Новости дня

18 октября, среда








































17 октября, вторник



Можно ли лечить рак хлорофиллом? Что сгубило Артема Тарасова


Артем Тарасов // Фото: Global Look Press

Каким образом нетрадиционные методы «лечения» онкологии погубили первого советского миллионера, узнал Sobesednik.ru.

Артем Тарасов умер 22 июля этого года от рака. 67-летний политик был уверен: официальная медицина ему не помощник. Он нашел некоего профессора, который пообещал ему долгую и счастливую жизнь, взявшись лечить онкологию... хлорофиллом. О таком необычном способе лечения мы поговорили с известным в России онкологом, доктором медицинских наук, профессором Галиной Корженковой и выяснили, за чем будущее российской онкологии. 

Личность Тарасова всегда вызывала множество споров, он стал первым легальным миллионером в Советском Союзе. Возглавил кооператив «Техника» в 1989 году и получил официальную зарплату 3 миллиона рублей. Справедливости ради надо сказать, что он, как член КПСС, выплатил все налоги. Его зарплата вызвала негодование в СССР, это даже обсуждалось в программе «Взгляд». В 1991 году Артем Михайлович эмигрировал в Лондон, спустя два года вернулся в Москву и победил на выборах в Госдуму. Позже он стал активно поддерживать изобретателей, особенно тех, кто занимался внедрением нанотехнологий омоложения человека. В 2010 году он признался, что болен раком и ищет нетрадиционные способы лечения, так как химиотерапия и операции неэффективны. В 2013 году стал участником эфира «Пусть говорят», где признался, что имеет большие претензии к онкологам: 

– В год умирают 500 тысяч человек от рака, и врачи пытаются лечить рак тремя агрессивными способами: операции, лучевая и химиотерапия, после которой человек вообще остается инвалидом, она убивает все живое. 

– Нет, посмотрите на меня! Какой я инвалид – прошла несколько курсов химии, – оппонировала ему писательница Дарья Донцова, у которой еще в 1998 году обнаружили рак молочной железы.

– Когда мне поставили рак, я сразу сказал: не на того напали! И выздоровел без этих вещей, о которых говорю, – не уступал Тарасов. – Быстро стал онкологом, решив победить рак. И сегодня наша медицина должна отказаться от агрессивных методов лечения рака, существуют способы поставки лекарств сразу в больную клетку.

– Да они есть, но вопрос в том, когда это показано, а когда нет, – продолжила Донцова. – И они применяются в нашей медицине. Дорогие мои, если вам поставили рак, не ходите к экстрасенсам, не ешьте кирпичи, мумие, козье дерьмо, а идите к врачам. Выздороветь можно!

– Я жив благодаря этому доктору, – указывал Тарасов на врача-реабилитолога Виктора Борисова, который был в этот момент в студии в числе экспертов. Однако доктор в своей вступительной речи сразу отметил, что полностью согласен с Донцовой. 

– Раковая клетка хлорофилл не ест. Чтобы в этом разобраться, достаточно вспомнить школьный курс биологии, он образуется только в растениях, поэтому у них зеленые листья, – недоумевает старший научный сотрудник онкоцентра им. Блохина, доктор медицинских наук Галина Корженкова. – Хлорофилл ни одной человеческой клеткой не может быть усвоен. Именно поэтому сам по себе метод лечения абсурден. На этой же программе с Тарасовым была Донцова, которая лечилась традиционными методами, принятыми в официальной медицине. Она-то и жива до сих пор, а Тарасов нет... Реалии таковы, что на сегодня ни одно неофициальное средство лечения рака не помогло людям победить болезнь. 

– Какие методы лечения рака сегодня разрабатываются?

– Есть основные: оперативные вмешательства, лучевая терапия, химиотерапия, иммунотерапия и гормонотерапия. Ведутся поиски разных методов лечения во всем мире, в нашей стране тоже. К лечению онкологии подходят комплексно, используя разные методы. Сначала делают гистологический анализ опухолевой ткани, в зависимости от его результатов, стадии заболевания и локализации опухоли подбирают схему терапии. 

Достижения мировой онкологии едины, ученые разных стран обмениваются опытом. Проводят различные клинические испытания, сначала на тканях, потом на животных, затем, если разрешит этический комитет, на человеке, только с его согласия. 

– За чем будущее российской онкологии? 

– За диагностикой! Если будем выявлять заболевания на ранних стадиях, то и многие методы станут не нужны. Во всем мире существует скрининг-диагностика рака молочной железы, это заболевание выявляют на ранних стадиях и лечат. А в России нет программ скрининга. Заболевание течет скрыто, жалоб на ранних этапах нет, а выявление на поздних стадиях приводит к инвалидности или к смерти. За 30 лет прирост заболеваемости составил 150%. Ежедневно в России 157 женщин заболевают этим недугом. Рентгеновская маммография – единственный метод лучевой диагностики рака молочной железы. Всем женщинам после 40 лет его надо проходить 1 раз в два года, а после 50 лет – один раз в год. Если все делать вовремя, тогда удастся избежать тяжелых последствий.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания