Новости дня

23 февраля, суббота
















22 февраля, пятница






















21 февраля, четверг







"Cейчас у мамы Иры одна задача..." Семейный фотоальбом Ирины Климовой

«Только звезды» №03-2019

фото: личный архив Ирины Климовой
фото: личный архив Ирины Климовой

Актриса Ирина Климова только внешне женщина хрупкая. В ней есть большая внутренняя сила, упорство и твердый характер. Практически в одиночку она вырастила сына и на протяжении долгих лет остается активной в профессии.  

– Мои родители не имели отношения к творческим профессиям. Мама закончила педагогический институт, работала учителем химии. Потом получила специальность химика-технолога. Папа – экономист высокого уровня. Он 25 лет трудился в Госплане СССР, потом много лет работал в Правительстве Москвы и дослужился до заместителя министра экономики. Правда, папа оказался честным чиновником, поэтому жили мы всегда очень скромно. Папа и машину-то себе купил только после того, как это сделала я, будучи уже взрослой.

Свадьба родителей Ирины Климовой

Детство мое прошло обычно, как и у всех советских детей. Поскольку родители много работали и мною не занимались никакие няньки, я быстро стала самостоятельной. С третьего класса сама ходила в школу, себе готовила. В музыкальную школу записалась по собственной инициативе в шесть лет. Мне очень хотелось научиться играть на пианино. Помню, как мы с родителями нашли в комиссионке старенький инструмент, потому что новый стоил слишком дорого. 

Я была закрытым ребенком, внутри жило много страхов, замыкалась в себе. Меня легко можно было обидеть. Эта проблема мне мешала в жизни достаточно долго.    

фото: личный архив Ирины Климовой

 «В 10-м классе начала зарабатывать»

– Папа был тамадой на всех семейных застольях. И на работе у него была самодеятельность. А так как я с детства все время что-то из себя изображала, пела, он меня туда пристроил. А однажды повел к одной замечательной тетеньке – педагогу по вокалу, которая неожиданно в 15 лет обнаружила у меня колоратурное сопрано. Благодаря ей я попала на прослушивание в Гнесинское училище. После него директор училища сказала: «Мы готовы вас принять, но только подымите юбку и покажите ноги!» Это меня повергло в шок. Я расплакалась и убежала из кабинета. И в училище не пошла. А спустя годы поняла, что тело – это инструмент артиста и, видимо, ей нужно было просто на этот инструмент посмотреть. 

Примерно в тот же период, в 10-м классе, я заработала первые деньги. Перед поступлением в Щукинское училище я туда постоянно бегала, узнавала по поводу вступительных экзаменов. Однажды захожу, на пороге меня останавливает какая-то женщина и говорит: «Девочка, хотите сниматься в кино?» Я отвечаю: «Да!» Она: «Поехали со мной прямо сейчас!» Мы приехали на «Мосфильм», она меня подвела к режиссеру, которым оказался Володя Железняков – сын знаменитого оператора. Он учился во ВГИКе и снимал свою дипломную работу, которая называлась «Время луны». Ему нужна была главная героиня – девочка-школьница. А я была в 10-м классе, но могла сойти за семиклассницу, так что он меня тут же утвердил на роль. 

У меня было три дня съемок, за которые мне заплатили 120 рублей. Для сравнения: моей маме тогда платили зарплату 80 рублей. Мы конечно же все обалдели… А в «Щуке» со второго курса я начала активно зарабатывать. Благодаря следующему фильму «Трава зелена» принесла в копилку семьи 600 рублей. К тому же я хорошо училась и получала стипендию 40 рублей. Я все отдавала маме, мне выдавали рубль на обед, и этого хватало. С моих гонораров мы купили первую нормальную мебель. На то, что стояло в нашей квартире раньше, без слез смотреть было нельзя. 

В фильме «Трава зелена» я играла дочку Валерия Золотухина. Валерий Сергеевич со свойственной ему манерой – с шутками и прибаутками – учил меня, как играть. Он всегда что-то напевал. С ним было весело и очень легко. А еще он нас, молодежь, все время подкармливал. Мы снимали в городе Протвино, под Серпуховом, и в гостинице, где жили, был ресторанчик. Там были вкусные котлеты по-киевски. Золотухин каждый вечер кормил нас этими котлетами, так что через месяц съемок их уже никто видеть не мог. 

На съемках фильма "Трава зелена"

– Узнавать меня на улице начали после фильма «Зимняя вишня» – именно эта картина стала моей визитной карточкой. Да, теперь по жизни я Слоник. Ну и слава Богу! Для артиста большая удача – иметь какую-то знаковую роль. Мне повезло сниматься в «Зимней вишне» с Виталием Соломиным. Я считаю очень важным, когда мужчина – хороший семьянин. На съемках Виталий через каждые два часа звонил жене и дочкам, рассказывал, что у него происходит. А нам в свою очередь рассказывал про них. Он был замечательным артистом, но мыслями всегда был дома. А еще – блестящим импровизатором. И практически никогда на репетиции не выдавал всего, что будет делать непосредственно в момент съемки. Только как бы слегка намечал. Поэтому мне, молодой артистке, всегда надо было быть начеку. Помню, во время съемки одной сцены Соломин неожиданно хватает меня за шкирку и начинает мотать, да еще что-то там покрикивает. Я еле сдержалась, чтобы не расколоться, но постаралась ему подыграть в том же духе. Получилась очень живая сцена: я кричу, он кричит, брызги летят. Именно этот дубль и вошел в картину.

Виталий Соломин и Ирина Климова в фильме "Зимняя вишня"

«Мне хотелось ребенка. Но муж сказал, что не готов»

– С первым супругом – актером Валерием Боровинских – у нас была большая любовь. Когда я его увидела, меня будто бы молния ударила. Какое-то время я за ним как собачка ходила. Мы уже начали встречаться, а Валера говорил: «Мы просто дружим, мне вообще нравятся другие женщины!» Он до меня встречался с высокими брюнетками, моделями. А я 164 сантиметра ростом, просто чапала за ним до тех пор, пока он не понял, что влюбился. Это был юношеский союз. Мы вместе взрослели. У нас была не семья, а пионерский лагерь из серии «не играй в мои игрушки и не писай в мой горшок». Жили мы в съемной комнате, в коммуналке. Наш брак пришелся на начало 90-х – в кино работы было мало, в театре я получала смешную зарплату. Из всей мебели у нас был матрас, на котором мы спали, какие-то коробки – на них стоял телевизор, – стол, два стула. Все старое, принесенное с помойки. Одежда висела на гвоздиках, вбитых в стену.

фото: личный архив Ирины Климовой

По мере того как мы взрослели, стало понятно, что наши дороги расходятся, нам стало нечего выяснять. Мне уже хотелось ребенка. Но муж сказал, что не готов. Я не могу сказать, что наши чувства угасли. Мы расставались, любя друг друга. И до сих пор как брат и сестра. 

«С Алексеем прожили всего 4 месяца»

– История со вторым мужем – Алексеем Ниловым – другая. Наверное, на момент нашей встречи мне суждено было стать мамой и нужен был мужчина. Когда мы начали общаться, вообще толком не изучали друг друга. Да, рассказывали какие-то вещи, но потом выяснилось, что все пропустили мимо ушей. Было сильное притяжение, невероятная страсть. И только после того, как зародился наш сын Никита, мы начали понимать, что совершенно друг другу не подходим. К тому же мой муж жил в Питере, я – в Москве. Он говорил, что переедет, у нас будет свой дом. Но этого так и не случилось. Наш брак длился два с половиной года, и из них всего 3–4 месяца мы прожили вместе. Ничего совместно не нажили. Развод проходил довольно громко, в процессе него мы общались через адвокатов, потому что имели много претензий  друг к другу… Хотя мы строили большие надежды на наш брак. Лёше хотелось, чтобы все у него наконец-то получилось, потому что до этого было много проб и ошибок. Мне тоже хотелось сохранить семью, ведь у нас сын. И когда все разлетелось в куски, конечно, стало обидно. Слава Богу, со временем нам все-таки удалось договориться. Сейчас все нормально.

фото: личный архив Ирины Климовой

– Сыну Никите сейчас 15 лет. В какой-то период он был очень похож на папу внешне и по характеру. Я замечала, у них даже жесты одинаковые, походка, повадки. Сейчас Никита похож сам на себя, совершенно самостоятельно развивается. В этом году мы наконец-то определились с будущей профессией. Сына заинтересовала экономика. Он придумал себе бизнес-проект, который ему хочется осуществить. Сейчас папа по возможности помогает финансово. Но я на Лёшу в этом плане не давлю. Он не работает в театре, у него единственный источник заработка – кино. Но надо отдать Лёше должное, он старается. У Никиты впереди выпускные экзамены за девятый класс. Без репетиторов нам не обойтись, как большинству родителей. Так что в этом году у папы Лёши и мамы Иры одна задача: крутись как хочешь, но на репетиторов заработай!

фото: личный архив Ирины Климовой
поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания