Новости дня

12 декабря, среда









11 декабря, вторник




































Когда метод лечения рака, отмеченный Нобелевской премией, будет доступен в России


Pascal Deloche / Global Look Press
Pascal Deloche / Global Look Press

Врач-онколог рассказал, от чего зависит доступность новых методов лечения рака, награжденных Нобелевской премией.

Sobesednik.ru ранее писал о том, что Нобелевскую премию по медицине получили ученые Джеймс Эллисон и Тасуку Хонджу «за открытие терапии рака путем ингибирования отрицательной иммунной регуляции». 

Исследователи разработали новую терапию онкологии: они научились «обманывать» раковые клетки и не давать им блокировать иммунную защиту, которая их разрушает. С помощью разработанной технологии удалось вылечить пациентов на поздней стадии рака, которых ранее считали неизлечимыми. 

Врач-онколог, генеральный директор компании «Онко Генотест» Геннадий Рабаев в разговоре с Sobesednik.ru подчеркнул, что «очень радует, что именно такие исследования привлекают внимание». По его мнению, именно эти исследования дадут какой-то прорыв в лечение рака ближайшее время. 

— Отчасти эти исследования уже вошли в практику. Нобелевская премия не вручается за исследования, которые имеют дальнюю перспективу — это исследования, которые уже реализованы. Так же, как у нас Жорес Алферов был премирован за изобретение диодов по факту, когда это уже вошло в широкую практику, — объясняет Рабаев.

Врач подчеркнул, что лидерами в использовании иммунотерапии для лечения рака остаются США:

— Эта методика уже входит в клинику западных странах более широко. Можно сказать, что чекпоинт-ингибиторы в России активно применяются, и даже есть российские попытки создать аналоги данных препаратов, — сказал онколог.

Чекпоинт-ингибиторы — это соединения, которые подавляют активность контрольных точек иммунитета. Их подавление необходимо для предотвращения избыточной активации иммунитета и развития аутоиммунных заболеваний. Чекпойнт-ингибиторы связываются с этими белковыми активаторами, вырабатываемыми раковыми клетками, блокируют их и таким образом не дают опухолевым клеткам избежать иммунной реакции.

Рабаев подчеркивает, что будущее развитие лечения «зависит от того, насколько сильно будет меняться система от шаблонной в сторону развития». 

— Сама премия подтолкнет развитие этого направления и скорость внедрения, — считает Рабаев.

Говоря о том, когда соответствующие методы лечения начнут широко использоваться в российских больницах, врач еще раз отметил, что отчасти имуннотерапия уже введена в пользование.

— Если брать группу чекпоинт-ингибиторов, они уже введены в практику, в стандарты лечения, ряд препаратов обеспечивается государством. Отчасти это уже внедрено. Развитие событий и более полное широкое внедрение требует достаточно серьезной материально-технической базы диагностической, чтобы определить, кому это нужно, кому не нужно. Соответственно, мы либо будем пользоваться западными препаратами, либо нужны серьезные вложения в российскую фарминдустрию. Больших проблем и сложностей нет. Самое важное, что сам прорыв совершен: во-первых, было обозначено, что это работает, во-вторых, это было оценено международным научным сообществом и признано, — заключил Геннадий Рабаев в разговоре с Sobesednik.ru.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания