Новости дня

25 сентября, вторник













































Подругам сломали жизнь, поменяв их в роддоме

0

Случаи, когда детей путают в роддомах, нередки. Но этот потряс всю страну. Спустя 37 лет подруги и соседки из села Беляевка Оренбургской области узнали, что сразу после рождения их отдали… чужим мамам! Это подтвердила генетическая экспертиза.

Женщины подали в суд на Беляевскую центральную больницу, в роддоме которой они и появились на свет в одну ночь, а также на администрацию района. Пострадавшие требуют по три миллиона рублей – в качестве компенсации морального и материального вреда.

Наташа Архипова и Оля Буянова росли вместе, в одном селе. По иронии судьбы девочки со школьных лет были лучшими подругами.  

– Я воспитал Наталью как родную, – разводит руками «отец» Архиповой. – Хотя все давно говорили, что соседская девочка Оля на нас с женой похожа, а Наталья – в Поповых (девичья фамилия Ольги). Самый бум начался с Наташкиной свадьбы, когда сходство стало совсем заметно. Меня тогда под ручку отвели, мол, твоя дочка – не твоя! Ужас!

На свадьбе Натальи Архиповой Ольга была свидетельницей. На общей фотографии видно: Ольга как две капли воды похожа на младшую сестру Натальи – Светлану. Тогда-то, двадцать лет назад, родственники и забили тревогу. Однако на дорогостоящую экспертизу денег ни у одной семьи не было.

Мать Натальи Галина Петровна уверена: акушерка вовремя не привязала бирки на руки младенцам, отсюда и возникла путаница:

– Если бы мы лежали в одной палате и видели бы детишек друг у друга, может, как-то обратили бы внимание, но мы же даже в разных палатах были с мамой Оли – Лизой Поповой. Они принесли на кормление замотанного ребенка. Как мне в первый раз Натульку на руки дали, так меня с ней и выписали. Мне давно говорили, что Наташа на меня не похожа, мы-то с мужем светленькие. Но я думала, она брюнетка в бабушку. Со времени свадьбы, когда девочкам было по семнадцать лет, мы начали подозревать, что детей все-таки подменили. В прокуратуре сказали, что срок исковой давности истек, и заявление не приняли. Наташа очень переживала и ревновала. А Ольге мы сказали, что примем ее как родную. Но и Наташу успокоили: мы ж ее вырастили.

В семье, где росла Ольга, пятеро детей. Она была за старшую, и теперь ей обидно, что она со всеми нянчилась, жалеет, что не жила с нами. Помню, когда у нее родился ребенок, она приехала ко мне по поводу начислений (я в сельсовете работаю). Я ей сделала так называемые детские. Во время разговора я до нее дотронулась рукой случайно, она теперь мне только призналась, что у нее аж сердце оборвалось, и она поняла, что перед ней родная мама.

По словам Галины Петровны, Наталья как-то заявила ей: «Вы Ольгу приняли, а я как будто теперь чужая!»

Для самих потерпевших это известие стало сильной психологической травмой. Ольга клянет судьбу, считая, что недополучила тепла от родителей: «Я только и слышала разговоры и перешептывания, что мы с родителями непохожи, и не могла спокойно жить». Говорит, отец даже подозревал мать в измене, устраивал скандалы.

Ольга Попова работает учительницей, а Наталья пошла по стопам матери и устроилась в местный сельсовет.

– Ну похожа на меня Оля, да, но у меня же Натулька, с ней жизнь целая прошла, – сетует Галина Петровна. – А Оля, еще когда ей было 17, говорила мне: «Если бы вы позвали меня к вам жить, я бы все бросила и пришла».

Чтобы восстановить справедливость, женщины обратились в суд.

– Для меня было полной неожиданностью узнать из искового заявления о событиях, которые, по мнению истцов, произошли 37 лет назад в нашем родильном отделении, – поделился с «Желтой газетой» главный врач МУЗ (муниципального учреждения здравоохранения) «Беляевская ЦРБ» Олег Петрович Курносов. – Я здесь работаю врачом с 1982 года, а с 98-го работаю главным врачом. Ничего подобного никогда не происходило. Насколько мне известно, это вообще второй случай в России.

Положение осложняется тем, что история родов в медицинской документации хранится 25 лет и сейчас в нашем распоряжении есть только ведомости по зарплате и о начислении пенсий, они хранятся 50 лет. Эти документы и будут исследованы. К тому же людей в роддоме – тех, которые тогда работали – почти не осталось: либо уже на пенсию вышли, либо умерли. Акушерка, принимавшая роды, сейчас очень больна и не может давать показания. Ей уже за восемьдесят. Восстановить картину, что там на самом деле было, я думаю, будет достаточно сложно. Но для меня ясно одно: существует достаточно жесткий порядок в акушерстве: каждый ребенок лежит на своем пеленальном столике, в поле зрения мамы.

– Сложно допустить, что подмена детей произошла именно в роддоме, – продолжает главврач Курносов, – наверное, это где-то в другом месте произошло. Даже из искового заявления следует, что росли девочки вместе. Я могу предполагать, что и родители дружили – село небольшое.

Врачи опасаются, что если иск будет удовлетворен, то двадцать тысяч людей останутся без медицинского обслуживания. Ведь шесть миллионов для районной больницы – сумма гигантская.

– За шесть миллионов можно сделать хороший ремонт в нашей взрослой поликлинике, включая покупку нового оборудования, двух машин скорой помощи и даже медикаментов!

Однако результаты генетической экспертизы, подтверждающей подмену, в больнице оспаривать не стали.

Судебная тяжба продолжается. Адвокат пострадавших уверена в положительном исходе дела, однако сами женщины в этом сомневаются: ведь даже спросить не с кого: акушерка слишком стара, а главврач не мог знать об ошибке. Переживают и нынешние пациенты больницы – в случае выигрыша дела качество их лечения может серьезно пострадать.

Дарья Рыжкова

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания