Новости дня

22 октября, понедельник













































Брат Валентины Толкуновой: Перед своим уходом она успокаивала нас

«Только звезды» №19-2018

Валентина Толкунова // фото: Global Look Press
Валентина Толкунова // фото: Global Look Press

«Наша Валечка» – называли ее зрители. Мягкая манера исполнения, врожденная скромность, русская красота, завораживающий голос – ей не было равных на эстраде. Ее нет с нами 8 лет, но ее помнят и любят.

Брат Толкуновой Сергей Васильевич и его супруга Валерия Георгиевна поделились воспоминаниями о великой артистке:

– У Валечки с детства был высокий волшебный голос, – начинает свой рассказ Сергей Толкунов. – Таким он у нее остался на всю жизнь. У нас в доме было много грампластинок, которые мы часто слушали. Жили небогато, но мамочка каким-то чудным образом выкраивала денежку на покупку пластинок. Помню, у сестры была тетрадка, куда она аккуратно переписывала слова песен, которые были популярными тогда. Валя была старше меня на три года, и в детстве я как бы следовал за ней, делал те же шаги. Учился в той же школе, у тех же учителей. Пел в том же хоре, что и она. И мне всегда ставили в пример Валентину, вздыхали: «Ну в кого ты такой?! Посмотри на Валю – примерная, учится хорошо, спокойная девочка. А ты?! Хулиган. Как будто от разных родителей!» Сестра, действительно, росла послушной и образцовой. 

«Мальчишки за Валей ухаживали» 

– Уже тогда у Валентины Васильевны были такие красивые волосы?

– Да. Однажды Валя решила избавиться от них и пошла в парикмахерскую. Мастер расчесала ей волосы, погладила рукой и сказала: «Девочка, а мама знает, что ты хочешь коротко подстричься?! Вот когда приведешь мне ее и она сама об этом попросит, я тебя подстригу». Конечно же мама была против. Всю жизнь Валя ходила с длинными волосами. Следила за ними по-особому: смачивала репейным маслом, мыла шампунями травяными. Перед людьми Валя почти всегда появлялась с прямыми, ровными волосами, собранными сзади в хвостик. Но на самом деле волосы у нее были волнистые. Она с ними всегда боролась: выравнивала, утягивала… А какой красивой девочкой была! Мальчишки, конечно, за ней ухаживали. Помню, ей нравился один парень из ее класса. И хотя она никому об этом не говорила, я-то видел, как она на него смотрела и смущалась. Но в симпатиях она так и не призналась ему, все осталось на уровне платонического романа. Мы жили тогда в Ховрино, и напротив нашего дома располагалось студенческое общежитие. Частенько в наши окна студенты пускали зеркалами солнечных зайчиков – вызывали Валю и ее подругу Катю, которая жила двумя этажами ниже, погулять.

«Когда у Саульского случился роман, Валя подала на развод»

– Первым мужем Толкуновой стал известный композитор Юрий Саульский. В интервью она говорила: «Как-то неожиданно быстро я вышла замуж…»

– Для нее выше этого человека никого не было. Саульский был старше на 18 лет, опытный, образованный. Какие там были чувства! Мне кажется, что по накалу то чувство было самым сильным в жизни Валентины. Юра был искрометным человеком, талантливым. Вот он сидит во главе стола, смеется, балагурит. Потом – бац, резко встает, выходит из комнаты. Приходит через какое-то время: «А я песню написал!» И тут же нам исполняет. Именно он подсказал Вале перевестись из Института культуры в Музыкальное училище имени Гнесиных. Расписались они где-то на гастролях и даже свадьбу не отмечали. Тогда же в гостинице в один номер не селили, если штампа в паспорте не было. Вот они и зарегистрировали отношения в ноябре 1966 года. Пять лет они жили в мире и согласии, все это время Валя была солисткой оркестра Саульского. А потом у Юрия вспыхнул роман с одной молодой актрисой. Валя ушла из коллектива, подала на развод. Как же она переживала! Внешне держалась, но мы-то видели, как ей плохо. К тому же материально стало сложнее – надо было одной выплачивать деньги за кооперативную квартиру. И вот Валечка полностью погрузилась в работу. Гастроли, записи, выступления. Зритель ее и спас.

– Несколько лет после развода Валентина Васильевна прожила одна. Неужели за такой красивой женщиной никто не ухаживал?

– Конечно, много было поклонников. И композиторы, и разные генералы пытались ухаживать, приглашали на свидания, делали предложения. Но Валя была неприступна. Ходили слухи о ее романе со Львом Лещенко. Ерунда! На подобные разговоры она шутила: «Да, мы с Лёвой муж и жена, а ребенок у нас – Полад Бюль-Бюль оглы».

С сыном Колей и вторым мужем Юрием Папоровым (слева) в кругу семьи

«С сыном у нее отношения были натянутыми» 

– А как в ее жизни появился второй супруг – писатель и журналист Юрий Папоров?

– Это случилось в середине 1970-х на концерте в посольстве Мексики – Валя выступала перед послами стран Латинской Америки. А Юру, который отлично знал испанский язык, пригласили поработать на вечере переводчиком. Там они и встретились. Юрий обаял Валентину своими знаниями и интеллигентностью. В 1977 году у них родился сын Коля – родители решили назвать его в честь нашего деда. Валя была счастлива. Она так мечтала о ребенке, о семье! За годы одиночества, конечно, настрадалась. Посмотрите на Валю тех лет, как она поет, как светятся ее глаза, когда исполняет, например, «Носики-курносики». Ее Валя записала, когда Коле было месяцев пять, и именно ему она посвятила эту песню. Но так получилось, что через несколько лет Юра уехал в Америку писать книгу о Льве Троцком. Он работал там над документами в архивах, общался с людьми, кто знал Троцкого. И задержался на 12 лет! Валечка, конечно, переживала расставание. Но на предложение переехать жить за океан отвечала отказом. Говорила: «Кому я там буду нужна?»

Толкунова много лет дружила со Станиславом Говорухиным // фото: Global Look Press

Валерия Георгиевна: Валечка в интервью говорила, что все у нее хорошо с мужем, а сама дома скучала по нему. Соломенная вдова. 

– А о Коле она говорила так: «Мы с сыном стоим абсолютно на разных позициях». 

– Они все же любили друг друга. Но недопонимания были... Помню один случай. В КЗ «Россия» был какой-то вечер, и за кулисами крутился маленький Коля. Что-то он там нахулиганил, сотрудники зала пожаловались нам. Я побежал, отыскал его и привел за ухо к Вале. Так она мне сурово сказала: «Вот своим детям и крути уши, а моего оставь в покое!» Я тогда даже чуть обиделся. Парню ведь не хватало воспитания, отец далеко, мама постоянно в поездках. Потом у Коли начался подростковый возраст, сложный, переходный, противоречивый. Ей было очень сложно с ним. Она признавалась иногда: «Трудно мне без Юры». Старалась много работать, чтобы забыться. Поэтому и с сыном отношения были натянутыми. А потом… Ох уж эта «золотая молодежь». Он имел все, что хотел, Валя ему репетиторов нанимала, обеспечивала всем. Наверное, немного разбаловала. 

В. Г.: Но они не были в таких ссорах, о которых писали потом в прессе. Коля никогда не уходил из дома, как судачили. Он только года за три до смерти Вали стал жить отдельно. Ну, большой уже парень, у него отношения с девочками. Зачем же все это под боком у мамы? Она до конца жизни любила его. И он старался праздники отмечать вместе с семьей, с нами. 

«Валя была немножко не от мира сего»

– Говорят, Валентина Васильевна не любила готовить. А ее образ на сцене такой домашний…

– Да, у плиты она стояла крайне редко, для нее это было мучением. Дома всегда готовила наша мама. 

В. Г.: Однажды Валя пришла к нам в гости, и я накормила ее сырниками собственного приготовления. Ей так понравилось, что она попросила рецепт. А через какое-то время приходит и говорит: «Лера, я расскажу тебе, как приготовить вкусные сырники. Будешь их делать лучше, чем кто-либо». Оказывается, она и забыла, что именно я поделилась с ней этим рецептом. Валя вообще была немножко не от мира сего. Например, каких-то актрис интересовали туалеты, роскошные наряды, а она к этому спокойно относилась. Всяческие блага, роскошь ее не привлекали. Мало пользовалась косметикой. Помню, как мама ее укоряла: «Вот вышла на улицу, люди тебя узнают. А ты даже помадкой не подкрасила губы». 

Борьба за жизнь 

– Она ведь была очень верующим человеком, часто уезжала на несколько дней в монастыри. Это было в ней всегда или проявилось во время болезни?

– Думаю, к этому Валя пришла после первой операции. В 1992 году у нее обнаружили опухоль в правой груди. До этого лет шесть она не была у врача. Некогда было, ездила, работала. Может, если бы недуг нашли вовремя, не случилось бы страшной трагедии потом... Опухоль ей тогда вырезали, а от химиотерапии Валя отказалась – испугалась, что начнут волосы выпадать. Как же тогда выходить на публику? И она начала лечиться какими-то народными средствами. В то же время стала чаще посещать церковь, молитвы выучила. 

– Ее муж тогда жил в Америке?

– Он вернулся в Россию в конце 90-х. Юре тогда было под 80 (он старше Вали на 23 года). Сердце слабое уже, слух пропадал, зрение испортилось. У него тоже обнаружили онкологию. Валечка, забыв про себя, ухаживала за мужем. Сиделок ему нанимала, по врачам во-зила, в больницы устраивала. В 2006 году у Вали опять диагностировали рак молочной железы. И снова операция, курс химиотерапии… Года через три Валю начали мучить страшные головные боли. Провели обследование – опухоль мозга…

12 февраля 2010 года отмечали день рождения моей жены. Сидим в ресторане за столом. Вдруг Валя мне шепчет: «Сережа, у меня с ноги туфля слетела, а я не могу ее надеть обратно. Ногу перестала чувствовать». Я нагнулся под стол, надел ей туфлю. Вале подают жюльен, она берет его и роняет. Расстроилась. Я говорю: «Валечка, ничего страшного, возьми еще один». Она берет и снова роняет – рука уже плохо слушалась. А на следующий день вроде отошло. 16 числа мы поехали на концерт в Могилеве. Валя даже слушать не хотела, чтобы что-то отменить, перенести. Поедем, и все тут! И вот после исполнения очередной песни она пошатнулась, начала падать. Я Валю подхватил и увел за кулисы. Вызвали врачей, увезли в местную больницу. Там приняли решение: нужно срочно везти в Москву. Но состояние было плохое – нельзя ни самолетом, ни поездом. Вызвали из Москвы реанимационный автомобиль. Чуть больше месяца Валя прожила еще в Боткинской больнице.

В. Г.: Помню, приходим к ней, а Валя лежит такая красивая: душ приняла, волосы распустила. Рядом сидят ее подружки: маникюр ей делают, педикюр. Я тогда еще подумала: «Может, все обойдется. Разве может умереть эта красивая женщина?» Она нас успокаивала: «Все будет хорошо». За два дня до смерти Валечке стало хуже, ее перевели в реанимацию. Врачи нам сказали, что надежды уже нет – метастазы по всему телу. В реанимацию нас никого не пускали. По просьбе подруг к ней пустили только священника, чтобы провести последнюю службу. 22 марта 2010 года Вали не стало… 

Супруг Толкуновой Юрий Папоров прожил после ее ухода меньше двух месяцев. «Юра в то время уже плохо ходил и не мог приезжать к Вале в больницу, – вспоминает Сергей Толкунов. – А вот на панихиду в Театр эстрады мы его привезли. Помню, как он воскликнул, увидев Валю: «Жена!» И заплакал… Коля мужественно ухаживал за отцом в его последние дни. Умер Юра 12 мая, и похоронили мы его рядом с Валей на Троекуровском кладбище».

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания