Новости дня

11 декабря, вторник



































10 декабря, понедельник










Милу Романиди от смерти спас бас-гитарист


Карнавальные песни Милы Романиди – «Амазонка», «Гавайская гитара», «Рио-Де-Жанейро» – в свое время мгновенно стали хитами. Но на волне популярности Мила неожиданно ушла со сцены. О том, что происходило в ее жизни, певица откровенно рассказала «Собеседник.ру».

Впервые о Миле Романиди зрители услышали в составе группы «Садо», где она пела вместе с Азизой и Кумуш Раззаковой.  

– Нас называли русскими «Арабесками», – вспоминает Мила. – Мы гастролировали по Европе, выступали в лучших залах мира. По три месяца работали в Берлине в знаменитом Friedrichstadt-Palast со многими звёздами мировой эстрады.

Часто «Садо» делили сцену и с российскими знаменитостями. Например, с Аллой Пугачевой. Примадонне девчонки очень нравились. 

– Она очень хорошо к нам относилась и во всем поддерживала, – говорит Мила. – Мы работали в первом отделении перед Аллой Борисовной. Пока пели, она смотрела, как мы работаем. Часто давала советы. Подсказки делала очень профессионально и ненавязчиво. У нее надо учиться каждому слову, каждой запятой... Она – великий мастер. Мы воспринимали ее как божество. Но при этом в жизни Алла Борисовна была совершенно земной и очень простой!

После распада «Садо» Мила решила заняться сольной карьерой. Правда, мало кто знает, что этого могло и не быть. На очередных гастролях Романиди едва не погибла. Об этом случае певица вспоминать не любит и до сих пор рассказывала о случившемся лишь самым близким.

– В тот вечер я уже была в концертном костюме и готовилась к саундчеку, – вспоминает Мила. – Вышла на сцену, чтобы проверить микрофон. Взяла его правой рукой, а левой – металлическую стойку, на которой он держится. Как мне уже потом рассказывали люди, видимо, провод где-то был пробит. В результате он соединился с одним из металлических световых приборов, и меня пробил разряд тока. Помню, была темнота и я куда-то улетала. Ребята-музыканты сразу сообразили, что произошло. Они мне рассказывали потом, что все происходило как в фильме ужасов: «Ты повисла над сценой сантиметров на тридцать! У тебя были такие большие глаза на выкате! Это продолжалось секунд двадцать». Помог мой барабанщик: он был в кроссовках и выбил шнур от микрофона. А мой бас-гитарист Григорий Пушен, у которого было медицинское образование, стал делать непрямой массаж сердца.

К счастью, певицу удалось вернуть к жизни.

– Пока оживляли, сломали три ребра, – продолжает Мила. – Но главное, как мне уже потом рассказали в реанимации – запустили сердце. Ребята мне сказали: «Когда у тебя из глаз потекли слезы и ты закрыла веки, мы поняли, что тебя оживили!» Я тоже помню их крик: «У нее слезы потекли!» Смотрела на них и не могла понять, что происходит. Они меня просили: «Моргай глазами, чтобы мы тебя понимали». А мне было холодно, не чувствовала ни рук, ни ног. Уже потом меня отправили в больницу. Там я пролежала месяца два. Врачи ждали, как отреагирует сердце. Была вероятность, что на следующий день после страшного разряда я вообще не проснусь. Но я вернулась к жизни. Правда, первое время не разговаривала – не могла произнести ни слова. Первыми моими словами были: «Я ничего не хочу, не пойду больше на сцену!» Я считаю, что произошедшее со мной – это не знак свыше, а безалаберность людей, которые готовят сцену. Я благодарна Богу и ангелу-хранителю, что они не оставили меня и дали шанс петь и выступать дальше. Все случайное закономерно.

Вскоре Мила вернулась на сцену. Во время съемок «Утренней почты» ей предложили спеть дуэт с Филиппом Киркоровым.

– Филипп сказал: «Я знаю, кто нам напишет шлягер!» – вспоминает певица. – И повёз меня знакомить с Леонидом Петровичем Дербеневым. Ему очень нравилось, как звучат наши голоса вместе. Так родились прекрасные дуэты «Днём и ночью», «Хмурым и пасмурным деньком». Кстати, у Филиппа есть хорошая «чуйка» на хит – он же еще и потрясающий продюсер. Он новатор – шагает в ногу со временем. Мне нравилось отличное чувство юмора Филиппа. На записи с ним было легко: у него всегда шутка какая-то припасена. Я хохотала так, что у меня аж щеки болели.

Вскоре в репертуаре Милы появились главные хиты – «Гавайская гитара», «Амазонка» и «Рио-де-Жанейро». Они сделали Милу настоящей суперзвездой. Впрочем, в разгар успеха Романиди неожиданно решила оставить сцену. Поговаривали, что звезда эмигрировала в Грецию, где открыла свой бизнес.

– Филипп мне тогда говорил: «Нельзя уходить со сцены даже на минуту!» – вздыхает певица. – Но для меня было важным, чтобы сын хорошо закончил школу и поступил в МГИМО. Я прежде всего мать и жена, поэтому должна была создать условия для своей семьи – мужа и ребенка. Считаю, что это нормальное женское желание. Тем более что на тот момент казалось, что у меня есть все: и слава, и успех. Теперь, конечно, понимаю: нельзя уходить надолго – надо появляться время от времени.

Сейчас Романиди вновь вернулась – в прошлом году у нее прошли большие сольные концерты в Москве. Записала звезда и несколько саундтреков к популярным сериалам: «Дом с лилиями», «Близнецы», «Охота на асфальте». Часто появляется Мила и в эфире ток-шоу, на которые ее охотно приглашают.

– Лариса Рубальская, с которой я дружу уже больше двадцати лет, как-то сказала мне: «А почему бы тебе не начать опять?» – улыбается Мила. – К ее творческому вечеру она написала потрясающие песни «Зажигалка» и «Бродяга аккордеон», музыку к которым сочинил Андрей Алексин. Кроме того, у меня появилось несколько других песен, который я совсем недавно записала. Это будет совершенно новая Мила Романиди. Я понимаю, что нужна зрителям. Недавно в социальных сетях мне прислали ролик, на котором девочка лет пяти поет мою песню. У нее спрашивают: «Кто это исполняет?», а она отвечает: «Мила Романиди, я уже ее раз пятьдесят спела!» Вот именно в такие моменты я понимаю, что не зря живу, пою и работаю.

* * *

фото в материале: из личного архива Милы Романиди

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания