Новости дня

15 декабря, пятница








































14 декабря, четверг





Звезда "Кривого зеркала" Михаил Церишенко: Я не идиот в шляпе!


Михаил Церишенко // Стоп-кадр YouTube

Звезда «Кривого зеркала» Михаил Церишенко – об отношениях с Евгением Петросяном и своём творческом пути.

Sobesednik.ru представляет фрагмент эксклюзивного интервью актёра театра и кино, режиссёра Михаила Церишенко. Известный комик откровенно рассказал о работе в театре «Кривое зеркало» и о причинах своего ухода от Евгения Петросяна.

Интервью состоялось в рамках авторской программы «Василий Козлов. Беседы» журналиста и продюсера Василия Козлова. Полную версию интервью можно найти на видехостинге YouTube.

– Михаил, вы целых 10 лет были актёром телевизионного театра «Кривое зеркало» под руководством Евгения Петросяна. Почему программа в своё время перебралась с Первого
канала на канал «Россия 1»? В чём не сошлись Эрнст и Петросян?

– Мне сложно ответить на этот вопрос, потому что я не состоял в административной группе. Артисты занимались своим делом, и мы выпустили 13 программ на Первом канале. Я смею предположить, что, возможно, не устроили какие-то финансовые вопросы. Может быть, не устраивало время выхода в эфир. Возможно, другой канал предложил более выгодные условия. Но я не знаю этого точно. Уверен лишь в одном – с творчеством это никак не было связано.

– А как вы попали в «Кривое зеркало», с чего всё началось?

– Началось всё с передачи «Кышкин дом», которая когда-то выходила на НТВ. Её снимал мой хороший друг Андрей Пастушный и позвал меня. Я там «пришёлся к столу» и со временем начал «хулиганить». На одну из таких съёмок пришёл Евгений Ваганович и приметил меня. Он стоял за декорациями, и я его не видел. Конечно же, если бы я видел, что стоит Петросян, то, наверное, вёл бы себя по-другому. Может, и хорошо, что я его не видел. А впоследствии, когда Евгений Ваганович стал осуществлять свою старинную задумку, он начал набирать артистов и пригласил меня в свой проект.

– Я знаю, что Евгений Петросян – человек с непростым характером. Тяжело было работать под его руководством? Случались ли какие-то разногласия?

– Рабочие моменты бывают разные, не всегда всё получается. Главное, мы всегда придерживались концепции, что нам нужен хороший результат. Да, иногда мы к нему очень трудно шли, это абсолютно нормально. И, потом, я разделяю точку зрения, что театр – это не демократическая структура, там нужен диктат. До определённого момента, конечно. Разногласия были, но не такие, которые заставляли людей разворачиваться и хлопать дверью. Хотя, конечно же, текучка у нас тоже была.

– Когда Петросяну что-то не нравится, как это проявляется? Он кричит, ругается, по-другому как-то реагирует?

– Я его кричащим не видел практически никогда. Ему нужно подумать, он замыкается.

– То есть, он не импульсивный человек?

– Нет. Могут быть очень редкие вспышки, но, скорее, нет. В Евгении Вагановиче всегда сражаются два человека – это актёр и режиссёр. Я на себе испытывал эту борьбу не раз. Порой сделать выбор очень сложно. Ну, невозможно отсечь себе руку! Но театр – также искусство компромиссов. Петросян может идти на компромиссы, за что я ему очень благодарен.

– После закрытия в 2013 году программы «Кривое зеркало» Евгений Петросян создал другую похожую программу – «Петросян-шоу». В новой программе продолжили своё участие артисты «Кривого зеркала», но вас там почему-то уже не оказалось. Евгений Ваганович вам объяснил, почему он не хочет продолжать сотрудничество?

– Дело в том, что это я не захотел продолжить сотрудничество. Я решил, что нужно двигаться и развиваться немного в другом направлении. Мне предложили несколько театральных работ в качестве режиссёра, и совмещать это с телепроектом было бы очень сложно. Я решил попробовать себя на этой стезе, тем более что в «Кривом зеркале» я занимался и режиссурой тоже. На сегодняшний день я сделал четыре режиссёрские работы в театре.

– После закрытия «Кривого зеркала» вы вместе с некоторыми коллегами из него в рамках юмористического проекта «Братья по разуму» и по сей день успешно гастролируете. Как Петросян отнёсся к использованию на ваших афишах названия своей программы «Кривое зеркало»?

– Бренд «Кривого зеркала», конечно же, существует, хотя самого проекта уже нет. На афишах ни в коем случае не написано «У вас в гостях "Кривое зеркало"» – это было бы неправильно! Используются такие термины, как звёзды или постоянные участники «Кривого зеркала». Это пишут организаторы выступлений, им на местах виднее. Но мы жёстко говорим с ними, что нельзя писать, что спектакль называется «Кривое зеркало».

– Очень многие популярные артисты юмористического жанра зачастую оказываются заложниками своего комедийного образа. На серьёзные роли их попросту не приглашают. Я знаю, что таким заложником Фёдор Добронравов стал и не только он. У вас такой проблемы не возникает? Всё-таки вы по образованию актёр драматического театра и кино!

– На самом деле такая проблема есть. Маска, которой ты пользуешься, со временем начинает мстить. Это одна из причин, почему я перестал сотрудничать с Петросяном. Потому что я не
идиот в шляпе, правда! Но тут нужно соблюсти некую пропорцию. Люди нас любят потому, что мы были такими в «Кривом зеркале», они хотят это видеть и покупают билеты именно на это! И моя задача сейчас, как артиста, их немножко удивить. Поэтому наши концерты начинаются, когда я выхожу в шляпе и с портфелем, а потом это всё я оставляю и работаю, как нормальный артист.

Лично для меня по душе, когда после спектакля подходят люди и говорят: «Надо же, вы ещё и так можете!» Могу, но сыграть Гамлета не мечтал никогда.

– То есть вас совсем не тянет на серьёзные драматические роли?

– Нет, не тянет. Я, может, и попробовал бы с удовольствием, но это не прокатит, и я это понимаю.

Василий Козлов

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания