Новости дня

01 апреля, среда












31 марта, вторник




























30 марта, понедельник




Наталья Лапина: Абдулова в постели забыть можно, а Микки Рурка – нет!

16:05, 08 марта 2020
«Зажигай» №8-2020

Фото: личный архив Натальи Лапиной
Фото: личный архив Натальи Лапиной

Актриса и певица Наталья Лапина вернулась в Россию. Секс-символ советского кино теперь занимается музыкой: она поет сама, а также сочиняет хиты для других исполнителей. В беседе с нашими корреспондентами Лапина вспомнила о самых ярких романах в своей жизни. Из-за чего Абдулов устраивал дебоши, чем удивлял Джек Николсон и как из-за Микки Рурка она оказалась на больничной койке – в откровенном интервью. 

«Саша побухивал, устраивал истерики»

– Наталья, в последнее время вы активно появляетесь в ток-шоу. Нравится?

– Не могу сказать, что нравится. Но если приглашают, надо идти. 

Global Look Press

– В одной из недавних программ вы рассказали о страстном романе с Абдуловым. Как у вас все начиналось?

– Мы с Абдуловым познакомились на съемках фильма «Пышка» в Прибалтике. Сашу я увидела в роли медведя в фильме «Обыкновенное чудо», когда мне было лет тринадцать. И с тех пор «заболела» им. Когда узнала, что он приезжает со спектаклем в наш город Горький, я четыре месяца голодала, чтобы собрать деньги на билет и букет цветов. Родители давали каждый день на школьные обеды по двадцать копеек. Я их откладывала, чтобы накопить на кусок атласной голубой ткани. Мы с сестрой и мамой его шили ночами. Я думала, что он меня в нем сразу заметит. Но Саша даже не обратил на меня внимания. Взял букет цветов и потянулся за другим. Тогда сказала сама себе: «Я ему обязательно отомщу! Пойду выучусь на актрису и сыграю у него в эпизоде!»

– Так и случилось?

– Да. Когда Женя Гинзбург снимал «Пышку», где я играла главную роль, упросила его пригласить Абдулова. У него была небольшая роль немецкого офицера. Моя первая встреча с ним состоялась в постельной сцене. Сидела в платье, натянув одеяло по горло, а он осыпал меня деньгами. В тот день я ему рассказала о своей детской мечте – познакомиться с ним. У нас завязался роман. Это была мечта моей юности – ничего грязного в этом не вижу. 

– Он вас не разочаровал?

– Как сказать? На экране мы все кажемся идеальными. У меня тоже много ролей в кино, но в жизни я далеко не подарок, очень сложная. Это нормальное явление, что любовник может тебя разочаровать. Ира Алферова говорила, что он гулял. Не знаю. Когда я была с ним, он с Ирой уже не жил. При мне ни с кем другим не гулял. Но чтобы быть его постоянной женщиной, я была не готова.

– Почему?

– Он побухивал, устраивал не то чтобы дебоши... Помню, лежу с температурой сорок градусов, он открывает дверь и говорит: «Пошли». А я была никакая. В то время на каскадеров денег не было, все трюки мы выполняли сами. Тогда я в холодной ноябрьской воде снималась и заболела. Когда Саша пришел, я начала сопротивляться. А он кричал: «Я тебя вычеркнул!» Были неприятные моменты, но это просто алкоголь на него так действовал. Он устраивал истерики, когда был подшофе. А так Саша – очень нормальный, легкий. Мы были с ним дружны всю жизнь. 

– Он из тех любовников, которых невозможно забыть?

– Ну почему же? Вот Микки Рурка забыть невозможно, а Сашу – можно. Кстати, Микки виноват, что у меня была операция на спине. 

«Собаки Рурка облизывали мое лицо, а я не могла сказать, что мне противно»

Микки Рурк // Global Look Press

– Как это случилось?

– Мы упали с горы (улыбается). С Рурком мы познакомились в магазинчике возле дома. Он покупал сигареты, а я зашла за продуктами. Мы столкнулись в дверях. Оказалось, что жили в соседних домах. Во время той встречи в магазине он меня сразу заметил, в гости позвал к себе. Я не пошла. На следующий день он ко мне пришел сам. У меня, кстати, было более комфортно. Его дом – весь в собачьих волосах. На диван страшно сесть! 

– Почему он не убирался?

– Не любил. К нему приходила женщина один раз в две недели. Для него главное – не комфорт, а собаки, которые у него жили. Самая любимая – Локки. Из-за нее он даже не полетел на съемки одного фильма, потому что ее не пустили в самолет. Микки сказал: «Тогда и я не полечу!» Собаки все время находились с ним! Помню, когда ехали в машине, они облизывали мне лицо. А я не могла сказать, что мне это противно. 

– Вы были у него первой русской девушкой?

– Да. После меня он стал обожать русских женщин. С Микки на самом деле весело: он прикольный пацан. Такой взрослый ребенок. Нормальным его назвать невозможно (смеется).

– А в сексуальном плане Рурк вас не разочаровал?

– Конечно, нет. У него тело 20-летнего мальчика. Он же профессиональный боксер, до сих пор занимается спортом. Конечно, из-за этого у него сильно пострадало лицо, многочисленные переломы носа. Но он говорил, что пластику никогда не делал! Мне было с ним интересно: я как раз не люблю правильных мужчин. С ними мне скучно!

«Николсон сам подошел ко мне»

– Джек Николсон, с которым у вас тоже завязался роман, был таким же ярким?

– Нет. Я, кстати, за Джека переживаю. Мне кто-то сказал, что у него чуть ли не Паркинсон. Мы с Николсоном познакомились в его ресторане в 1993 году, когда я только приехала в Америку. Я пошла с друзьями на Хеллоуин. Он был загримирован под чернокожего. Сам подошел ко мне. У нас закрутился роман, параллельно я активно работала. Написала песню для картины, в которой главную роль играл Хью Грант. У меня так круто все начиналось в Америке! Но все испортили мои мужья. Я в отношениях растворяюсь полностью: теряю себя, забываю, ради чего приехала. Вышла замуж за одного скандинава, от которого родила дочь. А он стал меня ревновать к профессии! Это ужасно, когда мужчина меняется после свадьбы. Когда я забеременела, он стал меня оскорблять. У меня был страшный токсикоз, а он смотрел на меня и говорил: «Посмотри в зеркало, уродина!» Я ему сказала: «Вот дверь – убирайся. Я не могу: мы с тобой разные люди!» Когда его бросила, он мне сказал: «Делай аборт!» Но я решила родить ребенка для себя. С того момента прошло 23 года, а он мне до сих пор мстит! У нас были сложные отношения: я несколько лет не видела дочь. Но сейчас, к счастью, у нас с ней все хорошо. 

Джек Николсон // Global Look Press

– Сейчас, когда вы вернулись в Россию, чем занимаетесь?

– Я занимаюсь любимым делом – творчеством. Я устала спасать американские мозги! Создала моноспектакль, пою, снимаюсь в разных программах. На днях выступила в юбилейных концертах моего друга Игоря Матвиенко, мы реанимировали мою песню «Гимназистки-проститутки» на слова Шаганова. Получился шикарный номер! В кино пока не снимаюсь: то, что вижу на экране, меня не вдохновляет. Пишу песни разным артистам: Лепсу, Самбурской, Успенской. Я не представляю своей жизни без музыки. Это моя терапия! Я превращаю человеческую боль в искусство! Это очень сильный антидепрессант! Поскольку я стала в Америке дипломированным психологом, придумала такую психотерапию через песни. В тексты вкладываю всю свою боль. На днях написала новую песню для Любы Успенской. Она переживает непростой период. Люба вложила в это произведение всю свою боль. Она мне сказала: «Это  огромный хит, страна будет рыдать!» Так что жду премьеру. 

***

Материал вышел в издании «Зажигай» №8-2020 под заголовком «Абдулова в постели забыть можно, а Микки Рурка- нет!» 

Рубрика: Шоу-бизнес

Поделитесь статьей:
Колумнисты

^