Новости дня

22 апреля, воскресенье















21 апреля, суббота


























20 апреля, пятница




Вдова баскетболиста Белова: Нам предложили деньги и 5 лет молчать

«Собеседник» №2-2018

Фото: YouTube
Фото: YouTube

Sobesednik.ru поговорил с вдовой Александра Белова о ее тяжбе против создателей фильма «Движение вверх».

Родственники центрового Александра Белова и тренера Владимира Кондрашина подали в суд на создателей фильма «Движение вверх», который сейчас бьет рекорды кассовых сборов для российских фильмов, еще до премьеры.

— Вы подавали в суд на авторов из-за использования имени Александра Белова. Сейчас «Движение вверх» может стать самым кассовым фильмом за всю историю российского кино. С вами не пытались как-то помириться, удалить конфликт внесудебно?

— Последний разговор по телефону был где-то в сентябре 2016 года — и все, — говорит вдова баскетболиста Александра Белова Александра Овчинникова. — Больше они не отвечали. Только в суде наш адвокат встречался с их адвокатом.

— Как происходило ваше знакомство со сценарием?

— Позвонили из Москвы, сказали: мы сотрудники «Студии Тритэ», привезем вам сценарий фильма. Вам и [вдове тренера Владимира Кондрашина] Евгении Вячеславовне Кондрашиной. А через пару дней приедем подписать договор. Потом позвонил [член сборной СССР по баскетболу 1972 г.] Иван Едешко, говорит: такой фильм хороший, такой фильм! Надо подписать, все очень классно. Я говорю: Вань, ну приезжай, раз ты говоришь "классный", наверное так и есть.

Но когда мы прочитали сценарий, нам там вообще ничего не понравилось. Я сразу сказала: это сказка. Здесь нету никакой правды, кроме Мюнхена, трех секунд и фамилий героев. Остальное все сказка. Евгения Вячеславовна вообще пришла в ужас.

— Евгения Кондрашина попросила поменять имя героя?

— Она не просила изменить фамилию, она просила изменить сценарий. Так как это все-таки было сделано, я тоже попросила убрать больного Сашу и сделать так, чтобы он здоровый был в фильме. Но они на это не пошли. Мол, зрителю это нужно слезу вышибать. И поэтому мы подали в суд иск с запретом об использовании имен. Они Евгении Вячеславовне пошли навстречу. Изначально в фильме я тоже была. Девушка Саша шла под фамилией Овчинникова. Потом фамилию переделали, и она стала Сашей Свешниковой. А Сашину фамилию так они и оставили.

— А вас бы устроил вариант, если бы ему тоже фамилию поменяли?

— Устроил. Потому что там не Саша показан, а вообще непонятно кто.

— Слышал, что людям — прототипам героев предлагали деньги, вроде в районе 300 тысяч, чтобы они не высказывались о фильме плохо.

— Я читала договор. Там написано, что после подписания договора и получения денежных средств все наши высказывания будут принадлежать этой студии, вроде как интеллектуальная собственность. Мы не имеем права в течение пяти лет высказываться плохо о фильме, а только в хвалебных выражениях.

— Как относились к Никите Михалкову до этой истории?

— Нормально. Не могу сказать, что хорошо, не могу сказать, что плохо. Есть Михалков — и есть, фильмы снимает — и снимает. Какие-то фильмы нравились, какие-то не нравились.

Просто очень многие люди не понимают, почему мы, родственники, против фильма. Потому что если бы про их родственников снимали то, чего не было, и приписывали им какие-то болезни, какие-то действия — я бы посмотрела, как вот эти люди заговорили тогда, если бы это их коснулось. Вот ваших родственников, к примеру?..

— Я бы действовал примерно как вы.

— Может, фильм всем и нравится за счет актеров — на здоровье. Там все-таки Машков, Гармаш. Но у меня своя позиция.

— К актерам, кстати, есть негатив у вас?

— Никакого негатива. Они сыграли просто отлично. Было просто приятно смотреть, как этот Смоляков играет, Машков, Башаров. Я вообще Машкова очень люблю как актера. Единственное — что актер, играющий Сашу Белова, вообще на него не похож ни в чем. Ни в поведении, ни в поступках, ни внешне — никак.

— Фильм снят в патриотическом ключе. Но в баскетболе тех времен были и негативные моменты. Была обструкция игроков 77-го года с лишением званий за «таможенный скандал». Этот момент стоило отразить в кино?

— Обструкция всегда была, не только в 77-м году. Она была и в 73-м, в отношении Олимпийских чемпионов Ивана Дворнова и Алжана Жармухамедова были разные коллизии. А потом устроили в 1977 году показательную порку. Саша тогда взял это на себя, потому что в той сумке не только его были вещи. Он просто сказал: «Да ладно, меня простят, скажу, что моя сумка». Ну и сказал.

Стоило ли обращать на это внимание в фильме? Я считаю, что нет. Там и так уже обратили внимание на все таможенные дела, показали, что они везут приемники. Но это так и было. Тем более что в небольших количествах можно было везти.

— Уже давно снимается фильм про Льва Яшина. Вдова вратаря, Валентина Тимофеевна, «зарубила» уже несколько сценариев и несколько актеров. Почему в одном случае идут навстречу, а в вашем — нет?

— Яшин ведь в «Динамо» играл. Я не знаю, но говорят, что якобы за ней «Динамо» стоит и поэтому к ней прислушиваются. Во-вторых, там снимала не студия Михалкова, а какая-то другая, на какие-то выделенные ей деньги. А здесь же бесплатно снимала студия Михалкова — на деньги Фонда Кино. Поэтому они и сделали, что хотели. Деньги есть, вот мы и снимем. Взяли книгу Сергея Белова «Движение вверх» — ну, и по ней написали сценарий, все приукрасили, раскрасили. Потому что Сергей описал достоверные факты, а не вымышленные.

С Яшиной считались все это время по-человечески. А здесь... Евгении Вячеславовне Кондрашиной тоже не 18 уже. Они бы хоть приехали к ней. В фильме главный герой — тренер, ее муж, а ее просто поставили перед фактом. Единственное — приезжал к нам два раза режисер, по ее просьбе убрали некоторые вещи — то, что Кондрашин возил валюту из-за границы. А тогда это незаконно было, за это в тюрьму сажали.

— В свое время мы готовили заметку совместно с Фондом Кондрашина и Белова о том, чтобы семье Кондрашина предоставили нормальную квартиру — с пандусами в подъезде и со всем необходимым для колясочника. Удалось этого добиться?

— Они уже три года живут в квартире, которую купил им хоккейный клуб СКА. Это была не государственная помощь. В клубах и у игроков была такая акция: «да, мы деньги сдадим», но не очень все это было быстро. Андрей Кириленко 300 тысяч перевел, насколько я знаю — он ещё играл тогда. Фонд Кондрашина и Белова деньги выделил. И ещё тогда «Спартак» был, который играл в Лиге ВТБ. Он тоже сколько-то денег дал. Но вот эти деньги, которые собрали, пошли на мебель и отделку. А так вообще квартиру Тимченко купил. К нему обратился [хоккеист Алексей] Касатонов, который когда-то жил с Кондрашиными в одном подъезде. В общем, с квартирой была очень тяжелая ситуация.

* * *

 

Материал вышел в издании «Собеседник» №2-2018.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания