Новости дня

22 января, вторник

21 января, понедельник





































20 января, воскресенье







Битва за льготные лекарства: не на жизнь, а на смерть

«Собеседник» №49-2018

Фото: Global Look Press
Фото: Global Look Press

Попасть в число льготников, имеющих право на получение необходимого лекарства со скидкой или бесплатно, – полдела. Вы попробуйте эти положенные препараты из государства выбить!

Цифра

4,7 млн человек обеспечивает бесплатными препаратами (или софинансирует, позволяя приобрести их со скидкой) федеральный бюджет. Регионы закупают лекарства (или софинансируют) для 8,9 млн больных.

Рецепт есть – препаратов нет

Для всех, кто месяцами ждет заветного рецепта, новость из Санкт-Петербурга о 156.000 просроченных медикаментов общей стоимостью 333,36 млн руб. прозвучала как форменное издевательство. Лекарства, которые предназначались для льготников, банально «протухли» на складе.

Прокурорской проверки добилась жительница Петербурга Ольга Прослюк. У ее мамы миелома (рак крови). Каждый месяц ей должны выдавать препарат, который стоит порядка 1 млн руб. – по рецепту. Только вот за два года женщина получила лекарство лишь однажды. А потом начались серьезные проблемы: после того как онкобольной удавалось получить рецепт от врача, ей приходилось проезжать полгорода, чтобы забрать редкое лекарство в аптеке. Но провизор каждый раз отправлял маму Ольги восвояси: нет медикамента. И всё.

Когда терпению Прослюк пришел конец, она обратилась в прокуратуру. Проверка в ОАО «Центральная фармацевтическая база Санкт-Петербурга» показала: склад-то вовсе не пустой – лекарства есть. Вот они – хранятся в больших коробках, которых, кажется, больше сотни. Да только использовать эти медикаменты нельзя – просроченные.

Оказалось, пока препараты «тухли» на складе, врачи просто не выписывали рецепты – якобы из-за нехватки лекарственных средств. По данным комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга, на отсроченное обслуживание было поставлено более 670 рецептов...

Лучше списать, чем поделиться?

Если бы не этот вопиющий случай, неизвестно, сколько бы еще пришлось маме Ольги и еще 16 очередникам на лекарство от миеломы ждать препарата. Но пока (лишь на один месяц) они все же его получили.

Прокуратура, как водится, вынесла представление властям города, но в местном комитете по здравоохранению тут же нашли оправдание. Всему виной, оказывается, «отсутствие законодательной базы по порядку списания». Поэтому объем препаратов, закупленных с 2008 по 2017 год, с истекшим сроком годности формировался несколько лет.

Из объяснений чиновников также следовало, что в карантине находились невостребованные препараты (в том числе якобы из-за побочных эффектов: как, например, дорогостоящий «Иматиниб» для онкобольных) и те, что были представлены в регионе с избытком.

Все это очень странно. Тем более что с 2017-го излишек препаратов можно «передарить» любому нуждающемуся региону. Однако, если верить чиновникам, испортившиеся в Питере медикаменты другим регионам якобы тоже были не нужны.

Петербургская гниль

Но дело явно не только в проблемах списания препаратов. В июле этого года сотрудники экономической полиции ГУ МВД уже обследовали ту же самую Центральную фармацевтическую базу. И нашли 2000 упаковок дорогих онкологических лекарств на 120 млн руб., которые были куплены на бюджетные средства, предназначались льготникам и… точно так же «стухли», так и не дойдя до пациентов.

Причем на тот момент обыск был инициирован в связи с расследованием ряда уголовных дел в отношении чиновников от здравоохранения. Одно из них – о мошенничестве в особо крупном размере по факту хищения более 54 млн руб. при закупке препаратов «Ацеллбия», «Ритуксимаб», «Мабтера». По данным Росздравнадзора, из Питера в Минздрав направлялись заявки с завышенными объемами лекарств, а излишки потом продавались…

Все деньги ушли на зарплаты врачей

Нехватка лекарств – это далеко не только питерская история: практически во всех регионах страны люди месяцами ждут нужных им препаратов.

Вариантов у обделенных льготников по сути три: попробовать решить вопрос через прокуратуру и суд, попытаться найти деньги на дорогостоящие лекарства или прервать лечение, то есть обречь себя на скорую смерть.

Так, в октябре этого года скончалась 28-летняя жительница Саратова, которая страдала диабетом и которую «динамили» с лекарством на протяжении нескольких месяцев (мол, больница вовремя не провела торги). Какое-то время девушка сама покупала себе препарат, но это «удовольствие» не из дешевых. В какой-то момент она была вынуждена просто прекратить прием препарата…

 

В ноябре этого года жительница Краснодарского края, пенсионерка Фаина Косякова, которой врач две недели отказывался выписать рецепт на получение инсулина из-за отсутствия препарата, вызвала полицию прямо в поликлинику. В этот же вечер необходимое лекарство доставили ей домой.

– Ситуация с нехваткой льготных лекарств обострилась в связи с тем, что многие лечебно-профилактические учреждения, выполняя майские указы президента по повышению зарплат медикам, фактически стали банкротами – у них задолженности на сотни миллионов рублей. В итоге за последние два года существенная часть бюджетов ушла не на лекарства, а на зарплаты, – рассказал «Собеседнику» президент Общероссийской общественной организации «Лига защитников пациентов» Александр Саверский. – Бывший руководитель Росздравнадзора Елена Тельнова сообщила, что у нас рост необеспеченных рецептов за полгода в 3 раза – с 300.000 до 900.000. Такого никогда не было! Кроме того, проблемы начались и в стационарах: пациентов заставляют приходить со своими лекарствами, перевязочными материалами и т.д.

Глава Минздрава Вероника Скворцова и вовсе заявила: 81% россиян вообще отказываются от положенных им льгот. Им они не нужны?

– Это говорит о том, что программа льготного лекарственного обеспечения не работает, – уверен Александр Саверский. – Люди монетизируют эту льготу, потому что деньги на еду нужнее. Или потому, что нередко отсутствуют необходимые хорошие лекарства, а вместо них предлагают самые дешевые, которые вызывают у них сомнения.

Есть и еще одна «закавыка». Как объяснил эксперт, чтобы получить лекарство, быть льготником недостаточно. Надо, чтобы необходимый препарат был включен в оба перечня – ЖНВЛП (жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов. – Ред.) и ОМС. Кроме того, у лекарства должна быть зарегистрирована фиксированная цена в ФАС.

Выход есть?

По словам вице-премьера Татьяны Голиковой, некоторые руководители регионов сознательно уменьшают списки необходимых лекарств или же дополняют новыми, не включенными в обязательный список.

– В федеральном перечне – 734 препарата (в 2019-м список увеличат еще на 38 позиций. – Ред.). Но Минздрав уверяет, что в регионах получается по-разному: в одной области 554 наименования включены в список, в другой – 317, а в третьей – только 180. Это что такое вообще? Да, перечни и тарифы по ОМС в регионах разные, но федеральный-то перечень ЖНВЛП не может отличаться никак, – считает Саверский. – В итоге в одной области льготники могут получить нужное лекарство, а в другой – нет, так как оно просто отсутствует в их списке.

Чтобы решить проблему с медикаментами, Минздрав России предлагает ввести к концу 2020-го единую информационную систему о лекарствах и льготниках по всей стране. Она будет подключена к госзакупкам, а регионы станут обмениваться информацией о наличии препаратов и перераспределять лекарства по аптечным сетям.

О создании такого реестра, как уверяет член Центрального штаба ОНФ, директор фонда «Здоровье» Эдуард Гаврилов, активисты говорят уже давно. По его мнению, это должно изменить ситуацию.

А вот президент «Лиги защитников пациентов» сомневается, что новый перечень кардинально решит проблему.

– Просто на один список станет меньше, – считает Саверский. – У нас система здравоохранения децентрализована. Чтобы не было разночтений по перечню лекарств, их цене, качеству и т.д., нужно, чтобы этим занимались не регионы, а Минздрав.

 

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №49-2018 под заголовком «Битва за льготные лекарства: не на жизнь, а на смерть».

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания