Новости дня

13 декабря, среда































12 декабря, вторник














Тайна успешной карьеры Марии Кожевниковой

0

Маша Кожевникова, звезда сериала «Универ», почти ничего не скрывает от своих поклонников. Она показала самое сокровенное, снявшись в фотосессии мужского журнала Maxim, за что издание удостоило ее первого места в рейтинге самых сексуальных женщин России 2011 года. Покрыто мраком только самое начало ее творческой карьеры, когда она 17-летней пыталась сделать карьеру певицы в группе «Любовные истории». Маша рассказывала, будто причиной ухода из шоу бизнеса стал ее независимый и гордый нрав. В то же время ходили слухи, будто бедняжке пришлось пережить сексуальные домогательства. «Только звезды» решили выяснить, что же произошло на самом деле.

Продюсер Валерий Белоцерковский затеял свой проект «Любовные истории» в 2002 году. Информация о том, что требуются девушки с яркой внешностью, хорошими вокальными данными и хореографической подготовкой, прозвучала на MTV и нескольких радиостанциях.

Мария Кожевникова прошла отбор из нескольких тысяч, – вспоминает Валерий, – очень миленькая 17-летняя девочка. Ее образ соответствовал моему представлению.

По поводу вокальных данных Марии Кожевниковой продюсер не испытывал иллюзий.

– Она что-то как-то там напевала… – говорит Валерий Белоцерковский. – Ведь когда слух есть, а он у нее присутствовал, голос можно развить – на то есть специальные педагоги.

– Вот это да, а ведь всюду про Марию Кожевникову написано, что она была не просто в составе группы, а солисткой…

– Группа «Любовные истории» – это группа без солистов, в ней должны уметь петь все девушки, – уточняет Валерий Белоцерковский. – Это единственный коллектив, который никогда не поет на концертах под фонограмму. В силу тембральных особенностей их голосов я раскладываю, что кому лучше исполнять – у одной лучше получаются низы, у другой – верха, у третьей середина вкуснее звучит. Марии Кожевниковой, кроме середины, ничего нельзя было давать петь. Она была самой слабенькой в группе. К примеру, Майя Губенко к тому времени успела поработать бэк-вокалисткой у Кайли Миноуг.

Представляете, какой вокальный уровень был у Майи Губенко и какой у Марии Кожевниковой, которая в жизни не занималась вокалом! Но повторяю: я сознательно взял Марию Кожевникову в группу, готов был работать над ее голосом.

Через группу за годы ее существования прошли 21 девушка. Был основной состав, в промежутках люди уходили и приходили. Основных причин ухода было две. Первая – это профнепригодность, а это не всегда сразу можно увидеть. Надо порепетировать с человеком, чтобы понять, есть ли у него перспективы или нет. И вторая – это несносность характера. Так вот, Мария Кожевникова была единственным человеком, которого я уволил сразу по двум этим причинам. Ко мне пришли девочки и сказали, что они с ней дальше работать не могут и не будут.

– Что же случилось?

– Она начала раньше срока звездить. Это вызывало раздражение у всего коллектива.
 

– Что значит звездить?

– При мне она была шелковой, но когда я отходил…

– Она считала себя лучшей из них?

– Не знаю, что она считала, но видимо, да. Между девочками отношения сложились, а вот у нее с девочками – нет. Тот самый первый состав дружит между собой до сих пор, хотя давно контракт закончился. А Мария Кожевникова раздражала весь коллектив. Причем конфликта точечного не было, а было с ее стороны несоответствие поведенческим нормам внутри этого коллектива. Может, в каком-то другом коллективе – в банке с пауками – она бы и ужилась…

– А если девочки были не правы?

– Я не мог поменять трех девочек и оставить ее.

– Мария Кожевникова, давая интервью разным изданиям, говорила, что вы разорвали с ней пятилетний контракт…

– Мы репетировали около месяца первую песню – «Школа». С ней группа «Любовные истории» появилась на свет. Контракт я не подписывал ни с кем из кандидаток до тех пор, пока не пришло убеждение: этот человек может. А подписывал контракт за три дня до съемок клипа, пока их лица еще не были засвечены. Тогда я со всеми его подписал, кроме Марии Кожевниковой.

– Я правильно поняла: у нее был стервозный характер?

– Да, скорее всего да.

– Когда вы сообщили, что подписывать с ней контракт не будете, как она отреагировала?

– Разумеется, начались слезы, сопли, просьбы, уговоры. Я по-доброму сказал ей: «Нет, пойми: это не твое!» Потом пришла мама, я ей объяснил то же самое. При этом мама со мной полностью согласилась, признала, что у Марии Кожевниковой сложный характер. Мария Кожевникова из очень приличной семьи, но она избалованная… Недавно Кожевникова вела какое-то мероприятие, где пела группа «Любовные истории». Девчонки со смехом рассказывали, с каким раздражением, с какой неприязнью она их объявляла со сцены. И это тоже многое говорит о человеке. Вместо Марии Кожевниковой я взял другую девочку – Кристину. Вот она была трудягой, вкалывала, никогда не опаздывала на репетиции, в отличие от Маши, ведь у Кожевниковой еще были и с дисциплиной проблемы очень серьезные.

– Мария, рассказывая о своем конфликте с вами, вспоминает какую-то историю с чаем. Будто бы вы приказали ей помыть чашки, она отказалась в резкой форме, а на следующий день вы ее и выгнали.

– Вот вы сидите у меня в офисе, вы видите, сколько у меня сотрудников, которые могут принести чай и вымыть чашки. Вы себе представляете, чтобы я в силу каких-либо причин гонял детей – подай, вымой… У нас нет фашизма. У нас абсолютная демократия при диктате. Безусловно, продюсер – это диктатор. Когда первый раз прочитал эту историю с чаем, мне было смешно, я поулыбался. Думаю, ладно, Бог ей судья, видимо, спросили, почему ушла, а ей как-то надо было объяснить. В общем, безобидная история. Даже если представить, что я попросил человека сделать чай и вымыть чашку, я не вижу здесь никаких этических проблем – я же тебе тоже что-то делаю. Я же для них и папа, и мама, и бабушка, и дедушка. Но я такой истории даже не помню… Даже если бы и было, я не понимаю, в чем здесь проблема. Какой-то жалкий детский лепет.

Но гораздо больше Валерия Белоцерковского возмутило другое. Из издания в издание кочует утверждение, будто бы Мария Кожевникова вынуждена была уйти из «Любовных историй», потому что к ней «приставал» продюсер.

– Из этих публикаций получается, что группа «Любовные истории» – это одни проститутки, которые спят с продюсером, – возмущается Валерий Белоцерковский. – И она ушла только потому, что не хотела в этом участвовать… Эта грязь не меня оскорбляет, а всех девчонок, все 20 человек, которые, по этой логике получается, все дешевые шлюшки и все спят со своим продюсером…

Даже с теми, кто у нас уже не работает, у меня до сих пор прекрасные отношения, они звонят, поздравляют с днем рождения, даже те, которых я уволил. Мне бы хотелось верить, что это журналисты писали не с ее слов, а выдумали для красного словца. Если Мария Кожевникова такого не говорила, то почему не оспорила, не возмутилась? Почему мне не позвонила и не извинилась? Этику и порядочность никто еще не отменял. Хотя бы снять трубку, сказать: Валерий Александрович, я такого не говорила – просто объясниться по-человечески. Она такого не сделала. Я, честно скажу, ждал этого. После этих публикаций участницы коллектива предлагали мне судиться с Марией Кожевниковой. Но я посчитал, что ниже нашего достоинства это обсуждать. В ее уходе из группы не было ничего скандального. Скандальность этой истории придала Мария Кожевникова. Зачем ей понадобилось мазать грязью свое же прошлое – мне до сих пор непонятно. Не срослось у нее в нашем коллективе, и слава Богу. Она состоялась в другом качестве. И я искренне желаю, чтобы у нее все было хорошо.

Ксюша Собчак мстит сопернице?

Мария Кожевникова с недавних пор не только актриса, но и общественный деятель – она член Общественного совета ВОО «Молодая гвардия Единой России» и выдвигалась в депутаты Государственной думы. На момент подписания номера в печать еще не было ясно, стала ли Мария Кожевникова обладательницей депутатского мандата. Однако Ксения Собчак в ночь после выборов в своем твиттере оставила несколько обидных записей в адрес Кожевниковой.

Вот что она написала в своем микроблоге: «Знакомьтесь, Мария Кожевникова, теперь она депутат Госдумы, будет законотворчеством заниматься. Папа играет в хоккей с Шойгу (отец Марии – известный хоккеист Александр Кожевников). Хочется сразу взять у Марии интервью по поводу законотворческой деятельности, поговорить о приоритетах законодательной ветви власти… Интересно, «под кем» работает Мария Кожевникова? Мария, вы понимаете, что придется забыть о съемках в сериалах и полностью посвятить себя работе с членами Госдумы?»

Впрочем, столь едкие слова Ксении Собчак в адрес Марии Кожевниковой могут иметь личную подоплеку. Два года назад Мария Кожевникова собиралась замуж за весьма состоятельного челябинского бизнесмена Илью Мительмана, президента компании «Мирэль». А до Маши у Ильи были тесные отношения с Ксюшей. Он ее бросил, встретив Марию Кожевникову.

Из первых уст

«…Пятилетний контракт с Валерием Белоцерковским за меня подписала мама. Мне еще не было восемнадцати. Я была счастлива, но мечтала не просто вилять попой под фонограмму, а петь в образе, выражать свои мысли и чувства.

Белоцерковский тоже был настроен серьезно, заставлял нас петь «вживую», репетировать по пять-шесть часов. А потом коса нашла на камень. Я постоянно спорила с продюсером, у меня на все была собственная точка зрения. Если что-то не нравилось, заявляла не стесняясь: «Так делать не буду». Валера мог позволить себе ненормативную лексику, называл определенным словцом микрофон. Я просила:

– Не говорите так, пожалуйста!

– Я буду говорить то, что считаю нужным, – сердился он.

– Тогда уйду, – вспыхивала я.

– Ну и уходи!

Такие сцены случались несколько раз за день.

Последний конфликт случился накануне съемок нашего первого клипа. Мы сидели за столом в клубе «Солярис», в «Космосе», где постоянно репетировали, и Белоцерковский вдруг сказал:

– Маш, пойди помой посуду.

Мол, посмотрим, кто здесь главный. А я говорю:

– В моем контракте не сказано, что я должна мыть за вами посуду. Если хотите, можете сделать это сами. Или пойдем вместе помоем, чтобы мне не было скучно.

Это, конечно, был край. И на следующий день со мной расторгли контракт. Я сделала вид, что нисколько не расстроена, и только на улице дала волю слезам. Было очень обидно. Ждала, что за меня вступятся наши девчонки. Мы ведь так дружили! Без конца созванивались, друг у друга дневали и ночевали. А они даже не позвонили, не посочувствовали. Для меня это было первое серьезное разочарование в людях. Что же касается Валерия Белоцерковского, то сейчас я понимаю: он был по-своему прав. Начальник не может отвлекаться на бесконечные споры с подчиненными. Белоцерковский выстраивал группу по определенному плану, а я в этот план вписаться не могла. Не так воспитана».

(Из интервью Марии Кожевниковой журналу «Караван историй»)

 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания