Новости дня

26 июня, среда










25 июня, вторник
























24 июня, понедельник











Неравный брак. Как спелись Анна Нетребко и Юсиф Эйвазов

15:06, 03 июня 2019
«Собеседник+» №05-2019

Фото в статье: Global Look Press
Фото в статье: Global Look Press

Сегодня они самая яркая оперная пара, каждое выступление которой становится событием. А главное событие в их собственной жизни случилось ровно 5 лет назад.

«Зачем ей несчастный певец?!»

Анна Нетребко и Юсиф Эйвазов впервые увидели друг друга весной 2014 года на сцене Римской оперы, где должны были петь партии влюбленных друг в друга Манон Леско и де Грие.

– Для меня тот день, когда мы познакомились в Риме, остался в памяти на всю жизнь, – признался «Собеседнику+» Юсиф Эйвазов. – Я до сих пор помню, что на ней было надето, что она сказала. Но я и не думал к ней подходить. Мировая звезда, роскошная красавица. «Зачем ей нужен парень из Баку, – думал я, – несчастный тенор, начинающий делать карьеру?!» Первый шаг сделала Анна. Если бы с ее стороны не было флюидов, я бы никогда сам не подошел.

Нетребко к моменту знакомства с Эйвазовым уже покорила главные оперные сцены мира, его же имя почти никто не знал. Многие считали их союз сомнительным, полагая, что бакинский тенор встречается с Анной по расчету.

– Она представила меня друзьям и коллегам спустя полгода после начала отношений. Это случилось в Москве на юбилейном вечере Елены Образцовой, – продолжает Юсиф. – Вначале было много разговоров: «Раз этот парень с Нетребко (Юсиф младше Анны на 6 лет. – Ред.) – теперь у него «попрет». На самом деле никто уже не узнает, как бы сложилась моя карьера. Точно то, что Аня сделала меня сильнее, увереннее.

После премьеры «Манон Леско» злопыхатели попритихли. А потом и вовсе прикусили языки, когда с Эйвазовым подписал контракт Ла Скала, а «Коррьере делла сера» на первой странице назвала триумфом его исполнение партии Андре Шенье (специалисты считают ее топовой, самой высокой сложности. – Ред.).

Осталась одна с сыном-аутистом

На самом деле только близкие Нетребко знают, как Анна тогда нуждалась в опоре. За плечами у первой оперной красавицы был неудачный опыт 6-летних отношений с уругвайским певцом Эрвином Шроттом. На руках – их совместный, с серьезными проблемами 5-летний сын Тьяго (Тишка на русский манер. – Ред.). Мальчик поздно начал говорить, с трудом коммуницировал со сверстниками, закатывал истерики. В 3 года ему поставили диагноз аутизм.

– Аня осталась один на один со своей бедой, – рассказал «Собеседнику+» друг певицы Филипп Киркоров. – Она была в растерянности и поначалу не понимала, с какой стороны подойти к ребенку, как справиться с ним. Конечно, рядом с ней были семья, друзья, но мужчины, самого близкого человека, на которого можно было бы положиться, который взял бы на себя часть ее забот, она не имела.

Официальные представители Нетребко дипломатично называли причиной ее любовного фиаско длительные расставания. Мол, из-за графиков выступлений возлюбленные виделись крайне редко и в конце концов отвыкли друг от друга. Анна позже говорила: разбежались, так как по большому счету их связывала только постель. Он не помогал ей в быту, да и близким в духовном смысле так и не стал.

– Мы говорили с Эрвином на разных языках, не могли объяснить друг другу, что чувствуем, – сравнивала отношения со Шроттом и Эйвазовым Анна. – А с Юсифом понимаем друг друга с полуслова. Те же шуточки, тот же язык, то же кино. Мне с ним легко.

Филипп Киркоров намекает, что причиной расставания Анны с уругвайцем стала творческая ревность Эрвина к успехам Нетребко.

– Безусловно, у них была любовь, – уверен Филипп. – Но когда в семье две большие личности и обе поют, кто-то один должен уйти в тень и жить жизнью другого. Я уверен, что Анна даже была готова принести себя в жертву любимому. А ее мужчина этого, к сожалению, не оценил. Или оказался не готов взять на себя роль лидера. И дурак!

Фиктивный штамп

Пышная свадьба Нетребко и Эйвазова – в старинном замке, с каретой и все тем же Киркоровым, воспевавшим их «любовь, похожую на сон» – состоялась в декабре 2015-го. Для обоих это первый настоящий брак. Она так и не расписалась с отцом своего ребенка, у него в паспорте – штампы о свадьбе и разводе с фиктивной пожилой женой.

– Это был 2000 год, – вспоминает Юсиф. – Мне нужно было продлить вид на жительство в Италии, и близкий мне друг, поклонница оперы, пожилая женщина, которая старше меня черт знает на сколько лет, согласилась «выйти замуж». Никто никого не обижал, не бросал. Аня прекрасно знает об этом «браке», все понимает. Самое главное в отношениях – честность. Благодаря этому наш брак крепкий и счастливый, мы честно друг другу сказали все, как есть.

Едва ли не самым важным, что оценила Нетребко в Эйвазове, стало, по мнению Киркорова, то, что он нашел контакт с Тьяго и заменил ему отца, который сейчас никак не участвует в жизни сына.

– У Юсифа с Тишей прекрасные отношения, – говорит Филипп. – Мальчик не сразу подпустил его к себе, но Юсиф смог заслужить его доверие. И понимает, что это нельзя предать, потом сам себе не простишь.

Тьяго называет Эйвазова папой, тот его – своим сыном. Первые 3 класса малыш учился в спецшколе с индивидуальным подходом, с 4-го пошел в обычную в Вене.

– Из-за того, что папа с мамой постоянно разъезжают по миру, время от времени мы забираем Тишу и нанимаем частных преподавателей, – признается Анна. – Так и балансируем, иначе не сможем видеть сына, а это для нас неприемлемо.

В отношениях с Эйвазовым Анна учла прошлые ошибки. График их выступлений расписан на несколько лет вперед, и половина из них – совместные. Они открыты, активны и, постоянно подогревая интерес, успешно монетизируют свою любовь.

– Сейчас я понимаю, что главное в жизни – семья, муж, ребенок, – говорит Нетребко. – Люди, о которых ты заботишься и которые заботятся о тебе. Я абсолютно счастлива и ушла бы со сцены хоть завтра, если бы не необходимость зарабатывать.

Богемная жизнь мировой звезды, какую по статусу и положено вести Нетребко, дорого стоит. Но доходы певицы, по ее словам, гораздо ниже тех 7,5 млн евро, в которые оценил состояние Анны журнал Forbes.

Да, признает она, «с приходом Юсифа, ведущего бюджет, денег в семье стало больше». Часть из них идет на погашение ипотеки, взятой на 30 лет для покупки квартир в Вене и Нью-Йорке, часть – на бизнес в виде небольших магазинов и кафе. Чтобы было на что жить на условной пенсии.

– Ну сколько мы еще сможем петь? – рассуждает Юсиф. – Ну, 10 лет... Ну, 15. Главное, мы понимаем, что все, что мы делаем – ради семьи, ради ребенка.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник+» №05-2019 под заголовком «Неравный брак».

Поделитесь статьей:


Колумнисты


Читайте также