08.11.2021

Экс-домработница Пугачевой: «На первую встречу с Аллой я пришла с коньяком»

Знаменитая Люся рассказала, как добилась расположения Примадонны

Фото: Global Look Press

Людмила Дороднова – самая знаменитая домработница в российском шоу-бизнесе. Широкой публике известно, что она долгое время работала у Аллы Пугачёвой и Филиппа Киркорова. Однако, послужной список Людмилы гораздо шире. О своей невероятной судьбе Людмила рассказала «Собеседнику».

Летом Дороднова отметила свой 80-летний юбилей. Однако все её называют не иначе как Люсей. Родилась она в Подольске и о работе со знаменитостями ей даже и мечтать не приходилось.

– В нашей семье было четверо детей, – рассказывает Людмила. – Жили мы очень небогато. Мама с 40 лет страдала от эпилепсии. Я рано начала работать на химическом заводе в Подольске. Там всю жизнь проработал мой отец, был на хорошем счету – не сходил с доски почёта. Наверняка, меня взяли из уважения к нему. Также я училась в московском химико-технологическом техникуме заочно. После окончания восемь лет отработала в лаборатории.

Однажды Дороднова попала на концерт звезды 60-х Тамары Миансаровой – исполнительницы песен «Пусть всегда будет солнце», «Чёрный кот» и многих других.

– На концерт в Подольске мы пошли с моей сотрудницей Майей, – продолжает наша собеседница. – Нам так понравилась Тамара, что мы потом ещё и в Москву поехали на её выступление в 64-м году. Купили ей большой красивый букет цветов.

Когда перед концертом сидели в зале, к нам подошла какая-то женщина, представилась тётей Миансаровой. Она нам посоветовала после концерта подойти к Тамаре в гримёрку за автографом. Потом оказалось, что она не была никакой тётей, а просто поклонницей. Но она была знакома с Тамарой – приходила к ней домой, помогала, в магазин ходила. Она попросила Миансарову расписаться для нас.

Так мы и познакомились с Тамарой. Я и на другие её концерты стала ходить. А однажды она мне даже открытку прислала – поздравление с ноябрьскими праздниками. Там было написано: «Желаю счастливого полёта в жизнь!».

Фото: Global Look Press
Людмила Дороднова

Вскоре жизнь Людмилы круто изменилась. И, как она сама говорит, начался её счастливый полет.

– Тамара мне как-то говорит: «Я уезжаю на гастроли, было бы хорошо, если бы ты приезжала моей маме помогать», – вспоминает Дороднова. – Вот так всё и завертелось: сначала помогала маме, а потом и с самой Тамарой начала ездить на гастроли. Работу я не бросила. Приезжала из Москвы в два часа ночи, а утром шла на завод. Но потом всё-таки пришлось сделать выбор. На заводе мне сказали, что если я уйду, то больше никогда туда не вернусь. Но мне было уже всё равно.

Свою работу Люся выполняла добросовестно, Миансарова знакомила её со своими коллегами. А одна из них – певица Лариса Мондрус – стала следующей работодательницей Дородновой.

– Тамара меня послала отвезти аранжировки мужу Ларисы, – делится Людмила. – Меня встретила сама Лариса в красном спортивном костюмчике и фартуке. Когда я зашла, она говорит: «А ты не хочешь ко мне перейти?». Конечно, я отказалась. Но потом Миансарова уехала на ПМЖ в Кисловодск, где ей пообещали звание и золотые горы. Я осталась без работы. Знаю, что меня и Валерий Ободзинский хотел взять к себе. Но я пошла к Мондрус.

Позднее Дороднова работала ещё и у легенды русской эстрады Клавдии Шульженко, о характере которой многие отзывались нелицеприятно.

– От Клавдии Ивановны тогда ушла её помощница Шура к Кобзону, – говорит Люся. – Она осталась одна, а на следующий день у неё был концерт в Москве. Шульженко предложила мне поехать с ней. Я проработала у неё всего две с половиной недели. Честно скажу, сложного характера я не заметила.

Ко мне она относилась очень хорошо. Было даже такое, что она уехала и потом звонит мне с дороги, говорит: «Люся, ты не стесняйся, бери в холодильнике все, что хочешь!». А у неё и икра красная стояла и другие деликатесы. Но, конечно, я туда не полезла. Вообще Клавдия Ивановна предпочитала еду с рынка. А ещё, у неё дома стояло пианино из красного дерева. Его она вытирала только сама, я к нему даже не подходила.

В дом к Алле Пугачёвой Людмила попала в 1979 году. Работать у певицы она захотела сама и даже придумала, как это осуществить.

– Со времён работы у Тамары Миансаровой я была знакома с одной девушкой, которая разрисовывала ткани, – поясняет Люся. – Она однажды показывает мне свою работу и говорит: «Это для Пугачёвой».

Ну, тогда я и набекренила свой нос в сторону Аллы. Говорю этой Лене: «Давай сделаем так, что не ты повезёшь ткани, а я. А ты позвони и скажи, что от тебя приедет человек». Она так и сделала. Я припёрлась к Алле с бутылкой коньяка. Пугачёва эту нашу встречу везде всегда вспоминала, да и по сей день вспоминает. Ну а что, с пустыми руками идти к ней было не удобно, конфеты не все любят, а коньяк всегда пригодится.

На работу Алла меня взяла не сразу. Обо мне ей заикнулся Леонид Гарин – бывший муж Миансаровой. Через какое-то время Алла сказала своему директору, на тот момент Жене Болдину, меня оформить. Вот тут действительно началось моё счастливое житьё-бытьё. Самые лучшие годы я прожила с Аллой.

Фото: Global Look Press

Люся была свидетельницей восхождения Пугачёвой на эстрадный олимп, её отношений со всеми мужьями. Она помогала с воспитанием Кристины Орбакайте, а потом и её сына Никиты Преснякова.

– Когда я пришла к Алле, Кристине было восемь лет, – расплывается в улыбке экс-домработница Пугачёвой. – Её в основном воспитывала бабушка – мама Аллы. Это была очень хорошая женщина – работала учительницей, сама тоже пела. Но и мне доводилось заниматься Кристиной – возила её в школу, забирала оттуда.

Кристине очень нравилось, когда я приходила в дом. Бабушка ей всё время давала команды: «Иди то-то сделай, а теперь иди поиграй». А я с ней шутила, ребёнок сразу начинал смеяться, получая разрядку. А когда уже появился у Кристины Никита, он порой капризничал, когда не хотел идти спать. Так я ему читала на ночь, он это очень любил.

Если честно, никогда не думала, что Никита станет артистом. Думала, он будет архитектором. Пугачёва и Киркоров, когда были в браке, привозили ему разные американские горки с гастролей. Помню, Никита сидит, собирает их. Если что-то не получается, начинает нервничать, но всё равно не сдаётся – продолжает собирать. А младший сын Кристины Денька детишек всегда любил. Когда у Кристины появилась дочь Клава, он её с рук не отпускал: целовал её всё время, играл с ней.

Работать у Аллы Пугачёвой Людмила перестала в 2005 году. Тогда Примадонна развелась с Филиппом Киркоровым и так получилось, что Дороднова осталась с ним. В прошлом году Люся ушла на заслуженную пенсию и сейчас живёт в своей однокомнатной квартирке. За своими экс-работодателями она наблюдает по телевизору и интернету. Особенно ей нравится смотреть видео с детьми Пугачёвой и Максима Галкина – восьмилетними Гарри и Лизой.

– Лиза так танцует! Такое впечатление, что она с рождения была артисткой, – восхищается Дороднова. – Включишь телефон и можешь бесконечно смотреть на это семейство, этих детишек и никогда это тебе не надоест! Галкин – самый лучший муж из всех, что были у Аллы. Он действительно оказался умным и талантливым во всем.

У Филиппа детки тоже очень хорошие. Дочь Алла-Виктория прям копия он. Но она говорит, что артисткой быть не хочет. Очень боевая девочка. А сын Филиппа Мартин – мальчик спокойный, интеллигентный. Любит футбол, возможно, станет спортсменом. Они оба очень любят рисовать.

Своей семьи у Люси нет. Она однажды расписалась с мужчиной, но брак был очень коротким. Однако экс-домработница звёзд говорит, что это был её собственный выбор.

– Мы с тем мужчиной толком и не женились – мы только расписались, и я тут же пошла на работу, – отмахивается Людмила. – Даже не отметили свадьбу толком. Но я не могу сказать, что пожертвовала личным счастьем ради работы. Мне нравилась такая жизнь, особенно с Аллой. Это было лучше, чем сидеть дома с няньками, детишками… Своими детьми я считаю Кристину Орбакайте и Никиту Преснякова. Да и Филипп Киркоров для меня всегда был как сын. Поэтому, я ни о чём не жалею! Если им нужна будет какая-то помощь, я всегда помогу.

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика