Новости дня

21 сентября, пятница





















20 сентября, четверг
























Александр Каневский: Мне постоянно грозила тюрьма...

0

Александр Каневский известный писатель юморист, писавший в свое время для популярных передач «Кабачок «13 стульев», «Вокруг смеха», «Фитиль». Его заслуга - сумасшедшая популярность не сходивших с экрана таких острых сатирических персонажей как Штепсель и Тарапунька. Работать в таком жанре, в те времена было достаточно смело и рискованно, и многие за правду, поплатились своей свободой. 

Александр Каневский эмигрировал в Израиль. Организовал Международные фестивали юмора, пригласив всех известных сатириков мира. Издавал сатирические газеты и журналы, ставшие культовыми среди эмигрантов из России. Сегодня Александр Семенович пишет потрясающие книги и везет их презентовать в Москву свои читателям.

1 октября в культурном центре Виторгана, Александр Семенович ждет всех друзей и почитателей на свой творческий вечер и презентацию новых романов.

- Александр Семенович, с чем будете выступать на творческом вечере? 

- Есть новенькое - притчи, монологи, непрочитанные стихи из моей книги «Идущие на смех» и многое другое. В Москве недавно вышли мои книги –«Кровавая Мэри», «Проклятье по контракту», «Мои эстрадости». В последней книге я подробно рассказал о том, как работалось с кумирами 60-70х годов Штепселем и Тарапунькой.

- Что было такого в этих людях, что по ним сходила с ума вся страна, залы были забиты до отказа?

- Во-первых, они были потрясающими артистами, обаятельными, искренними и достаточно смелыми для тех лет: люди шли к ним отвлечься от трудной жизни, услышать что-то протестное, получить подсказку, как жить… Вообще, в то время сатирики, и артисты, и писатели собирали самые большие залы... Вспоминаю, как, много лет назад, мне позвонил из Риги Миша Задорнов и сказал: «Есть стадион, приезжай с Леней выступить». Мы поехали. А с нами был один переводчик, переводивший мои притчи на английский язык, и он увидел, что на наш концерт идет много людей, поинтересовался: «Это что, будет выступление джазовой группы?». И когда он узнал, что ничего нет, а вместо этого будем мы со сцены читать по бумажке, он очень удивился.Сначала говорил, что это случайно, потом сказал, что это феномен, который может быть только в России.

- Так объясните все-таки почему?

- Объясню. Во-первых, люди шли к нам отвлечься от своей серой жизни. Во – вторых услышать что-то протестное, хоть кто-то что-то говорит против власти. Люди воспринимали эти тексты с огромным пониманием, как публичное продолжение кухонных разговоров. И мы эзоповым языком, полунамеками удовлетворяли их интерес. Потом у нас в стране тогда было очень мало интересов, развлечений, а вот как только открыли границы и разрешили ездить и читать, что хочется, интерес к сатире пошел на спад. Сейчас это уже для всех очевидно. Так вот тогда, в Риге, мы выступали два дня подряд, по три выхода за день, во Дворце спорта. Представляете, какая была сумасшедшая аудитория? Конечно,повторить такое невозможно.

- Скажите, честно вы много тогда зарабатывали? Вы, наверное,сейчас богатый человек?

- Конечно, мои гонорары не сравнить с гонорарами Мадонны. Хотя мы тоже собирали полные стадионы и люди перед выступлением спрашивали лишний билетик, но жаловаться я не могу. Тогда зрители шли сами, рекламы не было.

- А что нужно сегодня, чтобы собрать полные стадионы зрителей?

- Все мы прекрасно понимаем законы рынка, чтобы что - то получить, надо что-то вложить. Но судя по тому, что вкладывают, во что и в кого попало соревноваться с этими дутыми величинами бессмысленно. Они лопаются как мыльные пузыри, их песни совершенно невозможно слушать. Многие не обаятельные, не интересные, с какими-то пошлыми манерами. Почему из них сделали кумиров? Просто вложили много денег. Сегодня как никогда вспоминаются добрым словом редакторы, которые беспощадно нас резали. Я пишу новую книгу – воспоминания, как редакторы над нами издевались, запрещали многое. Так сейчас я хочу извиниться перед ними. Сказать: «Ребята вас сегодня не хватает».

- А как же разговоры о том, что редакторы все запрещали?

- Были редакторы, которые отвоевывали наши пьесы, рискуя своей работой. А как же иначе, все всего боялись. Если запретить, то тебя с работы никогда не снимут, а если пропустил, тогда могли снять с должности. Большинство держались за свои места, потому что получали спецпайки, для них были спецмагазины и закрытые санатории, а от такой жизни трудно было отказаться. У меня была пьеса о тунеядстве под названием «Вперед – Назад» и когда министр культуры Екатерина Фурцева, узнала об этом, она сказала: «Хорошее название к юбилею Советской власти». Ее сняли с репетиций во всех театрах, все обкомы, горкомы запретили ее к постановке и пьеса погибла. И конечно никто в те времена не смел перечить.

- А вы сами как-то боролись?

- Я жутко с ними конфликтовал, меня много раз могли посадить. Спасало только то, что я тогда печатался, в государственной газете «Правда». Эту газету дико боялись. Фельетон в «Правде» и человека нет. Однажды опубликовав фельетон, я помог одному одесскому биндюжнику получить нормальную 2-х комнатную квартиру. Он был простым грузчиком, но легендой всей Одессы. Заслуженным человеком, с огромной трудовой книжкой, а ютился где-то в подвале. Через две недели его дети позвонили, и сказали, что приехал секретарь горкома и лично перевез папу в двухкомнатную квартиру.

На каждую статью должны были дать ответ, обязательно должна быть реакция общества. Это сейчас журналисты пишут, и никто не боится и не реагирует.

Что касается меня, я, конечно, болтал много лишнего. У меня были вечера в Доме кино, они назывались «В гостях у Александра Каневского». Сначала шел Леня, мой брат, потом Аркадий Арканов или Эдик Успенский, потом выходил я и целый час держал зрителя.

- Что такого говорили, за что могли посадить?

- Я отвечал на разные вопросы. Меня спрашивали: «Почему к юбилею Киева власти снесли часть нашей любимой Владимирской горки и построили там второй музей Ленина. Неужели одного музея не хватало?»… Я ответил: «Конечно, нет! Все знают, что Ленин не любил Киев. А чтобы показать, как он его не любил, одного музея мало – нужно два». Все смеялись. Администраторы за кулисами иногда бледнели от ужаса, для меня все могло кончиться плачевно. Зал сидит, от меня ждут острот, я забывался, меня несло. Но были и невинные остроты. Однажды мне пришла смешная записка: «Александр, у вас одно лицо с вашим братом. Правда?» Отвечаю: «Правда. Мы его носим по очереди». Зал в хохот.

Если вернуться к ответу на ваш вопрос, что было такого в кумирах 60-70х, что делало их супер популярными, на то много причин. Свою роль сыграли и редакторы, запрещавшие их, а людей часто привлекает запрещенное.

- У вас были поражения? Было такое, что вы выступаете, а зал не смеется?

- Я давал концерты перед разной публикой, в разных городах. Выступал перед одесской элитой, перед рабочими в Донецке. Расскажу вам свое наблюдение, когда зал не знаком у вас есть 3-5 минут, чтобы завоевать его. Либо он ваш, либо нет, поэтому иногда нужно было различными действиями расположить зрителя к себе. Пару таких примеров, можете прочесть в моей книге «Смейся, паяц».

Как-то приезжаю в Донецк, гигантский по тем временам, богатейший город. Выступаю в ПТУ, туда шли те, кто не хотел в школе учиться, много хулиганья, в основном подростки. Выхожу на сцену, огромный зал, 1200 мест и я понимаю, что у меня есть пять минут или я их взял или потерял. Говорю: «Ребята давайте познакомимся, задавайте вопросы». Слышу: «Где возникла чечетка?» Отвечаю: «Возле занятого туалета». Подростки стали смеяться, работа пошла.

Ко мне после выступления подошли и сказали: «Вы сделали чудо». Захватить зал - это главная задача юмориста. Когда шутишь и не смешно, для юмориста это страшное поражение. Единственный моим провалом было выступление в одном санатории, когда весь зал был мрачный и тихий. Я вытащил все шутки, которые были под аплодисменты в конце, но зал сидел мертвый, я еле дотянул до конца. Их интересовал только один вопрос, за что посадили Тарапуньку. Я им несколько раз отвечал, что Тарапуньку никто не сажал, но они мне не поверили.

Впоследствии оказалось, что в этом санатории лечились люди с болезнями кишечника, они ненавидели тех людей, которым не ставят клизмы.

- Александр Семенович и последний вопрос, кого ждете в гости на презентацию книг?

- Пообещали приехать Армен Джигарханян, Леонид Якубович, Юлий Гусман, Алексей Журбин, Геннадий Гладков, Александр Ширвиндт, Аркадий Арканов, Владимир Вишневский, Клара Новикова, Андрей Дементьев, Курляндский и многие другие. А вести мой вечер, как всегда, будет брат Леонид Каневский.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания