Новости дня

20 ноября, вторник













































Евровидение сплясало без России

«Собеседник» №18-2018

Фото: Global Look Press
Фото: Global Look Press

Почему россиянка в инвалидной коляске Юлия Самойлова не смогла выйти в финал Евровидения, разбирался Sobesednik.ru.

Как известно, победила поп-буффонада от израильтянки Нетты Барзилай, как и предсказывали букмекеры. А провал Юлии Самойловой уже обсудили и в хвост и в гриву. Россия впервые в истории не смогла выйти из полуфинала. В воскресенье стало известно, что, выступая в слабейшем полуфинале, Юля заняла 15-е место из 18, а попадать нужно было в десятку. Провал? Да. Но истерики тут неуместны: кто-то выигрывает, кто-то проигрывает. Бывает удачная или неудачная песня, удачное или неудачное исполнение, удачная или неудачная геополитическая ситуация. Все три критерия в Португалии были против России. Самойлова страдала и плакала, и девушку по-человечески жаль. Год назад ее не пустили на Украину, а теперь в Португалии не пустили в финал.

Истерики, как правило, закатывают в эфире канала-вещателя не музыкальные эксперты и не артисты, а депутаты и «общественные деятели», которые ни черта не понимают в музыке, но им нужно показать лояльность курсу. Все эти ежегодные крики в стиле «Не Москва ль за нами?» в контексте поп-конкурса уморительно смешны. Евровидение – это даже не спорт, это субъективный смотр, к которому нужно относиться легче и проще. В этом году эмоций на ток-шоу «Первого канала» было меньше, да и ведущий «Пусть говорят» Дмитрий Борисов модерировал разговоры в студии адекватнее, чем вечно нагнетающий Малахов. 

Борисов, например, осмелился задать Филиппу Киркорову (он продюсировал в этом году Молдавию) прямой вопрос о том, осуждает ли тот «соседское» дружеское голосование стран друг за друга или все-таки одобряет. Дело в том, что Россия в финале дала Молдавии максимальный балл как от жюри (Владимир Матецкий, Яна Рудковская и другие), так и от телезрителей, хотя молдавский номер был средним. Киркоров, истово благодаривший Россию и обидевшийся на украинское и белорусское жюри, поставившие молдаванам нули, после вопроса замялся и еле выпутался из конфуза. Да, Филипп, даже профессиональные жюри ангажированы, только один год (как в случае с Сергеем Лазаревым) это вам мешает, а другой – помогает.

Политика, конечно, тут тоже присутствует. Украина и Россия давали друг другу баллы в основном не за творчество. И тут есть чему порадоваться: в полуфинале украинские телезрители дали России 3 балла, российские Украине – 10, да еще и российское жюри добавило 6. В финале Россия тоже не оставила Украину без баллов.

Между тем для российского шоубизнеса гораздо важнее провал не Самойловой, а Alekseev’а – молодого украинского певца, делающего карьеру в России и выступавшего на конкурсе под белорусским флагом. Он, уже обласканный российскими премиями, выступавший в переполненном «Олимпийском», тоже не прошел в финал. Как и Юля, перегорел, не оценили – и тоже 4-е место с конца в полуфинале. Почти вся молодая эстрада у нас – это «легионеры» с Украины. Талантливых музыкантов-россиян почти не видно, и если даже замещающие их украинцы в Европе проваливаются, то это самый печальный итог Евровидения.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №18-2018.

Теги: Евровидение

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания