Советская фигуристка Черкасова: «Я не предала Станислава Жука»

Cоветская фигуристка, серебряный призер Олимпийских игр – 1980 в паре с Сергеем Шахраем в эксклюзивной беседе рассказала нашему корреспонденту о своем становлении, окончании карьеры и работе с легендарным тренером Станиславом Жуком

Фото: Instagram

Марина Черкасова и Сергей Шахрай

Марина Черкасова запомнилась поклонникам фигурного катания, как самая молодая и миниатюрная фигуристка на Олимпиаде. Свою карьеру парницы Черкасова начала уже в одиннадцать лет, в восемь сам Станислав Жук пригласил девочку тренироваться у него. Несмотря на свой возраст и рост, Марина была очень выносливой и трудолюбивой спортсменкой, а Жук как раз хотел создать сильную пару под стать Родниной с Зайцевым.

– Хоть я и была маленькой девочкой, но уже тогда прыгала сложные тройные, – вспоминает Марина. – Честно, я всегда думала, что буду развиваться в одиночном катании, не хотелось отвечать еще за кого- то, кроме себя, но меня уговорили пойти в парное.

Оказавшись на большом льду в восемь лет, я старалась равняться на старших ребят, мой партнер, к примеру, был старше меня на семь лет.

Уже в 15 лет Марина Черкасова оказалось на Олимпийской арене. Пара Черкасова и Шахрай уступили своим соотечественникам, однако их серебро как для новичков считали золотом.

– Роднина изначально ехала на Олимпиаду побеждать, но и вы не уступали известной паре, была ли между вами конкуренция или все изначально было понятно?

– Конечно, мог произойти и другой исход, мы ведь катались на полную, но допустили срыв, поэтому и заслуженно стали вторыми. А если говорить о соперничестве, конечно, оно было. Естественно, я хотела обойти Роднину.

– Как Жук пережил уход Родниной?

– Очень тяжело, он очень переживал. По крайней мере, так говорили вокруг. Сами мы не замечали, ведь он полностью переключился на нас. Когда мы сталкивались на соревнованиях с Родниной, видно было, что он переживал.

– Почему ваша пара с Шахраем распалась?

– Сережа ушел, не захотел тренироваться у Жука, пока нашли нового партнера, пытались скататься, – все и прекратилось. Да и я резко выросла, тут происходит раскоординация, у меня было не сильно, но с уходом Сергея, появлением нового партнера, у меня не вышло кататься так, как раньше.

Фото: Instagram
Легендарный тренер Станислав Жук с Мариной Черкасовой и Сергеем Шахраем

«Я не предавала Жука»

О тяжелом характере Станислава Жука ходили легенды, не каждый фигурист мог справиться с его нравом. Поговаривают, что когда Жук тренировал, другие обходили лед стороной, такие крики оттуда доносились.

– Да, он был строгим, но когда тренер мягкий, чемпионы не получаются, редко спортсмены сами заставляют себя работать, – говорит Черкасова. – Меня, к примеру, надо было подталкивать, без Жука у меня бы работа не пошла. Да, он кричал на тренировках, к нам действительно боялись заходить, он не любил, когда кто-то лишний присутствовал. Однако, когда мы оставляли лед, он становился другим человеком, был нам как отец, следил, чтобы мы школу не прогуливали и так далее. Жесткость больше мальчишкам не нравилась, а мы, девчонки, от строгости всегда были в тонусе.

– Почему вы не ушли к другому тренеру, как это сделали многие?

– Я очень любила Станислава Алексеевича, никогда не видела другого тренера рядом с собой. Даже когда я подросла, ушел мой партнер, я все равно никуда не ушла, не сменила тренера.

Я не предала Жука, каталась с ним до последнего, хоть меня и приглашали другие тренера. Шахрай меня звал к Родниной кататься, хоть я этого и не помню, но я не пошла, как и не отреагировала на другие предложения, в том числе конькобежный спорт и даже фехтование.

Всегда говорила: либо я катаюсь у Станислава Алексеевича, либо нигде, этот человек из меня слепил Марину Черкасову. Станислав Алексеевич для меня родной человек, которого я обожаю.

– Слышала, что он любил проводить время со своими спортсменами вне льда...

– Когда мы ездили вместе на сборы, там нам удавалось отдыхать. Ходили на море, на рыбалку, он меня учил рыбачить, кормил нас ухой, мы играли в паре в теннис. Станислав Алексеевич очень добрый, у него тоже была дочка, мы с ней дружили, у нее даже была детская ревность ко мне. Он умел разделить рабочее время и время отдыха. Такого тренера сложно сейчас найти, он мог совместить и строгость, и доброту. 

  • Карьера Станислава Алексеевича закончилась очень некрасиво. С характером тренера не могли ужиться не только спортсмены, но и коллеги. Жук нажил много недоброжелателей и завистников. Его обвинили в аморальном поведении, впоследствии выгнали сначала из сборной СССР, а потом и из родного ЦСКА. 

– В те времена я была в Италии, – вспоминает Черкасова. – Когда я узнала об этом, была в шоке: как можно такого тренера не допустить до тренировок, на свой же каток, в свою школу. Это нонсенс! Как так можно было обойтись с легендарным тренером?

– В одном из интервью Тарасова сказала, что Жука сгубил алкоголь, это так?

– Я не думаю, что его сгубил алкоголь. Да, он выпивал. Но здесь проблема была в другом: он часто что-то подсказывал другим тренерам, встревал в рабочий процесс, это никому не нравилось. Они очень ревностно относились к Жуку. Да и те спортсмены, которые уходили, немного поджигали ситуацию.

Фото: Instagram

О жизни Черкасовой после окончания карьеры читайте в нашей следующей публикации.

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика