суды все же чаще встают на сторону инвалидов. Другое дело, что сами инвалиды туда практически не обращаются. Боятся, что лишат льгот, не надеются на результат.

Фото из семейного альбома Александра Мокина

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания