Новости дня

22 ноября, среда











21 ноября, вторник































20 ноября, понедельник



Виктория Райдос: 2018 год для России будет крайне сложный

«Зажигай!» №43-2017

Фото: из личного архива

Предсказание победительницы 16-й «Битвы экстрасенсов» Виктории Райдос – что нас ждет, узнал Sobesednik.ru.

Эта девушка называет себя ведьмой и жрицей культа предков. У нее и вид тоже такой необычный, в чем-то демонический. И поведение – жесткое, без нежностей и соплей. «А иначе с моим даром не выжить, – поясняет Виктория Райдос. – Я вижу такое, что многие из вас вряд ли захотели бы лицезреть». Победительница 16-й «Битвы экстрасенсов» на ТНТ, звезда шоу «Экстрасенсы ведут расследование. Битва сильнейших» рассказала нам о загробной жизни и мертвых людях.

«Я считала, что со мной что-то не так»

– Виктория, вы часто сталкивались с тем, что люди вам говорили: «Ну, покажи, чего ты умеешь, а мы посмотрим»?

– Слава Богу, меня это не коснулось. Думаю, что я веду себя таким образом, что сразу понятно, что я не цирковая лошадь, правда? Случалось такое, что я в аэропорту в три часа ночи, ко мне подходят: «Виктория, может, вы что-нибудь мне скажете?» 

– Говорите?

– Только в том случае, если понимаю, что у человека беда. Но если вот такая история – когда я выйду замуж, ой, я рассталась с парнем... нет, не занимаюсь такими вещами... 

– Часто вы отказываетесь работать с кем-либо? 

– Бывает. Я не люблю откровенную тупость. А еще когда запрос ко мне нереалистичен – люди хотят, чтобы я щелкнула пальцами, помахала свечой – и у них случилось все прямо здесь и сейчас. 

– Как вы рассказали своему будущему мужу, что вы ведьма?

– Я была крайне аккуратна – мол, занимаюсь эзотерикой. Он спросил: «Типа на картах гадаешь?» Я ответила: «Что-то вроде того». А потом он «Битву экстрасенсов» посмотрел и так все понял. Хотя мы к тому моменту уже были женаты, ко мне ходили люди. Но он не знал масштаб моих познаний в области магии. 

С мужем
С мужем // Фото: Андрей Федечко

– Вы видите будущее своих близких?

– Это крайне сложно. Потому что я эмоционально привязана к ним и необъективна.  

– Когда вы столкнулись с тем, что видите мертвых, не задавались вопросом: «А здорова ли я?»

– Я искренне считала, что со мной что-то не так. И молчала о своем даре, потому что мне не хотелось, чтобы меня в шизофреники записывали. 

– Вы общаетесь с мертвыми, приходите для этого на их могилы. А что делать, если человек кремирован? Нет гроба, нет тела... 

– Это не играет роли. Правда в том, что для души совершенно неважно, каким образом тело ушло. В контакт можно вступить с каждой душой, которая не переродилась. 

– Скажите, а как мертвые выглядят? Мне интересна визуальная картинка, которую вы видите.

– Ну, иногда она бывает дымчатая, иногда полупрозрачная, иногда это какая-то плотность. Но, как правило, имеет человеческий силуэт. Он не всегда бывает целым либо однородным, изредка – какой-то фрагмент. Мне изначально было важно не бояться визуальных вещей. Потому что на самом деле это неприятное зрелище, поверьте, особенно если ты видишь причину смерти. 

– Вы слышите их голоса у себя в голове?

– Если бы я слышала чужие голоса, это была бы уже шиза. (Улыбается.) Я слышу как бы свою мысль, свой голос. 

«На частоту преисподней? Это ж глупость!»

– Вы сказали, что души перерождаются. А новые откуда появляются? Ведь количество людей постоянно увеличивается...

– Есть, несомненно, высшая инстанция, которая распределяет количество – вот есть молодые души, есть зрелые, есть те, которые так и не проходят свои уроки и в итоге они очень надолго задерживаются в мире мертвых. 

– А есть ад и рай?

– Это конфессиональные понятия. Какое это имеет отношение к вопросам жизни и смерти? Никакого.

С дочкой
С дочкой // Фото: из личного архива

– Тогда что есть в том мире?

– Жизнь. У каждого там есть свои задачи, которые следует выполнять. Если человек уходит по своей, например, инициативе – совершает самоубийство, – он обречен долгое время находиться один. Не ад ли это? 

– Эта загробная жизнь на земле или где-то в другом месте?

– Понимаете, ваши представления – они в некотором смысле однобокие... Несомненно, есть какое-то пространство тонкого мира, которое мы не можем осязать, да. Но это в поле Земли, несомненно, иначе мы бы это не могли транслировать, видеть и осознавать. На что бы я сейчас настраивалась, на какую частоту? На частоту преисподней? Это ж глупость! 

– У животных есть души?

– Несомненно. Но вибрация от них слишком низкая. 

– Вам когда-нибудь в своей жизни хотелось, чтобы у вас не было этого дара? 

– Да. Два раза – они связаны с детскими смертями. Я до сих пор помню, как зовут тех детей, как они выглядят, причины их смерти... 

– Периодически кто-то выступает с разоблачающими заявлениями про «Битву экстрасенсов»: мол, все участники – актеры. Как вы к этому относитесь?

– Меня не затрагивают эти заявления. Потому что я там была и знаю, например, что историю, когда кто-то умирает, очень сложно отыграть по сценарию. 

– Что ждет нашу страну в ближайшее время? 

– К сожалению, я думаю, что 2018 год будет экономически крайне сложный. Будет достаточно много провокаций в сторону нашего правительства, безосновательных совершенно. 

– А жить когда лучше начнем?

– Ну, экономически – середина 2019-го примерно.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания