Новости дня

22 февраля, четверг












21 февраля, среда

































Вдова Окуджавы: Что меня выгнали – не такая беда. Страшно, что музей погибнет

«Собеседник» №17-2016

Булат Окуджава // Александр Князев / Global Look Press

Уволенная с поста директора Музея Булата Окуджавы вдова поэта рассказала Sobesednik.ru, почему это произошло.

Мы наведались в этот музей – небольшой домик в подмосковном поселке писателей Переделкино. Здесь по-деревенски просто и очень уютно. Аккуратные дорожки. Ольга Окуджава-Арцимович загружает в свою старенькую машину папки с бумагами и книги из дачного домика, в котором когда-то жила.

«И вашу машину тоже уберите»

– Что стало причиной увольнения?

– Еще в прошлом году в Министерстве культуры объявили, что будет «кластер» (объединение. – Авт.). Соединят три музея – Окуджавы, Чуковского и Пастернака, и все три будут подчиняться Литературному музею в Москве. Я объясняла, и не раз, что этого делать нельзя! Видимо, раз я несговорчивая и упрямая, от меня решили избавиться – получила приказ о своем увольнении. Директором назначили моего заместителя. Она работала в музее всего два месяца плюс испытательный срок. А теперь вошла ко мне в кабинет и попросила освободить помещение – шестиметровую комнатку, набитую книгами и рукописями. И вот я в майские праздники вывожу эти вещи. «И вашу машину с территории музея тоже уберите, иначе я вызову эвакуатор», – заявила мой бывший зам. Хочу, чтобы вы правильно поняли, – продолжает после паузы моя собеседница. – То, что меня выгнали, да еще столь грубо, не такая беда. Я немолодая, у меня есть другие дела, проживу. Музей погибнет – вот что страшно.

Дачный домик был передан государству 18 лет назад / автора

– Может быть, все дело в том, что нынче Окуджава «не в чести»? Ура-патриоты вспомнили его высказывания в 90-е, в том числе о том, что «война не может быть Великой», и другие, объявили его чуть ли не врагом. Может, в переменах в музее все же политика виновата?

– Да патриотизм Булата куда более ценен, чем все их хвастливые лозунги и слова! К тому же наш музей не пропагандировал именно творчество Булата. Мы пропагандировали, если хотите, совесть, благородство, музыку, любовь… Проводили роскошные выставки (нам на них копейки не давали, всё своими силами делали) – о Пушкине в Переделкино, об Анне Ахматовой... Музей был в полном порядке. Фестивали, иностранные делегации, школьные экскурсии... Наш экскурсовод Лидия Васильевна – замечательная, уникальная рассказчица. После ее экскурсий к ней подходят ребята-подростки: «А где все это можно прочитать?» Казалось бы, юное поколение называют нечитающим, но это не так, просто им не прививали интерес, а тут этот интерес не наигранный, искренний абсолютно. Зацепило – и мы рады. Привозят детей с аутизмом: говорят, Окуджава целебен для них. Сама видела, как эти детишки начинали улыбаться, а их родители целовали перила. У меня сотни отзывов от благодарных гостей! У нас тут особая аура. Сейчас безжалостной рукой хотят разрушить.

Администрация президента – «Окуджаевой»

– Вы же пытались отстоять этот дом, который в свое время сами передали государству?

– Я передала его в 98-м. Музей мы создавали 18 лет. Гордо назывались музеем федерального подчинения. Распоряжение об этом статусе давал Владимир Путин. Как министр культуры может отменить распоряжение президента? Я написала письмо на имя Владимира Владимировича. Из администрации президента пришел ответ: «Мы внимательно рассмотрели…» Обратите внимание, на конверте имя адресата – «Окуджаевой О. А.» (я – Ольга Владимировна Окуджава!). Удивительная внимательность! Из администрации президента мое обращение спустили в Министерство культуры. Из Минкульта я получила упрек, что использую обращение к президенту как повод не выполнять приказ Министерства культуры. Круг замкнулся.

Ольга Окуджава-Арцимович / PhotoXpress

– Некоторые авторитетные люди, например писатель Фазиль Искандер, считают, что ничего ужасного в переходе Музея Окуджавы под патронат Литературного музея нет. Может, и вправду не противиться этому решению Минкульта? А там и вам должность вернут – будете заведующей или почетным президентом?

– Как вы не понимаете, я лучше знаю, что нужно нашему музею. Что об этом знают чиновники, которые за 18 лет были здесь 3 или 4 раза? Один раз был недолго проработавший на своем посту министр культуры Авдеев – приятный человек, он приехал попить с нами чаю и познакомиться. Остальные два или три раза приезжали комиссии. Стучали кулаком и грозили пальцем, обещая сделать Музей Окуджавы филиалом то военного музея, то какого-то еще. Они – чиновники – очень большую ошибку совершают. Оказаться чьим-то структурным подразделением – гибельно для нас. Домик-музей у нас старенький. Например, лопается труба (такое как-то случилось) – денег на ремонт не выделяет ни Литфонд, ни Минкульт. Я как директор принимаю решение, нахожу деньги, вызываю мастеров – трубу чинят. А если мы будем одним из подразделений Литмузея? Надо звонить в Москву, чтобы прислали комиссию, комиссия приедет и вынесет вердикт: «Труба прогнила, потому что ржавая». Дальше объявят тендер на починку трубы, и, пока длится эта канитель, музей будет сидеть без воды. Самостоятельность надо людям дать, это повышает ответственность. Но… воткнут кинжал нам в спину. История унизительная. Нечестная, неправильная.

– Вам кто-то помогал за эти 18 лет?

– Люди с улицы. Абсолютно незнакомый парень сделал скамейки. Весной участок бывал затоплен, и другой человек, по фамилии Орлов, сделал дренаж, покрыл гравием, соорудили дорожки. Такие редкие и удивительные подарки. Чиновники – нет, не помогали, мы сами справлялись. Кстати, канал «Культура» в этом году отказался снимать и транслировать концерт из нашего музея 9 мая – это День Победы, а еще день рождения Булата. Раньше всегда показывали. А теперь не стали. Возможно, не хотят вмешиваться в эту скандальную ситуацию.

/Не постороннее мнение

Фазиль Искандер, писатель:

– А может быть, не такая плохая идея – перевести под патронат Литературного музея? Булат окажется в приятной компании с Пастернаком, Чуковским… Будет вышестоящее начальство выдавать деньги на ремонт и выставки. Ольга Владимировна, безусловно, должна остаться главной в музее, это даже не обсуждается, но статусу филиала, думаю, не стоит противиться.

Мариэтта Чудакова / кадр телеканала «Культура»

Мариэтта Чудакова, литературовед, историк, писатель:

– Согласитесь, парадокс – из Музея Окуджавы уволили Окуджаву! Музей Окуджавы скорее всего физически и не уничтожат, но это будет совсем другой музей! Однозначно Булата Шалвовича «пригладят»: уберут отдельные стихи и цитаты, некоторые факты его биографии – что его отец был расстрелян в 37-м, в 38-м сослали маму, в 41-м расстреляли родную тетю, сестру отца (у нас же сейчас активно подправляют историю СССР, создавая сугубо положительный имидж!). Словом, перевод музеев в единую структуру – акция гораздо более глубокая, чем представляется на первый взгляд… Надо отстаивать самостоятельность Музея Окуджавы. Пастернака, Чуковского тоже оставить в покое. «Будут выделять деньги и помогать» – наивно даже думать об этом! Нынешние чиновники от культуры в подавляющем большинстве абсолютно некомпетентны: что им в руки попало, то пропало. У меня есть претензии к Баку (Дмитрий Бак – директор Государственного литературного музея. – Авт.), и немало. С какой стати в его подчинении должны оказаться все музеи литераторов?!

Фазиль Искандер / Наталья

/Официально

«Несмотря на реорганизацию, Музей Булата Окуджавы сохраняет федеральный статус, но в составе Государственного литературного музея, – сообщили Sobesednik.ru в пресс-службе Министерства культуры России. – Возвращение прежней должности бывшему директору О. В. Арцимович не планируется. По завершении реорганизационных мероприятий должность директора музея будет упразднена. Минкультуры России предложило Ольге Владимировне остаться в музее после объединения и возглавить его уже как структурное подразделение Гослитмузея, однако от предложенной должности заведующей структурным подразделением она отказалась».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания