Новости дня

12 декабря, вторник






























11 декабря, понедельник















Аутизм – отклонение или новая норма?


Детей с расстройствами аутистического спектра сейчас намного перспективнее учить, чем лечить // Global Look Press

Ученые находят новые причины появления аутизма, но какую-то закономерность обозначить нельзя, считают эксперты.

Наличие у беременных женщин гриппа в два раза повышает вероятность рождения малыша с расстройством аутистического спектра (РАС), сообщает журнал mSphere о выводах специалистов из Норвегии и США

В рамках очередных исследований природы аутизма ученые предположили, что еще одной причиной появления особенностей в развитии плода может стать реакция иммунной системы матери на инфекцию.

— В настоящее время по мере более глубокого изучения развития плода и различных особенностей развития ребенка еще до рождения мы получаем много данных, позволяющих связывать состояние ребенка до и после рождения, — комментирует результаты исследования семейный психотерапевт, преподаватель социодрамы Роман Золотовицкий, директор Moreno-Institut Moskau-Heidelberg.— Нужно еще многое сделать, чтобы подтвердить или опровергнуть гипотезы о связи первого со вторым. Иммунитет, например, чрезвычайно важен для беременных женщин, в особенности если они вынашивают беременность в крупных городах. Но нам пока не ясно, какие именно факторы влияют больше всего.

По словам психотерапевта, ослабленный иммунитет плода и стрессовую нагрузку матери нужно связывать не только с медицинскими фактами, но и с феноменом сознания. Сложные психосоматические комплексы могут влиять на все, в том числе и на иммунитет ребенка в течение всего детства.

— Вывод очевиден, — считает Роман Золотовицкий, — иммунитет, прежде всего общий, а не к вирусному гриппу, надо повышать. Причем всем, в особенности жителям больших городов. Я лично больше верю в общую иммунизацию, нежели в вакцинацию, тем более что вирусы постоянно мутируют.

За последние несколько лет наука значительно продвинулась в изучении РАС. Появление аутизма связывают в основном с генетическим сбоем. Также ученые говорят о влиянии внешней среды, однако речь идет скорее о предположениях. Мозг ребенка может начать аномально развиваться из-за обострения герпеса у матери во время беременности и других инфекционных заболеваний. На формирование плода могут влиять запрещенные химикаты, «осевшие» в организме женщины за несколько десятков лет до появления ребенка. В качестве угрозы появления аутизма медики называют и прием антидепрессантов во время беременности.

— Представление о причинах появления аутизма за всю историю существования диагноза менялось неоднократно, — поясняет руководитель психолого-педагогической работы в Центре «Пространство общения» Анастасия Рязанова. — Например, в 40-е — 50-е годы ХХ века популярной теорией считалась версия детского психиатра Бруно Беттельхейма. Она заключалась в том, что врожденная неспособность устанавливать контакт с окружающим миром усугублялась холодностью матерью по отношению к ребенку. Сейчас эта версия осталась в прошлом. На данный момент говорить о какой-то одной причине или о жестких линейных закономерностях некорректно. Появление аутизма можно объяснить совокупностью влияний различных факторов на клетки мозга зародыша, в том числе и ряда небольших наследственных или спонтанных генетических мутаций.

— У нас до сих пор нет и четкой медицинской картины аутизма, — резюмирует Роман Золотовицкий. — Вылечить его невозможно. Мы пришли к выводу, что это вообще не болезнь в традиционном понимании этого слова. Это сложное расстройство развития, на фоне которого может появиться и психическая болезнь, но ровно с той же вероятностью, что и у всей популяции детей.

Об аутизме как одном из расстройств, с которым человек вполне может находиться в обществе, заговорили не так давно. Долгое время существовали стереотипы о том, что люди с аутизмом социально опасны, агрессивны и не способны отвечать за свои поступки. Но благодаря социальной работе, которая развернулась уже в постсоветскую эпоху, лед тронулся.

— Все люди с аутизмом отличаются по уровню функционирования, — говорит Анастасия Рязанова. — Есть те, кому необходим постоянный уход. Но есть и множество примеров, когда люди с РАС успешно находят себя в работе, заводят семьи — правда, этот опыт чаще реализован не в российских реалиях. Здесь взрослые люди выживают как могут. Однако замечу, что за 20-летний стаж психолого-социальной практики поменялось очень многое. Сейчас появились центры, где с малышами начинают заниматься с самого раннего возраста. Дети стали ходить в детские сады, школы, появились программы помощи уже взрослым людям с аутизмом. Конечно, есть куда стремиться. Но сейчас благодаря информации и возможностям диагностики о РАС наконец-то узнают и общество постепенно становится более лояльным.

— Информационную блокаду мы уже пробили, — утверждает Роман Золотовицкий. — Теперь нужны комплексные усилия врачей, педагогов и родителей, а еще управленцев-администраторов. Опаснее всяких предрассудков отсутствие координации, потому что парадокс в том, что эти дети, которые будто бы не от мира сего, сталкивают взрослых, серьёзных и квалифицированных людей, провоцируют непонимание. Поэтому особенно важно избежать вавилонского смешения языков разных специалистов и родителей и работать в команде. Обучать участковых педиатров и педагогов инклюзии, родителей — игре и игровой терапии, семейных психотерапевтов — работе с особыми семьями, а также специально обучать школьных психологов групповым методам. Вот тогда мы все, включая детей, будем понимать друг друга!

В наше время диагностировать аутизм стало гораздо легче. О том, что ребенок развивается с определенными особенностями, специалисты могут понять, обследовав и полуторогодовалого младенца. Таким образом параллельно увеличивается возможность максимально адаптировать человека с РАС к жизни в обществе. Тогда возникает новый вопрос: насколько он будет считаться особенным?

— Эта проблема находится уже в социальной плоскости, — считает Анастасия Рязанова. — Вполне возможно, что через какое-то время о некоторых формах аутизма заговорят уже как о вариантах обычного нормального развития.

Это возможно при условии активного участия нескольких специалистов в жизни ребенка и прежде всего благодаря родительской поддержке.

— С РАС должны работать не только медики, — считает Роман Золотовицкий. — Центральная фигура тут — реабилитолог, собирающий в единой целое данные объективных и субъективных методов. И в центре должна быть трансформация самого нежелательного поведения и поддержка наиболее желательного. Именно поведенческий стержень и систематическая работа аналитика поведения и семейного психотерапевта дают нам возможность выстраивать коммуникацию и отношения с ребенком. То есть учить детей с РАС сейчас много более перспективно, чем лечить, да и риска меньше.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания