Новости дня

23 сентября, воскресенье












22 сентября, суббота














21 сентября, пятница



















Валерия Леонтьева спас от советских запретов Раймонд Паулс

«Только звезды» №18-2018

Валерий Леонтьев // фото: Global Look Press
Валерий Леонтьев // фото: Global Look Press

Валерий Леонтьев был и остается одним из самых закрытых артистов нашей эстрады. В 80-е он находился на пике популярности, причем 11 лет подряд, вплоть до 1991 года, он был бессменным победителем в номинации «Певец года» в российских музыкальных рейтингах. В следующем году Валерию Яковлевичу исполнится 70 лет.

Мы разыскали его поклонницу, состоящую в самом первом фан-клубе артиста. Она приоткрыла некоторые тайны закулисной жизни певца. 

– В Питере Леонтьева любили всегда, даже когда в Москву не пускали с концертами, – начинает свой рассказ петербурженка Елена. – Ведь было время, когда он был запрещенным артистом, его постоянно вырезали из телевизионных программ, кто-то из влиятельных людей в руководстве страны его недолюбливал. Ситуация разрешилась благодаря Раймонду Паулсу, который его поддерживал, продвигал, они много сотрудничали. 

«Он был похож на инопланетянина»

Елена говорит, что точно помнит день, когда в ее жизни появился кумир, – 7 декабря 1980 года: 

– Этот день перевернул мою жизнь! Мне было 13 лет, и я впервые оказалась на концерте, на стадионе, и увидела на сцене Валерия Леонтьева. До этого уже видела его по телевизору – он мне сразу запал в сердце, такой красивый, яркий, необычный, ни на кого не похожий артист. И я уговорила маму сходить на сборный концерт, в конце которого выступал Леонтьев – он уже был звездой. Он меня, домашнюю, очень скромную девочку, поразил до глубины души – необыкновенным, проникновенным голосом и каким-то космическим, неземным обликом. Он был похож на инопланетянина.

Леонтьев, которого называли «человеком будущего» и «воркутинским Рафаэлем», действительно очень сильно выделялся на «серой» советской эстраде. У него были эпатажные, провокационные для того времени наряды – обтягивающие кожаные брюки, блестящие плащи. Удивительно, что в нем, родившемся в селе в Коми АССР и детство которого пришлось на послевоенное время, 50-е годы, было столько свободы и смелости… Причем первое время свои сценические костюмы Леонтьев шил сам, придумывал их, рисовал эскизы. Перекупал у спекулянтов ткани, какие-то вещи, мог за один вечер перешить на себя штаны. 

– Еще будучи школьницей, я стала ходить на концерты Леонтьева в нашем городе, – вспоминает Елена. – И на них познакомилась с такими же поклонницами Валеры, как я, мы объединились в фан-клуб «Верооко» (так называлась одна из песен Леонтьева. – Ред.). Поначалу собирались у служебного входа в КЦ «Октябрьский», после концертов ждали его, брали автограф. Когда впервые увидела Валеру совсем близко, не верила своему счастью – он был ослепительно красивым, таким романтичным, стройным, с длинными кудрями. 

«У Леонтьева было по два концерта в день – и всегда аншлаги» 

В 84-м году Елена закончила школу, поступила в институт и вместе с подругами-фанатками начала ездить за Леонтьевым на гастроли. 

– Обычно нас было семеро. Мы задружились с музыкантами Валеры и артистами его балета, они снабжали нас информацией о его выступлениях, проводили через служебный вход на концерты, буквально нянчились с нами. За три года моих гастролей с Валерой я побывала во многих городах России, от Москвы до Новосибирска. Как правило, у него было по два концерта в день, и всегда у Леонтьева были аншлаги! А в Питере за билетами мы очередь занимали с вечера, составляли списки и всю ночь дежурили, отмечались. Помню, зима, лютый мороз – минус 20 градусов, – и мы жжем костры, чтобы согреться. 

На гастролях девчонки жили в той же гостинице, что и их кумир.

– Валера называл нас «группа здоровья», потому что мы были очень правильные, – улыбается Елена. – Не употребляли алкоголь, не курили. И к своему кумиру не лезли лишний раз... Помню, на гастролях в Томске Валера пригласил нас в гримерку. Это было 8 марта, он поздравил нас с праздником и подарил три бутылки советского шампанского. Одну мы на радостях распили потом в нашем номере, вторую открыли на Новый год, а третья до сих пор хранится у меня дома. 

В советские времена в зале все должны были чинно сидеть и скромненько хлопать, – вспоминает Елена. – А мы махали руками, кричали «Браво!», вскакивали с мест. Тогда это было нарушением общественного порядка. Валера заводил зал, призывал зрителей танцевать, и мы, разумеется, не могли усидеть на месте. А когда концерт заканчивался, нас окружали менты и отводили в ближайший свой пункт. Составляли протокол. Потом нас приходили выручать артисты балета или директор Леонтьева. Однажды милиция нас удалила из зала и не хотела пускать на второй в тот день концерт. Валера им сказал: «Если вы их не пустите, я не выйду на сцену». Нам было так приятно! 

«Он меня ни разу не разочаровал» 

Елена считает Леонтьева в некотором роде своим учителем: она читала книги, которые он рекомендовал, прислушивалась к его мнению по разным вопросам. 

– Это чудо, что в моей жизни был и есть артист, который ничем ни разу меня не разочаровал, – говорит она. – Умнейший, интеллигентный, никогда не участвовал в скандалах. В «Октябрьском» Валера выступает каждый год на свой день рождения – 19 марта, это традиция. На его концерты в Питере хожу всегда. Испытываю такую эйфорию, возвращаюсь в молодость. Самый счастливый период моей жизни был связан именно с Валерой, он был наполнен фантастическими эмоциями, радостью, любовью. И я не перестала его любить.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания