Новости дня

27 мая, воскресенье
















26 мая, суббота















25 мая, пятница














Вдова Игоря Кио ушла в монастырь

0

Роман между великим иллюзионистом Игорем Кио и примадонной российской эстрады вспыхнул в начале 80-х. Тогда на Центральном телевидении появилось шоу «Новогодний аттракцион», которое снималось в цирке на Цветном бульваре. Его ведущими были Пугачева и Кио. Игорь Эмильевич так влюбился, что чуть было не бросил жену. Об этой неизвестной странице в биографии двух великих артистов  поведала вдова знаменитого циркача – Виктория Кио.

О любвеобильности Игоря Кио в цирковой тусовке до сих пор ходят легенды. Ему было достаточно одного взгляда, и понравившаяся женщина была готова на все: гореть в огне, лечь под бензопилу. Ведь многие из любовниц Кио участвовали в его номерах.

А после выступлений Игорь Эмильевич удирал через черный ход от разгневанных мужей своих возлюбленных.

Первой его женой была Галина Брежнева, дочь генерального секретаря ЦК КПСС. Узнав, что она втайне отдала руку и сердце «какому-то циркачу», Леонид Ильич пришел в ярость и приказал в срочном порядке аннулировать брак. Законные отношения Галины и Игоря продлились всего 10 дней. Страдал ли иллюзионист от разрыва с первой любовью, неизвестно. Долгое время он довольствовался холостым статусом, меняя женщин как перчатки. Особенно предпочитал замужних.

Во второй раз – после Галины Брежневой – Кио позволил окольцевать себя коллеге, артистке цирка Иоланте Ольховиковой. У пары родилась дочь Вика. Надо же было случиться, что это имя стало для второй жены роковым: после 11 лет брака фокусник ушел к молодой артистке по имени Виктория. Она с ним была до конца жизни.

Виктория Ивановна до сих пор вспоминает мужа с любовью и восторгом. Словно по сей день пребывает под чудесным гипнозом. Она стала частью любимого человека, жила его интересами. И даже не решилась родить ребенка, ведь малыш бы отнимал ее у Игоря. А она должна была принадлежать только мужу!

До Кио за ней, красавицей-блондинкой, активно ухаживал режиссер Александр Стефанович. У Виктории были хорошие вокальные данные, отличная пластика и природный артистизм. Стефанович предлагал сделать из нее звезду эстрады. Кто знает, как бы сложилась ее судьба, прими Виктория предложение Александра? Но она выбрала Кио. А Стефанович вскоре нашел Аллу Пугачеву.

– Нет, я не жалею, что сама не стала знаменитостью, – говорит Виктория Ивановна, вдова иллюзиониста. Мне было очень комфортно, приятно находиться, как вы говорите, в тени великого Кио.

– С чего началось ваше знакомство?

– Я работала у Игоря ассистенткой. Все мы были в него влюблены – много девочек красивых из балета. Кио – необыкновенно обаятельный, элегантный, красивый, очень остроумный, все, кто с ним работал, его обожали и побаивались. Несмотря на то, что он никогда не кричал, одного взгляда было достаточно, чтобы понять: мастер недоволен.

Я всегда чувствовала симпатию со стороны Игоря. Но через четыре года с начала совместной работы он стал проявлять особые чувства. Все было непросто: я замужем, он женат. Но мы слишком любили друг друга. Сначала я ушла от мужа, а потом и Игорь решился уйти из семьи.

– На сцене знаменитый фокусник всегда был яркий, блестящий, а каким он был в быту?

– Весь быт был на мне, Игорь считал, мужчина не должен этим заниматься. Утром у него всегда должен быть завтрак. Даже если улетали на гастроли рано утром, времени в обрез, он не отказывался от привычного распорядка. Очень не любил свой день рождения и Новый год. Не хочу, говорил, отмечать. Он никогда не ходил по врачам. Вместо него ходила я, подробно рассказывала, что и где у него болит. Доктора спрашивали: «Извините, а самого больного-то можно посмотреть?» Я разводила руками: «Нет, он к вам не пойдет». Он не любил разговоров о своем здоровье. Говорил так: «Здоровье – личное дело человека, оно больше никого не должно касаться, а в старости все равно все болеют». Таблетки принимал, только если я по пять раз напоминала. Диета у него была – пятиразовое дробное питание. Я следила по часам. Если не подойду, не поставлю перед ним тарелку, он и не вспомнит, что надо поесть. Барин был, необыкновенный барин! На людях очень сдержанный, а дома мог и раскричаться. Успокоившись, говорил: «Не могу же все время спокойным быть, должен я на ком-то разрядиться!» Но я всегда с ним соглашалась. Даже если не согласна в душе, говорила: я считаю иначе, но давай сделаем так, как хочешь ты.

Он очень любил красивые вещи, вкусом обладал безупречным. Когда мы ездили на гастроли за границу, ведь в Советском Союзе, если помните, купить хорошие вещи было невозможно, я упрашивала его пойти со мной в магазин, и он шел, помогал мне подбирать гардероб.

Путешествовали мы много: Франция, Италия, Испания…

Игорь был удивительный человек, никогда никому не завидовал. И не особенно обращал внимание на разговоры за спиной. Например, ему было совершенно безразлично, что некоторые говорили, будто громкое имя ему досталось от отца, не пришлось самому пробиваться. Но отца, Эмиля Кио, не стало, когда Игорю был 21 год. Игорь продолжал работать с коллективом, придумывал новые номера, достойно продолжил дело отца. А не почивал на лаврах.

В 80-е годы слава Кио гремела с небывалой силой. Концертные залы в СССР и дружественных странах выстраивались в очередь, чтобы заполучить к себе на выступление великого артиста.

На Центральном телевидении он был, без преувеличения, самым желанным гостем.

– В программах он делал свои трюки с участием звезд эстрады и кино, – продолжает Виктория Ивановна. – Среди участников были Алла Пугачева, Валерий Леонтьев, Ирина Понаровская, Людмила Гурченко, Елена Яковлева и другие яркие личности. Выглядело невероятно эффектно!

Конечно, зрители, да и многие знаменитости, к Игорю часто подходили, просили рассказать, в чем секрет номеров. На что Игорь отвечал: нет ничего скучнее, чем рассказывать, как делается фокус. И еще говорил: «Чем фокус эффектнее, загадочнее, тем он проще в исполнении». Еще частенько бывало, люди приходили и просили, чтобы Игорь… вылечил их самих или кого-то из близких – ходили слухи, будто он владеет гипнозом. Просили исцелить детей от заикания, а мужей закодировать от пьянства. Когда Игорь говорил, что он не врач, а артист, лечить не умеет – обижались. Мне кажется, волшебное, магическое, притягательное в его личности было. Даже в высоких кабинетах чиновники не смели ему отказать. Видимо, попадали под его бесконечное обаяние.

Но главная тайна, которую свято хранят близкие и не любят вспоминать, заключается вот в чем: по словам вдовы, в те годы Игорь Эмильевич увлекся одной из своих «телегероинь». И кем же? Аллой Пугачевой!

После короткого романа с темпераментной певицей фокусник даже хотел уйти от своего ангела-хранителя Виктории. К счастью, вовремя опомнился. Разве Алла стала бы так за ним ходить, холить и лелеять, как Виктория Ивановна? Ей же хватило мудрости простить это увлечение.

Воспоминания об уходе мужа из жизни даются нашей собеседнице с большим трудом, на глазах выступают слезы. Это рана, которая кровоточит и сейчас.

– В последний год жизни Игорь вдруг захотел в Бразилию – у нас как раз была юбилейная дата, 30 лет совместной жизни. Я отговаривала: долгий перелет, тяжело, у тебя больные сосуды. Но спорить было бесполезно, Игорь поставил меня перед фактом – вылет такого-то числа. Прилетели, в Бразилии почти 40 градусов жары. А когда вернулись в зимнюю Москву, здесь минус 28, такой перепад. После этой поездки Игорь стал себя хуже чувствовать, перепады вообще опасны, если тебе не 20 лет.

Месяца за два до смерти Игорь, помню, сказал в интервью: цирк в нынешнем виде практически умер, нужно искать новые формы… После выхода статьи на Игоря ополчились многие. Мне Игорь говорил: пройдет время, и все поймут, что я был прав. Дела у современного цирка действительно, мягко говоря, не очень хорошо идут: провинциальные цирки работают всего три раза в неделю, многие ведущие артисты уехали на Запад. Раньше были звезды, громкие имена – Кио, Карандаш, Никулин, Попов… На их представлениях в зале не было ни одного свободного места. А сейчас вы можете хотя бы одно громкое цирковое имя назвать? Исключение составляют разве что братья Запашные, которые, кстати, как раз нашли новую форму представления – цирковой спектакль.

– Кто вас поддерживал после ухода Игоря Эмильевича из жизни?

– Когда Игоря не стало, я пришла в церковь и поняла, что не знаю, о чем молиться. Я всю жизнь молилась только о нем, о его здоровье и благополучии. Его не стало, и что дальше? Поддержали мои родственники, особенно сестра с мужем. И очень поддержал Кобзон. Он сказал: Вика, ты с нами, живые должны жить. Я очень благодарна и Иосифу Давыдовичу за эти слова, и своим родным. Но я по натуре такой человек, не люблю вешать свои проблемы на других, не люблю уныние, это грех. Поэтому старалась держаться. Хотя, когда оставалась сама с собой, было безумно тяжело. Не могла видеть вещи Игоря, становилось особенно плохо и больно. Первый год муж мне снился каждую ночь – молодой, здоровый, красивый, каким был раньше. Я закрывала глаза, он рядом. Стала ездить в храмы, монастыри, уезжала в монастырь и на несколько недель. И сейчас, наоборот, боль притупилась, смотрю на его фотографию, разговариваю с ним.

– Работаете?

– В цирке – нет. Занимаюсь в творческой студии с детьми дошкольного возраста. Мы обучаем их пению, танцам, фокусам. Хожу на концерты, много читаю духовной литературы. Учиться стараюсь – на горных лыжах кататься, это адреналин, еще сама изучаю иностранные языки. Хожу в спортивный зал, тренировки обязательны три раза в неделю. Даже если не хочу, заставляю себя и иду.

– С дочкой Игоря Эмильевича от первого брака общаетесь?

– Мы в хороших отношениях были при жизни Игоря. Сейчас у Викуси своя жизнь, семья, дети, видимся редко.

Досье

Игорь Кио – представитель знаменитой цирковой династии Кио, его отец известный иллюзионист Эмиль Кио. Последний и придумал псевдоним, который стал фамилией.

Многие спорили, что означают загадочные три буквы. Аббревиатура: «Как Интересно Обманывать» – считали одни. «Колдун Из Осетии» – Эмиль Кио был оттуда родом.

Юрий Никулин рассказывал, что Эмиль Теодорович «подсмотрел» звучный псевдоним на кинотеатре, где в надписи: «КИНО» потухла одна буква.

Игорь Кио – единственный иллюзионист в мире, удостоенный международной премии «Оскар» Королевского цирка Брюсселя.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания