Новости дня

18 ноября, воскресенье




17 ноября, суббота















16 ноября, пятница


























Людмила Поргина о "веселых поминках": Пускай гавкают – мой караван идет!

«Зажигай!» №44-2018

Людмила Поргина // фото: Global Look Press
Людмила Поргина // фото: Global Look Press

Шумные поминки, устроенные Людмилой Поргиной по случаю кончины Николая Караченцова, обсуждают до сих пор. После прощания вдова пригласила близких к столу, за которым собравшиеся смеялись, шутили, пили шампанское с призывом: «Гип-гип-ура!»

Поргину за такое поведение не критикует только ленивый. Сама она в интервью нашим корреспондентам заявила, что поступила правильно:

– Меня критиковали всегда! – говорит Людмила Андреевна. – Когда мы боролись за жизнь Коли, писали, что я на нем зарабатываю деньги. Я всегда говорила: «Пускай гавкают, мой караван идет!» А собачки всегда будут находиться. Этот день памяти, который мы устроили, Коля просил провести именно так. Он сказал: «Чтобы в этот вечер было весело, чтобы обо мне вспоминали не как об ушедшем, а как о перешедшем в новую жизнь!» Он в ней уже был, когда случилась первая авария. И сказал после: «Там прекрасно. И хорошо, что мы и там с тобой будем вместе, потому как повенчаны. Вспоминайте обо мне весело!» Кстати, «гип-гип-ура», звучавшее на поминках, было любимым выражением мужа, которое он перенес от спортсменов в театр. И мы кричали в тот вечер это не Коле, а тем его работам, в которых он принял участие. Он никогда не был пасмурным! И всегда приносил мне шампанское, потому как знал, что это мой любимый напиток. Меня критикуют, что я пила в день его похорон. Так это потому, что муж мне дал наказ: «Пей шампанское в день моего ухода!» Я – православный человек, мне не хочется никого осуждать. Но мне стыдно за тех, кто говорит гадости. А Коля все равно со мной. Он стал моим ангелом-хранителем.

– Вы хоть как-то смирились с мыслью, что его уже нет?

– Пока я не приспособилась к новой жизни. Мне очень грустно. В последнее время мы спали в одной палате: я, медсестра и Коля. За это время я так привыкла слушать его дыхание, что сейчас тоже просыпаюсь и первым делом думаю: «Как он там с кислородом справляется?» Мне безумно одиноко, но я стараюсь мыслить в позитивном русле. После похорон живу у сына, у невестки, у внуков. 

Чтобы как-то отвлечься от пасмурных мыслей, Поргина периодически выходит в люди. В первую неделю после похорон она побывала на двух спектаклях. 

– Мы ходили в театр, смотрели Канта в исполнении наших друзей: Миши Филиппова, Игоря Костолевского, Светочки Немоляевой, – рассказывает Поргина. – Получили удовольствие. Еще посмотрела «Преступление и наказание» у Миши Швыдкого. Пытаюсь эмоционально загрузить душу! Мне кажется, что Коля до сих пор со мной. Что он все время около меня ходит, порой даже касается моей головы... 

О том, чтобы открыть музей памяти мужа, Поргина пока не думает. Но уверяет: память о легендарном Караченцове будет нести всю оставшуюся жизнь. 

– Пока очень болит, – вздыхает Поргина. – Надо немножко времени, чтобы боль приутихла. Мне очень хочется сохранить его творчество, у меня несколько чемоданов только его снимков со спектаклей и съемок фильмов. Хочется создать фонд Караченцова. Но пока я внутри замерла: как лягушка спряталась в берложку, когда ей холодно. Скоро, наверное, уеду куда-нибудь к подруге в теплые края!

Вещи Караченцова Людмила Петровна планирует отдать актерам. 

– У Коли очень много друзей, и мне хочется, чтобы они взяли что-то от него! – говорит Поргина. – Кто-то наденет его рубашку, другой – майку. Мне от этого будет радостно. Обязательно раздам им вещи, но только после сорока дней.

Людмила Поргина радуется тому, что смена у Караченцова подросла отличная – в лице его внуков:

– Он их обожал, а они его! – говорит женщина. – Петя занимается математикой и физикой, закончил музыкальное училище, отлично разбирается в кинематографе. Яна хочет продолжить карьеру папы и стать юристом-международником. У нас внуки – не дебилы, мы им передали свое мироощущение. Когда внуку Пете было 15 лет, мы подарили ему картину, на которой изображена чайка, летящая в небо. Я принесла ее Коле, он как раз сидел на море и сочинил стих: «Ты умен, красив, талантлив. Кровь моя в тебе течет. И в полет тебя зовет. Так не бойся ты прилива – разбегись, лети счастливо!» Прилив – это вся грязь и гадость, которую сейчас говорят. Поэтому я детям говорю: «Не бойтесь слухов и сплетен – у вас свой путь!»

фото из личного архива Людмилы Поргиной
поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания