Новости дня

24 января, среда




23 января, вторник





























22 января, понедельник












Александр Барыкин перед смертью несколько раз отказался от лечения

Зажигай №5 '14

18 февраля Александру Барыкину (друзья называли его Албар)  исполнилось бы 62. Легендарный певец ушел от нас три года назад – скончался в Оренбурге от сердечного приступа. Как музыкант провел последние годы жизни, нам рассказал его самый близкий друг – художник Константин Мирошник. 

«А потом она загуляла»

По словам Константина, у Барыкина было не так много женщин – он был однолюбом. 

– Албар был верующим и воцерковленным человеком, – продолжает Константин. – Много денег жертвовал в храмы, но никогда об этом никому не говорил. До сих пор вспоминаю, как мы ходили в церковь. Вставали в шесть утра: зима, мороз, ветер, вьюга, а Сан Саныч уже стучит в окно. Когда возвращались из церкви, пили чай и разговаривали о смысле жизни. Приходили к тому, что он заключается в разговоре двух и более людей. Самое наилучшее удовольствие в жизни – это общение... Но женщины его добили. Знаете, какую он мне прислал последнюю эсэмэску? «Весна придет, растопит солнце льдины. Повылезают все б...дины в коротких юбках рассекать». Он с юмором относился к жизни. При этом не смог найти настоящей жены, которая бы обеспечила ему тыл. Он постоянно натыкался на… Сначала вроде всё отлично, а потом начинались проблемы. Очень сильно влюбился в Нелли – свою последнюю жену. Прожили вместе четыре года, а потом она загуляла. Это его очень надломило. Сердце болело. Сказал однажды: «Я скоро умру». Мы все удивились: «Ты что, с ума сошел? Разве можно так говорить?» 

Александр Барыкин и Нелли / Михаил Зильбер

Инфаркт лечили горячим блюдцем

Однако вскоре его состояние действительно ухудшилось. Вместе с друзьями Барыкин отправился играть в бильярд, который просто обожал. Но не клеилось – он проиграл несколько партий подряд. 

– Когда мы закончили, Сан Саныч, расстроенный, сел в машину, вдруг откинулся и побелел, – продолжает Константин. – А ехать в больницу категорически отказался: «Они меня испугают, скажут что-нибудь серьезное, мне станет еще хуже». Мы отвезли его на квартиру, где он пролежал два дня. В это время мы прикладывали к его пяткам горячее блюдце, чтобы состояние улучшилось. Но ничего не помогало. Через два дня он принял решение поехать на лечение в Брянск. Там в больнице всем рассказывал, что у него лишь маленький инфаркт. А на самом деле инфаркт был обширным. Пробыл двенадцать, кажется, дней в больнице – и убежал на студию писать новый альбом. Он изнывал без работы. Потом вернулся в Москву и отправился на гастроли. Музыканты его уговаривали: «Сан Саныч, не напрягайся, работай в полсилы». Но он так не умел. 

Узнав о беде, свою помощь Барыкину предложил Михаил Прохоров. Музыкант должен был пройти обследование в его израильской клинике, но перед этим хотел выступить в Оренбурге. 

– Когда до финала осталась одна песня, он неожиданно бросил гитару на сцену и убежал за кулисы, – вздыхает Мирошник. – Люди хлопали и не могли понять, в чем дело. А он только высунулся из-за кулис, махнул рукой и ушел в гримерку. Там лег на лавку и лежал. Приехала скорая, но в больницу он вновь ехать отказался. Его отвезли уже ночью, когда стало совсем плохо. Утром он прислал эсэмэску, чтобы ему принесли легкую одежду. Но вскоре ему стало хуже. Врачи решились на операцию. Он читал молитву, а последнее слово, которое сказал, было «Нелли». И все. 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания