Новости дня

12 декабря, среда



































11 декабря, вторник










Родственники бывшего мужа Маши Распутиной делят наследство

«Зажигай!» №41-2018

Владимир Ермаков в одном из телеэфиров
Владимир Ермаков в одном из телеэфиров

Год назад не стало первого мужа Маши Распутиной (он же был и ее первым продюсером) Владимира Ермакова. Сейчас родственники делят его наследство – роскошную четырехкомнатную квартиру в Москве. Не может претендовать на имущество только его гражданская жена Светлана Истратова, с которой он прожил 11 лет. После смерти Ермакова женщина была вынуждена у­ехать из Москвы. 

– Сейчас я нахожусь в Орле – оказалась здесь по стечению обстоятельств, – говорит Светлана. – Возвращаться к себе на родину на Украину не стала, посчитала, что для меня это не лучший вариант. В Орле у меня жил бывший муж, который недавно умер. Я сняла здесь однокомнатную квартиру. Плачу шесть тысяч рублей в месяц, у меня нет холодильника и стиральной машины, но это не беда. Сейчас можно на балконе хранить продукты, они не испортятся. После смерти Володи я была в шоке. Но сейчас стала приходить в себя. Устроилась на работу – нужны деньги. Убираю со столов в фастфуде. Конечно, тяжело. Но я стараюсь не падать духом. За стакан и сигарету не берусь, хотя порой так тяжко бывает. Теперь я поняла, что такое настоящее одиночество. Захожу в квартиру, и такая тоска одолевает. Сегодня ночь не спала, пересматривала наши с Володей фотографии, плакала. Быть может, мои недоброжелатели думают, что я сгинула. Но нет. Я в хорошей форме. Каждый день хожу на работу пешком – тридцать пять минут по лесу. Иду и думаю: «Вот сейчас бы Володя со мной пробежался! Он же так любил спорт и природу!» Я, кстати, тоже почти каждый день шпагаты делаю на полу в квартире. Сажусь и сама себя уважаю. 

Светлана Истратова

О гражданском муже, с которым прожила 11 лет, Светлана вспоминает каждый день. Перед его смертью они хотели узаконить отношения официально, но не успели. Тогда бы она смогла претендовать на часть четырехкомнатной московской квартиры, которую оставил Ермаков после смерти. – Мои вещи до сих пор там, – продолжает Света. – Но всем теперь рулит сын Володи от первого брака Алексей. В ЖЭКе есть мой номер телефона и заявление. Когда начнутся движения с квартирой, я попросила, чтобы ЖЭК взял мои вещи на хранение к себе. Но пока никто не звонит – значит, все стоит на месте. На новой работе знают, что мне пришлось пережить. Все поддерживают, не понимают, как после одиннадцати лет совместной жизни мне ничего не досталось! Закон такой. А драться за наследство не буду. У меня сил нет, я же нескандальный человек.

Годовщину смерти Ермакова Истратова отметила в одиночестве. 

– На работу понесла бананы – он без них жить не мог! – продолжает женщина. – На торт у меня особо денег нет. 

С Машей Распутиной Светлана никогда не виделась. Но уверяет, что обиды на нее не держит. Даже несмотря на то, что Ермакова она прилюдно называет козлом. 

Владимир Ермаков и Маша Распутина

– Женщины все разные, – продолжает Светлана. – Маша даже после смерти называет его нехорошими словами. Я, конечно, козлом его не буду называть. Хотя иногда мне тоже было с Володей тяжело. Но я помню только хорошее!

Истратова переживает, что до сих пор не знает, где он захоронен. 

– Я была два раза на кладбище, но безрезультатно, – вздыхает женщина. – Мне сказали: «Фамилия такая распространенная, что будем неделю искать – не найдем!» Сын Володи от первого брака точное место не говорит. Мужа похоронили в могиле родителей, но номер участка я не знаю. Документы остались в квартире, но туда мне вход закрыт. Я надеюсь, что еще приеду на могилку к Володе. Он часто снится и мне, и моему сыну. Однажды сын видит, будто мы возимся на кухне и тут заходит Володя с полными пакетами продуктов. Говорили, что перед смертью он жил в нищете. Это неправда. У нас всегда был достаток. В общем, сын его видит и говорит: «Вы же умерли». А он отвечает: «Нет, я не умирал, просто в магазин уходил». Мне Володя тут тоже приснился. Стоит в дверях, за ним очень яркий свет, но ко мне не идет. И вдруг говорит: «Мне пора. Я тебе воздушный поцелуй пришлю!»

Выздоровела ли дочка певицы?

– Сейчас я очень переживаю за Лиду (дочь Распутиной и Ермакова. – Авт.) – она мне уже больше года не звонит, – сетует Светлана Истратова. – Мы с ней были в очень хороших отношениях. Но после того, как она переехала к Маше, от нее вестей нет. Все время думаю: как она там? Очень хочется, чтобы Лида выздоровела. Она хороший человек. Но если находится в том же состоянии, как и раньше, то это плохо. Она две недели дома в нормальном состоянии, а потом, как Маша выражается, «съезжает». Уходит на свою волну. 

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания