Новости дня

16 января, вторник








15 января, понедельник


































14 января, воскресенье



Не есенинская Русь. Во что превращают знаменитый заповедник

Собеседник №2-2015

Сергей Есенин //

Родину Есенина, рязанское село Константиново, земли природного и культурного заповедника, застраивают частными домами.

[:rsame:]

Хотя и само село, и прилегающие к нему поля – земли природного и культурного заповедника, здесь нельзя осуществлять подобное строительство. И ладно бы просто федеральный закон о культурном наследии запрещал (что нам закон-то?) – сам Путин на прошлогоднем медиафоруме в Питере хмурил по этому поводу брови.

История вопроса

В 1995 году к столетию Есенина Борис Ельцин включил Музей-заповедник Есенина в перечень объектов культурного наследия. В 2006-м установили границы зон охраны природного заповедника – само Константиново, еще несколько деревень, берега Оки, поля и леса, – а также порядок использования этих земель. На территории поселения можно строить новые дома, но не выбивающиеся из стилистики есенинской деревни. А на берегах Оки новострой запрещен вовсе – зеленая туристическая зона.

С 2008 года, с приходом нового губернатора Рязанской области Олега Ковалева, начались проблемы. На поле прямо за домиком Есенина стали расти крутые коттеджи с высокими заборами. А уж когда 30 декабря 2013 года охранные зоны музея-заповедника по инициативе местной власти сократили до размеров самого села, рязанские экологи и активисты, шокированные масштабами стройки, забили в набат. Гневную петицию в интернете тогда подписали более 65 тысяч человек.

Соседство с Есениным можно купить / из личного архива Игоря Кочеткова

До Владимира Путина проблему донес рязанский журналист Алексей Фролов. «Прямо сегодня начнем разбираться!» – обещал президент. Казалось бы, проблема решена. Ан нет.

«Большие люди» хотят быть ближе к поэту

Мало того что коттеджи на поле за есенинским домом так и стоят. К ним прирастают новые, свежевыстроенные. За высоченными заборами уже не видно ни лугов, ни Оки. Не сегодня завтра гигантские новострои придвинутся еще ближе к дому, где рос поэт. Потеснят одноэтажную школу. Задавят имение Кашиной – той самой, что стала прототипом героини поэмы «Анна Снегина». От Есенина здесь только грусть и осталась. Русью же и не пахнет...

– Но Владимир Путин обещал же разобраться?! – спрашиваю того самого журналиста Фролова.

– Он действительно дал соответствующее распоряжение. Знаю, что после форума и моего вопроса губернатора Рязанской области вызвали в Кремль. И там в присутствии журналистов федеральных каналов он, запинаясь и бледнея (есть телесюжеты), обещал президенту запретить, свернуть стройку. Однако этого по сей день не произошло. Да, статус заповедника был восстановлен в прежних границах, 2006 года. Это по бумагам. Но по факту, как видите, коттеджи стоят. И строятся новые. Наша местная власть, очевидно, думает, что президент занят более серьезными делами и можно творить что заблагорассудится. Я вам больше скажу: совсем недавно, 30 декабря, начали выдавать разрешения «большим людям» на застройку еще в одном заповедном месте, рядом с есенинским – в Солотче. Это курортный поселок, воспетый Паустовским.

«Прокурор у вас?» – «У нас, все у нас!»

Фролов – далеко не единственный, кого волнует тема застройки есенинского села. Задать больной вопрос его попросили рязанские экологи и члены Всероссийского общества охраны памятников. Один из них, Игорь Кочетков, и сейчас более чем эмоционален:

– Об общественное мнение, о почитателей есенинской Руси наши местные власти просто вытерли ноги! Ладно – о нас, но есть же закон! Нам удалось получить документы в управлении Росреестра по Рязанской области. Печати, подписи. Фамилии владельцев участков (там информация на май – июнь 2014 года, так что не исключено, что кое-кто уже скорректировал документы – переписал на племянницу, тещу). Среди них – имена, подозрительно совпадающие с именами прокурора Рязанской области Сергея Легостаева, Александра Артемова – сына бывшего мэра Рязани, зам. начальника областного УМВД Владимира Сурина, некой Лазновой – эту же фамилию носит нынешний начальник ФСБ Рязанской области, Зюба – это фамилия главы администрации Рыбновского (к нему относится и Константиново) района...

Каждый хочет иметь домик в этой деревне / из личного архива Игоря Кочеткова

Активисты нашли имена, которые, как они считают, могут принадлежать людям «федерального значения». Например, в документах фигурируют Алла Юрьевна Кожина, так зовут бывшую жену экс-управделами Путина; Александр Громов (этот человек, как тут считают, не просто полный тезка помощника представителя президента в ЦФО); Николай Колесник (человек с таким именем недавно работал зам. директора ФСИН).

Некоторые строятся в самом Константиново, часть – в соседнем селе Новоселки, которое тоже является частью территории заповедника, и в окрестностях. Активисты пишут в Минкульт, Генпрокуратуру, администрацию президента…

– А те переправляют распоряжения на нашу местную власть. А наши в ответ рапортуют: «Вопрос решаем, все хорошо!» – с горечью резюмирует г-н Ко­четков.

Работники самого Дома-музея Есенина, милые тетушки, заметно пугались, когда корреспондент «Собеседника» пыталась расспросить их о пресловутых коттеджах:

– Извините, но нам запрещено говорить на эту тему.

Рязанские чиновники в ответ на звонки корреспондента «Собеседника» тоже волновались. Лишь в комитете по культуре и туризму одна из чиновниц неосторожно заметила: «Сейчас разрабатывают документ, по которому согласуют эти коттеджи… то есть зону застройки… то есть как бы заповедник… впрочем, присылайте запрос в наше минпечати».

Этого-то и боятся местные общественники: что коттеджи под шумок «согласуют»: мол, теперь всё на законном основании.

Сергей Есенин /

/цитата

Валентин Гаврилов, заслуженный архитектор России, автор генплана развития музея Есенина:

– Музею Сергея Есенина я посвятил более 40 лет своей жизни. Бываю там и сейчас. И вижу, что происходит. По телевизору нам много говорят об украинском «фашизме». А он – тут, свой, под боком. Причем организованный. И бьют-то по самому дорогому и святому. Исподтишка, но уверенно, нахально.

/прямая речь

Что говорил Фролов Путину на форуме: «Хочу рассказать вам одну страшную историю, которая происходит у нас... То, о чем писал поэт: «синь сосет глаза» – на сегодняшний день всю эту синь пытаются застроить. Строятся уродливые трехметровые заборы... пора вмешиваться государству...»

Что ответил президент: «Это никуда не годится… Я обещаю, прямо сегодня начнем разбираться, спасибо, что обратили на это вни­мание...»

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания