Новости дня

20 ноября, вторник













































Что ждет Мамаева и Кокорина в СИЗО

«Собеседник» №40-2018

В ночных клубах игроки выкладывались больше,  чем в футбольных
В ночных клубах игроки выкладывались больше, чем в футбольных

Кокорина и Мамаева посадили в СИЗО на два месяца за неспортивную игру рукой, ногой и стулом. 

События развиваются стремительно. Еще неделю назад звездные игроки «Зенита» – Александр Кокорин и «Краснодара» – Павел Мамаев отсыпались после бурной ночи, а сейчас получают первые передачи в Бутырском СИЗО. До декабря спортсмены будут ожидать приговора по статье 213 «Хулиганство», ч. 2 (организованной группой). Он может оставить их за решеткой на несколько лет. Позади суд, ночные разъезды в автозаке по комиссиям и допрос, по ходу которого Павел Мамаев, видимо, не очень понимая суть происходящего, спросит: «Это что, интервью?»

Мы поговорили с членом Общественной наблюдательной комиссии Москвы Павлом Пятницким, который был возле здания ГУ МВД на Петровке, 38 в момент приезда футболистов.

Пока начальник пресс-службы ГУ Юрий Титов зачитывал на крыльце вердикт об объявлении футболистов-дебоширов в федеральный розыск, игроков препроводили через запасной выход мимо журналистов.

– Это и называется «применение навыков оперативной работы», – поясняет Павел Пятницкий.

По его словам, после допроса к Павлу Мамаеву ненадолго приезжала жена. После ареста на двое суток следить за футболистами стало намного сложнее.

– Два источника сказали, что они находятся в изоляторе на Петровке. Но там ответили, что у них никого нет, а в здании идет ремонт. Для меня было важным прояснить, почему Кокорин и Мамаев сразу не сделали никакого заявления. Самостоятельно явиться на допрос к 13:00 они не захотели. Если бы пришли – могли бы избежать лишения свободы на период следствия. 

– Есть ли у знаменитостей привилегии?

– Подозреваемые, обвиняемые, осужденные в столичных изоляторах сидят на общих основаниях. Адвокаты и правозащитники их посещают с той же частотой, что и остальных. Изменение условий содержания возможно, если кому-то угрожают. Ничего страшного, сидели и генералы, и министры – у кого мы только не были.

– Какого отношения им ждать от сокамерников после десятидневного карантина?

– В тюрьме любой человек – один ходячий повод для любопытства. Даже если он не публичный. При попадании в камеру с ним все начинают общаться, докучливо расспрашивать. Популярных людей тем более. Со всеми на карантине беседует психолог. За 10 дней необходимо оценить состояние заключенного. Бывают, естественно, и конфликты, иногда доходит до драк. 

– Мамаев и Кокорин – богатые люди. Им это поможет? 

– Благосостояние на воле помогает и в тюрьме. У каждого содержащегося под стражей есть свой лицевой счет. Человек может покупать время для дополнительного посещения душа, заказывать питание через специальный сервис «ФСИН Покупка» (можно заказать на месяц горячие обеды). Есть спортзал, который они собираются посещать (400 руб. за час. – Ред.). В принципе на этом все и заканчивается. Телефон в камере – это уже коррупция.

– Смогут ли Кокорин и Мамаев играть в футбол за решеткой?

– Единственное, как они могут это делать в СИЗО – поступить в отряды хозяйственного обслуживания. Там живут в незапираемых помещениях, имеют отпуск, досуг, ту же возможность играть в футбол. Но в основном культмассовая спортивная работа проводится с уже осужденными, когда человек получает срок лишения свободы. В колониях что только люди не делают: ставят постановки, поют, есть самые различные кружки. Участие в жизни колонии находит отображение в личном деле. Впоследствии это влияет на положительную характеристику, а она уже – на УДО.

клубный суд

Мнения клубов Александра Кокорина и Павла Мамаева о продолжении их карьеры разделились. В «Зените» решили не аннулировать соглашение со своим нападающим на время следствия. В руководстве «Краснодара», напротив, заявили, что сделают все для того, чтобы разорвать соглашение с Павлом Мамаевым. Однако, как отмечают в клубе: «К сожалению, контракты максимально защищают профессиональных спортсменов». В случае если «Краснодару» удастся доказать, что контракт не может быть исполнен по вине спортсмена перед клубом, Мамаеву грозит штраф в 30 миллионов долларов.

Владимир Абрамов, футбольный агент:

– Кто из наших знаменитых футболистов, кроме Стрельцова, привлекался по статье? Не сразу и вспомнишь. Никто не будет вносить в соглашение такой случай, потому что он довольно редкий. Обычно в контракте есть статья «Непредвиденные обстоятельства». Это может быть что угодно, например землетрясение. В принципе можно трактовать так и уголовную судимость, но, поскольку это происходит нечасто, я не думаю, что юристы на нем набили руку. Этот вопрос потребует дополнительного разбирательства. Отстранить их от футбола пожизненно тем более невозможно.

Дмитрий Сычев, бывший футболист сборной России: 

– Контракт действительно дает защищенность спортсмену, но только при исполнении надлежащим образом своих обязанностей, – считает Дмитрий Сычев, который выступал в «Локомотиве», когда Кокорин обучался в футбольной школе железнодорожного клуба. – Если спортсмен выходит за рамки, клуб, как правило, сохраняет за собой возможность ответить на это. По-человечески людей жалко, такой талант угробили. Недавно ими интересовались «Арсенал», другие иностранные клубы, а теперь… Очень хочется, чтобы это не доходило до какой-то уголовной истории и чтобы у них был шанс начать все с чистого листа.

Владислав Радимов, главный тренер «Зенита-2»:

 – Это позор? Скажем так: ситуация не очень хорошая. Я бы еще понял, если бы это произошло вечером. Но не за завтраком же! 

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №40-2018 под заголовком «Сколько забито голов, сколько разбито голов!».

Теги: Кокорин

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания