Новости дня

18 ноября, воскресенье





17 ноября, суббота















16 ноября, пятница

























Владимир Маркин: Я сломал челюсть и ногу, но продолжил петь

«Только звезды» №10-2018

Владимир Маркин // фото: личный архив Владимира Маркина
Владимир Маркин // фото: личный архив Владимира Маркина

Исполнитель песни «Сиреневый туман» Владимир Маркин в эксклюзивном интервью рассказал о превратностях судьбы музыканта.

– Володя, какой первый музыкальный инструмент ты освоил? 

– Гитару. Мне было лет 11–12. Впервые я обратил внимание на этот славный инструмент в Чехословакии, в городе Кутна-Гора, куда меня послали вместе с другими активными школьниками. Когда увидел ребят, играющих на гитаре (а девчонки на них совершенно по-другому смотрят), понял: чтобы покорять девичьи сердца, нужна она! Первым делом пришел к старшему брату, он был профессиональным музыкантом, и сказал ему: «Толя, покажи мне пару-тройку аккордов». А брат, сыграв одну джазовую композицию с большим количеством аккордов, дал мне понять, что от него обучения не дождусь. Пришлось постигать эту науку самостоятельно, как это делают многие ребята, – во дворе. У брата была книжка, которая называлась «30006 аккордов», там было нарисовано, куда какой пальчик зажимать. Она мне реально помогла… Первый мой концерт состоялся во дворе, под яблонькой Китайкой, с папиной гитарой. Я пел для соседских девчонок. Был аншлаг, человек… шесть. Девчонки принимали хорошо, а мальчики поглядывали искоса.

– Кто твой крестный на эстраде?

– Не было у меня крестных отцов и матерей. Я вырос на композициях Deep Purple, Queen, частично на песнях Аллы Пугачевой, Юрия Антонова, учился профессионализму и манере исполнения у Александра Градского. А вывел меня на эстраду случай. Я долгие годы был старшим культоргом спортивно-оздоровительного лагеря под Алуштой. Многие люди, которые туда приезжали, были яркими творческими личностями. Среди них оказалась Марта Могилевская – редактор телепрограммы «Утренняя почта». А также Сергей Шустицкий (он тоже был связан с ТВ), Андрей Кнышев, который был автором программы «Веселые ребята». По их мнению, то, что мы делали в Алуште, представляло в то перестроечное время интерес и для ТВ. Один из выпусков «Утренней почты» мы сняли в Алуште, в нем я выступил в качестве исполнительного продюсера. И еще спел песню «Я готов целовать песок». Позже в программе «Веселые ребята» спел про «Самого симпатичного во дворе». Эти две песни и дали старт моей творческой карьере: меня стали узнавать на улице и приглашать на телевидение.

Первый музыкальный опыт Маркин получил в школьном ансамбле «Силуэты»
// фото: личный архив Владимира Маркина

– А ты сам пишешь тексты песен?

– Я долго коплю, но потом «монетизирую» некоторые вещи и исполняю их на концерте. К примеру, песня «Не скучай». Я написал ее лет 12 назад, когда стал выпускать чай. Думал, что напишу песню про чай, а получилась про жизнь. Причем она оказалась настолько актуальной, что многие думают, что я ее написал в этом году в связи с выборами президента. Эдакая юмористически-пророческая песня, с одной стороны, а с другой – она затрагивает многие проблемы, связанные и с пенсией, и с происходящим в нашем шоубизнесе.

– Есть ли в твоем репертуаре песня, которая стала хитом, но ты ее терпеть не можешь?

– Нет! Я никогда не делаю того, что не люблю. Каждую песню, даже если не я ее написал, пропускаю через сердце. И не могу успокоиться, пока не зафиксирую ее на каком-то носителе. Так было с «Сиреневым туманом». Когда один куплет мне напел Александр Градский, сразу загорелся ее спеть. И потратил много сил, чтобы оперативно записать песню в студии. А потом мы так же быстро смонтировали клип. Он был еще не закончен с технической точки зрения, но уже «улетел» в эфир благодаря Владимиру Молчанову. Когда исполняю песни, которые у слушателя ассоциируются с моим именем, я всегда это делаю с огромным удовольствием. 

– В твоей творческой жизни были провалы?

– Были форс-мажоры. В начале 90-х было очень много концертов. Во время одного из них (в тот день у меня планировалось еще два выступления) я сорвался в оркестровую яму. Причем я не пью и был абсолютно трезв! Хотя мы как раз исполняли «Ресторанный блюз» и с актерами изображали слегка подвыпивших лабухов. При падении я сломал челюсть и ногу, но продолжил петь. После этого три месяца передвигался в гипсе и с завязанной челюстью.

– В следующем году у тебя юбилей. Какой хочешь себе подарок?

– Я уже запланировал его – это будет большой традиционный майский концерт в Государственном кремлевском дворце в сопровождении оркестра Росгвардии. А до этого поеду в тур по городам России. Я люблю своих слушателей и, конечно, хочу еще много лет быть востребованным.

Сергей Хрусталев

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания