Новости дня

24 ноября, пятница


























23 ноября, четверг



















Диана Гурцкая: Хочу увидеть сына, хоть на пять минут

«Только звезды» №21-2017

Диана мечтает подарить Косте братика или сестренку // Фото: из личного архива

Певица Диана Гурцкая рассказала в интервью Sobesednik.ru, почему не надо жалеть людей с инвалидностью.

12 октября в Москве прошел 8-й международный благотворительный фестиваль «Белая трость», который создала 39-летняя заслуженная артистка России Диана Гурцкая. На ее фестивале незрячие и слабовидящие дети выступают в дуэтах с артистами первой величины. Она дарит детям ту возможность, о которой сама только мечтала. Гурцкая училась в школе-интернате вдали от дома, а когда на конкурсе «Ялта – Москва – Транзит» к девушке подошел Игорь Николаев, Диана подумала, что это сон... 

– Диана, у вас на фестивале дети поют, например, с Димой Биланом, Ларисой Долиной – недешевыми артистами. Кто оплачивает их участие и есть ли какие-то кастинги для детей?

– Сделать такой фестиваль было моей давней мечтой. Поначалу у нас не было дуэтов, детки выступали одни. А в последующие годы мы решили приглашать артистов, теперь это стало традицией. Для малышей огромное счастье – выступать с такими исполнителями, как Лариса Долина, Сергей Лазарев, Дима Билан, Валерия... Артисты становятся для детей путеводными звездами, которые освещают их путь. Я о таком могла только мечтать. Помню, когда ко мне подошел Игорь Николаев на конкурсе «Ялта – Москва – Транзит», я подумала, что это сон, такого не может быть. С этого все и началось.

По поводу кастингов. Это слово сюда не очень подходит. Многие присылают нам свои композиции, ведь фестиваль себя уже зарекомендовал, а кого-то мы находим в наших поездках по регионам. Как-то мы приехали в санкт-петербургскую школу, одну из лучших для незрячих детей. Я услышала прекрасный голос одной девочки и поняла, что у нее будет прекрасный дуэт со Львом Валерьяновичем Лещенко. Это не кастинг, а какое-то волшебство, счастливый случай, я бы сказала. На нашем фестивале выступают артисты первой величины, и я с гордостью могу сказать, что ни один из них, начиная от Иосифа Кобзона и заканчивая Надеждой Бабкиной, ни разу не сказал ни о своем гастрольном графике, ни о финансовой стороне. Все их выступления абсолютно бескорыстны. Более того, мой близкий друг и прекрасный артист Марк Тишман ради одного из фестивалей отменил свой концерт, а ведущий фестиваля в 2016 году Владимир Березин и вовсе изъявил желание быть ведущим нашего мероприятия на постоянной основе.

На награждении президентом в Кремле
На награждении президентом в Кремле // Фото: из личного архива

– Есть ли шанс, что кого-то заметят, как и вас?

– Я очень надеюсь на это. К примеру, девушка из Белоруссии Патриция Курганова после нас участвовала в проекте «Голос» – попала в команду Александра Градского.

– Когда люди с инвалидностью участвуют в песенных конкурсах, их винят в том, что они давят на жалость. Тому пример высказывание Литвиновой в «Минуте славы», когда она посоветовала инвалиду пристегнуть ногу. Интересно, как будет выступать Самойлова на Евровидении? И когда вы выступали, как к вам относились? 

– Сейчас проблема стереотипов не такая масштабная, как раньше, но до конца мы от этого все равно не ушли. Юля потрясающе поет – об этом надо думать прежде всего. Обо мне тоже говорили: «Показывать Гурцкая – расстраивать зрителей» – это я еще в легкой форме передаю, мне говорили похлеще. Я не опустила руки и поехала на Евровидение (в 2008 году Гурцкая представляла на конкурсе Грузию, она заняла 11-е место, а победителем стал Дима Билан. – Авт.). 

– Как вы решили стать председателем комиссии по поддержке материнства и детства в Общественной палате? Трудно разбираться в законодательных вопросах? 

– Я не юрист, законов всех не знаю, но, когда нужно, у меня всегда есть помощь доктора юридических наук и профессора РУДН. Я имею в виду своего мужа Петра Кучеренко. Я много занималась проблемами детей в рамках фонда «По зову сердца» и когда получила приглашение президента России войти в состав Общественной палаты, то восприняла это как знак серьезного доверия.

Диана и Петр счастливы в браке вот уже 12 лет
Диана и Петр счастливы в браке вот уже 12 лет // Фото: из личного архива

– Одна из ваших инициатив на этом посту – запрет абортов. Но как быть в случае тяжелых патологий или же когда мать пьяница или наркоманка?

– Мы не вправе убивать, должны рожать и воспитывать. Есть разные ситуации, когда нужно медицинское вмешательство, сопровождение психологов, к примеру, в течение всей беременности. Если говорить о патологиях, в моем случае стоял большой вопрос, будет ли сын видеть. Если бы мне сказали, что у меня будет слепой малыш, я бы родила. Это мой ребенок, каким бы он ни был. Кто я такая, чтобы запретить кому-то жить? Я не Бог. 

– Не так давно вы вступились за полицейских, которые насильно затащили в машину мальчика, читающего Шекспира на Арбате. Ваша общественная позиция не выходит боком? 

– Я такая, какая я есть. Нельзя же все время говорить только то, что удобно публике в текущий момент. Моя позиция: я бы никогда не выпустила ребенка зарабатывать на улицу. И считаю недопустимым, что мальчик стал объектом выяснения отношений между родной матерью, отцом и мачехой. Но ведь, заметьте, все псевдозащитники ребенка исчезли, когда были обнародованы печальные факты работы ребенка в пользу взрослых, особенно после того как родная мать подала заявление о возбуждении уголовного дела по факту вовлечения сына в попрошайничество.

– Дома вы такая же прямая?

– Абсолютно такая же! Я обязательно скажу свое и обычно не подхожу первой после каких-то недопониманий с мужем, к примеру. С другой стороны, есть моменты, когда могу промолчать – это семья, а в любой семье есть быт. Он – мужчина, зачем идти напролом и доказывать свою силу. Я этого не хочу! Пусть он будет сильным мужчиной, а я слабой женщиной. Петр знает, что в любом случае самая главная опора для меня – он. И я никогда его не оставлю! 

– В одной из программ на телевидении было показано видео, где вы занимаетесь с сыном уроками. Он начал тихонько играть с линейкой, а вы мало того что заметили, так еще и отобрали ее в мгновение ока. Это материнский инстинкт или у вас уже всё на подхвате?

– Я знаю его характер, знаю, что Костя может отвлекаться, ему 10 лет, он довольно активный парень. Однако, несмотря на все шалости, он добрый мальчик и большой помощник, что меня радует. Если видит, что у меня что-то болит, предлагает сделать массаж. В такие моменты думаю, что, кроме этого, ничего и не хочу... 

Вот я не родила второго, сглупила. Появится возможность, очень хотела бы дочку. Был момент, когда Костя был маленький, не хотела делить свою любовь к нему с кем-либо, а сейчас понимаю, что ему нужен брат, сестра. Что бы я делала без своего брата Роберта? Хотя мы часто спорим, ругаемся, ведь он до сих пор меня считает ребенком. Иногда я начинаю его понимать, мне тоже сложно слышать, когда мой сын говорит мне, что у него своя жизнь. А брат меня в детстве чуть ли не с рук кормил.

– О чем вы больше всего жалеете в жизни? 

– Что моя мама не увидела моего ребенка (59-летняя Заира Гурцкая умерла от рака в 2001 году, спустя год певица выпустила альбом «Ты знаешь, мама». –  Авт.). Была бы у меня машина времени, я бы вернула маму, то время, когда мы могли с ней быть вдвоем и часами обо всем говорить. 

– А если бы вы вдруг стали видеть, что бы хотели рассмотреть в первую очередь? 

– Я бы хотела своего сына увидеть, хоть на 5 минут. Никогда не жаловалась на свою судьбу и не выясняла, почему со мной так произошло. Наоборот, всегда говорила и говорю, что хорошо, что со мной, а не с кем-то другим. Я благодарна Богу за все, но если бы имела возможность, то очень хотела бы увидеть, какой он, мой сын. Но хоть у меня и нет зрения, я все равно вижу его – сердцем! 

Теги: Евровидение

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания