Новости дня

15 августа, среда







14 августа, вторник






































Роман Архипов: Я часто рискую и многое из-за этого потерял


Роман Архипов
Роман Архипов

Член академии Grammy, участник шоу «Успех» Роман Архипов рассказал о творческих планах — ближайших и стратегических.

— Рома, ты с детства в индустрии: клипы, гастроли, съемки. Если бы тебя не окружала подобная обстановка, ты бы начал заниматься музыкой? Можно ли сказать, что тебя сформировала среда?

— Конечно, меня сформировала среда. Папа брал меня с собой на концерты с четырех лет. Я просто влюбился в такую жизнь. Если бы я этого не видел, то, скорее всего, не знал бы, что так можно.

— Шоу-бизнес со стороны выглядит заманчиво, но зная его с детства, ты не задумывался о некой подстраховке, другой профессии?

— При всей моей творческой составляющей я человек прагматичный. С детства понимал, что шоу-бизнес — это огромный риск, с огромными вложениями, а в моей семье не было столько денег, чтобы взять и бездумно рискнуть. Понял, что у меня в любом случае должна быть еще какая-нибудь более приземленная профессия, поэтому поступил в Московский гуманитарный университет на дипломата. Правда, и дипломатом я хотел стать не просто так, а чтобы накопить денег и заниматься музыкой. Ни капли не жалею. Прекрасное образование и весело проведенное студенчество.

— По поводу другого рода деятельности. По «Кинопоиску» на твоем счету шесть фильмов, для которых ты написал музыку.Отличается ли написание песен для себя и для кино?

— Когда ты пишешь для себя, ты думаешь о том, как «проникнуть» в своего слушателя, как уловить тренды. Так или иначе ты стараешься написать хит.

В плане написания музыки для кино ситуация полегче. Ты стараешься попасть в настроение одного человека — продюсера ленты, который, как правило, просто задает тебе тон — нужна грустная или веселая мелодия. Сейчас перед началом работы мне присылают картинки, чтобы я мог визуализировать мелодию, пропустить через себя. Так и писать интереснее.

— А есть ли у тебя некая формула хита, которая тобой движет?

— Не могу сказать, что я ее уже нашел, но я точно знаю человека, который разработал такую формулу: Макс Мартин. Правда, признаться, ни разу не прибегал к ней при написании. Пишу как чувствую. Я не заканчивал музыкальную школу. Музыка во мне на уровне инстинкта, я ее чувствую. И считаю, что музыкальное образование в России — это скорее про классику. Оно прекрасно подойдет тем, кто хочет развивать себя в академическом музыкальном направлении. Но вот тому, кто больше предрасположен к современному эстрадному искусству, наше образование, увы, может отбить охоту. Потому я и бросил музыкальную школу, пошел в свободное плавание и методом проб и ошибок пришел к собственному звучанию. Если я что-то не могу сыграть из-за пробелов в музыкальной грамоте, например, мне всегда помогут мои музыканты: гитарист, аранжировщик.

— А как ты можешь охарактеризовать свое звучание? В каком жанре ты пишешь?

— Это нельзя назвать роком, это нельзя назвать попсой, это не рэп. Это нечто среднее, альтернатива.

Я постоянно бросаю себе вызов. И сейчас моя задача — вывести альтернативную музыку в России на новый уровень. Я хочу создать компанию, где музыка и качество будут неразделимыми понятиями. Тем более, мне кажется, в эпоху интернета, у музыкантов вообще не должно быть препятствий писать хорошо и качественно. Ты всегда можешь найти примеры классной музыки со всех уголков мира и, отталкиваясь от этого, сделать свой крутой продукт.

— Как ты считаешь, почему в России музыка не дотягивает до западного уровня?

— Ну, как минимум потому, что развитие музыки у них началось лет на 50 пораньше. Взять, к примеру, тот же ритм-н-блюз 30-х — 40-х годов, который быстро перетекал в какое-то новое течение. У нас же все началось двигаться лишь в 60-е и в довольно медленном темпе. На 3ападе иной подход к музыке и музыкантам, более уважительный что ли. Никто не боится выходить за рамки, они рискуют. В то время как наши музыканты стараются подгонять свою музыку под ту, которая выбилась на первые строчки чартов, что приводит к замкнутому кругу без развития. Но нужно понимать, что в Америке музыканты могут себе позволить играть для души, не орентируясь на тренды.

— В нашем разговоре часто проскальзывает слово «рок». Тебе не кажется, что в России это направление уже изжившая себя история, на пике популярности — рэп? Собираешься ли ты учитывать это при написании новых треков? Ждать ли нам ваш дуэт с каким-нибудь рэпером?

— Конечно, чистый рок уже раскрыл себя: сыграны все пассажи, все высокие ноты спеты. Рок так или иначе живет в моем голосе. Я хриплый и громкий мужик. Насчет коллабораций — я только за новые идеи. Мне всегда нравилась ритмика хип-хопа. Если появится предложение на интересный проект с каким-нибудь рэп-исполнителем, то я с радостью его приму.

— Участие в шоу «Успех» — это попытка повторить успех «Фабрики звезд»?

— Это получилось случайно. Я не планировал участвовать. Мне неожиданно позвонили и предложили поучаствовать в проекте. Хотя я незадолго до этого следил за участием моего друга Арсения Бородина в «Голосе» и думал: «Нелегко, наверное, заново это все переживать. Как минимум, амбиции уже другие. И поставить себя в такие рамки». Мне было некомфортно поначалу, поскольку я переживал, что это будет, грубо говоря, неравный бой. Я все-таки уже опытный музыкант. Но меня убедили в том, что конкурсанты большие профессионалы, а некоторые также известны в медиакругах. Я подумал, что это интересно, и согласился. Признаюсь, было тяжело там, но не жалею. Приходилось проводить большую работу с подсознанием. А для того, чтобы двигаться дальше и расти, необходимо столкнуться с тем, что тебе чуждо. Меня еще на «Фабрике» учили различным методикам с подсознанием. Например, чтобы открыться на сцене и не зажиматься, тебе нужно представить себя в такой ситуации, где ты наверняка будешь улыбаться. Представлял, как я в балетной пачке и кирзовых сапогах танцую перед жюри. Улыбаешься, стесняешься, но мозги тут же иначе начинают работать. Мне эти советы очень пригодились на «Успехе». Я позволил себя судить, несмотря на весь огромный прожитый музыкальный опыт. Несмотря ни на что, «Успех» дал мне новый толчок в российском шоубизе.

— Рома Архипов на «Фабрике» и Рома Архипов в «Успехе» — это два разных персонажа?

— Безусловно! На «Фабрике» я был еще маленьким, неопытным подростком. Там, кстати, и правила были построже. «Успех» гораздо лояльнее. Я, уже будучи бывалым в подобных проектах, рассказывал участникам, что да как, помогал, был таким матерым отцом реалити.

Хотя все равно психологически тяжело. Мало спишь, постоянные съемки. Стресс и здесь нас застал. Особенно когда втягиваешься, начинаешь понимать, что приходится сражаться с уже друзьями, анализировать, что для кого-то этот проект наверняка важнее, а этот человек уходит — несправедливо.

— Каково твое представление о русском шоу-бизнесе? Согласен ли ты с представлением о том, что шоу-бизнес — это канава, где мало денег, правит зависть, алчность и канибализм всего человечества?

— Честно говоря, это бич любой профессии. Просто у звезд шоу-бизнеса это все на виду, потому что это их работа — показывать грязное белье всей стране. Я воспитывался по другим понятиям и правилам и, думаю, именно поэтому я немного вне шоу-бизнеса, всегда стоял неким особняком. 3адачи на пути к своей цели ставил сложнее и дольше, нежели мои коллеги. Однажды Алексей Белов (группа «Парк Горького») произнес фразу, запомнившуюся мне надолго: «Ребята, вы не понимаете, что вы не конкуренты! Вы — партнеры! Музыканты не могут быть конкурентами, они делают одно дело! Даже музыканты одного жанра».

— Ты снимал три клипа для Ольги Бузовой. Какие цели преследовал?

— Если ты спрашиваешь, из-за денег ли я это делал, то скажу честно: коммерческие цели я, конечно же, тоже преследовал. Я не слушаю такую музыку, но искренне не разделяю ненависть, разведенную вокруг Оли. Она как никто другой прекрасно понимает свое жанровое направление, она отличная безнесвуман и большой трудоголик. На мой взгляд, она по уровню ничуть не уступает всему российскому шоу-бизнесу.

— А кого на российской сцене ты можешь выделить?

— Я с большим уважением отношусь к творчеству Григория Лепса. Он уникальный в своем роде. Невероятный диапазон.

— Сейчас музыку часто пишут по конвейерному принципу, то есть команда создает мелодию. Не возникало желания создать такую команду?

— У меня есть такая команда и всегда была. Опять же, я всегда писал музыку от души, мне всегда хочется, чтобы мои тексты имели законченную мысль, чтобы это была история, которую слушатель смог бы пропустить через себя. Я не думаю, что с моими текстами кто-то справится лучше меня. На русском писать непросто, но благо сейчас у меня появилась соавтор Элис. Очень образованная девочка, она мне помогает все привести в нужную форму. У нас с ней есть понимание, это важно.

— Если бы тебе предложили некий «ретро-тур», где соберут всех «фабрикантов» и отправят в чес по городам России, согласился бы?

— Я, кстати, буквально недавно предлагал ребятам из «Челси» тряхнуть стариной и отметить круглую дату группы — 10 лет. Но все осталось на уровне разговоров. Я на самом деле поездил бы с «Челси» каким-нибудь летом, с радостью. И мне кажется, что такое время еще наступит.

— Кто для тебя непререкаемый авторитет?

— Господь Бог. Я верующий человек. Так или иначе я живу с вот этим стержнем христианских положений. Я не фанатично верующий, но религиозно образованный. И для меня религия — это то, что помогает как раз не упасть в ту самую канаву, о которой говорили выше. Вера с детства мне помогает держаться на плаву, двигаться дальше, выживать в тяжелые моменты.

— Ты член академии Grammy?

— Да. Мы привыкли воспринимать эту премию как пышную церемонию, но все гораздо глубже. Вообще «Грэмми» — это некий комитет, в который входит большое количество музыкантов, деятелей американского шоу-бизнеса, композиторов, продюсеров и так далее. И это членство дает массу привилегий тому, у кого оно есть — такие, как доступ к программным директорам, доступ к музыкальной академии, ну и в принципе статус приятный. Ты не можешь попасть туда просто так, только по рекомендации. Меня рекомендовал продюсер Ричи Самбора, гитарист Bon Jovi.

— Какими качествами должен обладать твой друг?

— Я одиночка по жизни. У меня не так много друзей. Но каждый, кого я могу назвать своим другом, — настоящий. Поэтому главное качество — искренность. Ненавижу, когда человек начинает из себя что-то строить. Я дружу только с теми людьми, которых я вижу. Мне важно понимать человека, я не люблю разгадывать. Не обязательно, чтобы это был исключительно положительный человек, главное, чтобы он был тем, кем является.

— А какими качествами должна обладать твоя вторая половина?

— Женственность, но главное — понимание. Принятие моего образа жизни. Я, как говорил, пытался поступиться своей работой ради того, чтобы уделять больше времени своему любимому человеку, но это было тщетно. Работа, как ни крути, у меня все равно на первом месте. Так сложилось, у меня больше ничего нет — собака и работа. Я не умею отчитываться, ненавижу контроль. Мне хочется доверия, потому что если я люблю, то люблю всецело и до конца. Мне важно понимать, что мы единомышленники. Как только меня начинают пытаться ломать, менять и так далее, я холодею.

— У Романа Архипова есть темная сторона?

— Тот человек, которого видит публика — вечно улыбающейся и веселый балагур, — это один персонаж. Нужно понимать, что я артист и это моя работа, я не могу ходить угрюмый. Мои два главных демона — это жесткость и бескомпромиссность. Они чаще всего проявляются в отношениях.

Отношения — это обмен той самой энергией, которая помогает двум людям двигаться дальше. Женщине важно почувствовать себя слабой, несмотря на сегодняшний мир, где многие мужчины гораздо слабее своих дам. Я все-таки сторонник классической модели отношений. Если мужчина добрый, совершенно не значит, что он слабый и не может проявить волю. Я вот добрый, но сильный. Мной нельзя манипулировать. Все мои негативные эмоции выходят через музыку.

— Какой твой план максимум?

— «Грэмми». Я знаю, что я могу ее получить. Это, конечно, не произойдет за полгода или за год, но тем не менее ближе к моим 40 это произойдет. Да, у меня очень большие амбиции. Я часто рискую, и часто мне это не на руку. Бывало, что в личной жизни я много потерял из-за этого. Но я пытался, правда пытался совместить жизнь человека, который живет «в заносе» и пытается «войти в поворот», и жизнь семьянина, но пока мне это не удалось. Возможно, если бы я был из тех музыкантов, которые привыкли идти по ровной дорожке, то у меня бы получилось, но у меня более сложные цели. И я не могу сказать, что у меня все всегда получается, но то , о чем я мечтаю — сбывается.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания

Собеседник 2019г
подписка -20%!