Новости дня

18 июня, вторник














17 июня, понедельник



























16 июня, воскресенье




Адвокат Ирины Цывиной рассказала о суде за "проклятое наследство"

11:09, 11 июня 2019
 

Ирина Цывина // фото: Natalia Shakhanova / Global Look Press
Ирина Цывина // фото: Natalia Shakhanova / Global Look Press

Неожиданный уход из жизни актрисы Ирины Цывиной обсуждают до сих пор. Последняя жена великого Евстигнеева скончалась в возрасте 55 лет.

Известный адвокат Юлия Вербицкая-Линник, которая была дружна с актрисой, впервые рассказала о том, что ей поведала Цывина перед смертью. 

Юлия Вербицкая-Линник // фото: архив редакции

«После атак она днями не могла прийти в себя»

– С Ириной Константиновной меня познакомила директор актрисы Любовь, обратившаяся за юридической помощью для своей подопечной, – рассказывает Вербицкая-Линник. – Ситуация оказалась банально проста. После смерти Александра Благонравова, последнего супруга актрисы, его родной сын – пасынок Ирины Константиновны Александр Благонравов-младший – вступил в борьбу за наследство. Он потребовал выделить долю отца во всем имуществе, приобретенном в период брака.

Имущество у супругов было внушительным: четыре квартиры, дом и земельный участок. Участок выделялся еще Евгению Евстигнееву. Но оформлен документально и куплен у районной администрации Цывиной он был как раз во время брака с Благонравовым. Пасынок Ирины требовал у актрисы по максимуму: не только четверть от всего имущества, но также пытался признать одну из квартир (самую дорогую) личной собственностью своего отца, что существенно увеличивало его долю в наследственном имуществе.

Ирина со вторым мужем Евгением Евстигнеевым

– Выработав с Ириной Константиновной концепцию, мы бодро вступили в процесс, – делится Юлия. – Но, несмотря на боевое настроение и нашу собственную правоту, каждому судебному заседанию предшествовали панические атаки, после которых Ирина Константиновна несколько дней не могла прийти в себя. «Эмоциональная женщина, актриса!» – подумала я и порекомендовала ей обратиться к практикующему психологу. Рекомендация сработала, беспричинные панические атаки стали легче, но совсем не ушли.

– Второй странностью этого процесса стало появление в орбите Ирины Константиновны странных, абсолютно булгаковских персонажей, пугающих ее подчас внезапными появлениями и звонками среди ночи, – продолжает Вербицкая-Линник. – Также у них периодически возникали безумные идеи, например «поменять судью» или сделать так, чтобы «судья был одновременно и адвокатом». Лично отшив одного такого «специалиста по судьям», я была безумно рада активному участию в жизни Ирины Константиновны двоих мужчин: временно находящегося в армии сына Евгения и близкого друга Дениса Сердюкова. Их присутствие и поддержка, как казалось, обеспечивали Ирине Константиновне физическую и моральную защиту от нежданных гостей.

Цывина в молодости

«Этот процесс забирает у меня жизнь!»

Неожиданно у Цывиной появилась третья странность: постоянное предчувствие какой-то неизбежной беды, связанной с окончанием судебного процесса. Хотя дела в суде у актрисы шли более чем хорошо. Изрядно измучив адвокатов истца судами, а самого Александра Благонравова-младшего – телевизионными шоу, стороны договорились, что дом и земля передаются полностью и целиком Ирине Константиновне без денежной компенсации с ее стороны.

– Более того, Александр-младший отказался от требований о признании лучшей квартиры (где Ирина Константиновна фактически проживала) единоличной собственностью отца, – говорит Юлия. – Конечно, в целях потянуть процесс мы говорили о гипотетической компенсации (а нам это было выгодно – все объекты сдавались и ежемесячно от их сдачи денежка капала на счет Ирины Константиновны), как вдруг раздался ее звонок с решением, что мы срочно заканчиваем процесс.

– Почему? – удивилась я.

– Я чувствую, что меня прокляли! – заявила мне Ирина Константиновна. – Любовница моего мужа.

– Как так? 

– Вы не представляете, что я нашла на даче, в бане: какой-то коробок, там плесень, волосы… Я хочу немедленно все прекратить.

– Но как же ваши аренды?

– Мне это неважно. Этот процесс забирает мою жизнь! Заключаем немедленно мировое на наших условиях.

Приходили анонимные сообщения

Мировое соглашение было подписано немедля и передано в суд. Судья утвердила его и выдала на руки определение. Но тут случился новый удар по репутации актрисы. В прессе появилась информация, что сын Ирины Цывиной на самом деле от Олега Янковского. 

– Я спросила ее мнение: хотите судиться и требовать опровержения? – вздыхает Юлия. – «Ни в коем случае! – ответила Ирина. – Абсолютная ерунда, и все об этом знают. Не хочу быть смешной». Мы думали, на этом поток личных оскорблений иссяк. Однако не тут-то было.

Объявилась «любовница» Александра Благонравова-старшего по имени Ирина, которая активно встала на сторону пасынка Ирины Константиновны. «Баня на даче Благонравова построена на мои деньги!» – решительно заявила она в прессе. В личную почту Ирины Константиновны полетели неизвестно откуда взявшиеся анонимные сообщения: «ты хочешь и дачу, и машины, и баню», «сдохнешь со всем этим», «не пойдет проклятое наследство тебе впрок».

– С тех пор меланхолия стала почти постоянной гостьей Ирины Константиновны, – не скрывает адвокат. – Все чаще вспоминала она, как ушел из жизни ее муж и кумир – Евгений Евстигнеев, как он поверил в то, что может умереть, и ушел. Кроме того, тема «проклятия» и «проклятого наследства» глубоко засела у нее в голове. Ее подруги (отношения с которыми у меня не сложились), как могли, старались быть рядом, вытащить ее из депрессии, развлечь… Но попытки были напрасными. Ирина Константиновна обратилась к религии, стала думать о паломничествах и монастырях, но тщетно: утешения это ей не принесло. Доверительно сообщила мне, что ее избранник Денис Сердюков сделал ей предложение руки и сердца и она размышляет над ответом… Но ответа дать не успела.

По роковому совпадению буквально через неделю после того, как были закончены последние судебные формальности, Ирина Константиновна умерла.

– О причинах смерти я могу лишь предполагать: ей было очень холодно в этом мире, – говорит Юлия. – Рано утратив свою любовь, она всю жизнь искала мужчину, способного быть рядом с ней, любить ее, быть всем, как был в свое время Евгений Евстигнеев, но титанов такого уровня, быть может, не осталось в этом мире. А может быть, и остались, но она их не встретила или не разглядела.

С последним (четвертым) мужем Александром

Не исключено, что квартирный вопрос по наследству Цывиной разгорится с новой силой уже в самое ближайшее время. После ухода Ирины Константиновны у нее осталось двое наследников – сын Евгений и выросшая в Америке, со своим отцом, дочь Зина (Зенобия). Они уже вступили в свои права. Однако закон суров.

С сыном Евгением // фото: Natalia Shakhanova / Global Look Press

– С учетом того, что Евгений также был наследником покойного Благонравова и вступил в свои права наследства, он имеет право на долю, существенно большую, чем у его сестры, – продолжает Юлия. – Хочется верить, что им (Жене и Зине) хватит мудрости договориться, а не высчитывать и не выделять свои доли в суде, чтобы «проклятие» наследства Благонравова не затронуло их дальнейшую жизнь.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также