Новости дня

13 декабря, среда







12 декабря, вторник






























11 декабря, понедельник








Ляйсан Утяшева: Поводов для слез у меня много...

«Только звезды» №38-2016

Ляйсан Утяшева // из личного архива

Ляйсан Утяшева рассказала в интервью Sobesednik.ru о радостях и трудностях семейной жизни.

Это вторая коллекция чемпионки мира. Мы встретились с телеведущей и обсудили ее отношение к одежде. Она поведала нам о том, кто занимается воспитанием их с Павлом Волей детей, как она борется с любовью ее дочери к серому цвету и о чем она не хочет плакать, хоть это и тяжело.

Первое, на чем заострила внимание Ляйсан на презентации своей линии одежды – она не дизайнер.

– Ну зачем народ смешить? Дизайнером нужно родиться, на дизайнера нужно учиться. Этим надо жить, – уверена бывшая гимнастка. – Мне же просто захотелось, чтобы желания современной женщины были услышаны. Одежда должна быть красивой и удобной, комфортной. Мне кажется, женщины отреагируют на этот посыл, потому что он идет от женщины к женщине.

Ляйсан Утяшева с папой и мамой / из личного архива

Эту одежду Ляйсан уже и на себе испробовала. Не так давно они с Павлом летали в Австралию.

– Представьте себе 32 часа перелета, с пересадками, конечно, но все же. Да и по самой Австралии мы путешествовали: и на поезде, и на лодке, и на осле. И могу сказать одно: мне в этой одежде было очень удобно. А главное – она не мялась.

Путешествовали Ляйсан и Павел без своих детишек – трехлетнего Роберта и годовалой Софии.

– Это было бы жестоко для них: долгий перелет, скачки в часовых поясах. К тому же у молодой пары должно быть время и на романтику. Поэтому Роберта и Софию мы оставили с Пашиными родителями.

Как призналась спортсменка, матери Воли она доверяет всецело:

– У Паши потрясающие родители, у которых надо учиться тому, как правильно воспитывать детей. Ведь они такого Пашу замечательного воспитали. Я не устаю учиться у тети Тамары (мама Павла Воли. – Авт.). Она обладает колоссальной выдержкой и терпением. Порой бывает очень полезно оставить с родителями Паши наших детей на недельку. Когда приезжаем за ними потом, у нас Роберт просто шелковым становится: «Да, мама, я сам оденусь», «Да, мама, я сам сделаю». Смотрю на тетю Тамару и удивляюсь: «Как вы это сделали?» А она мне: «Любя, тихо, спокойно». Мне кажется, мы должны учиться у старшего поколения. Я не стесняюсь советоваться и с тетей Тамарой, и с бабушкой своей. Дело в том, что у Роберта темперамент – о-го-го! И надо нежно, грамотно направлять его, не сломав при этом, чтобы он был просто добрым хорошим человеком, а дальше все будет нормально.

По словам Ляйсан, Паша – прирожденный педагог / из личного архива

Не боится Ляйсан оставлять двоих сорванцов и на папу. Паша не раз доказывал своей супруге, что он способен справиться с детьми.

– Пашей сколько угодно можно восхищаться как мужчиной, как юмористом, но нельзя не отметить и того факта, что он прекрасный отец и муж. Когда я кормила Роберта грудью, мне приходилось просыпаться по ночам по четыре раза – он много ел и быстро набирал вес. А если я просыпаюсь ночью, то мне потом очень трудно уснуть. Когда Паша заметил, что мне практически не удается поспать, он сказал: «Лясь, ты давай спи. Я буду вставать и кормить Роберта». Нам тогда в этом помогли молокоотсос и другие гаджеты, которыми пользуются современные мамочки. Год и два месяца я кормила сына грудью, и все это время Паша вставал по ночам. Он самый лучший отец. А однажды так случилось, что мне надо было уехать на два дня, а у Роберта резались зубки. В мое отсутствие у него поднялась высокая температура. Я готова была менять билет и возвращаться в Москву, потому что никакая работа не стоит здоровья ребенка. Но мне вовремя позвонил Паша: «Лясь, все в порядке. У нас 37, температуру сбили. Ребенок кушает. Я со всем справился». А ведь он был с ним совершенно один. Понятно, что потом к нему на помощь приехала его мама – бабушка наша любимая. Но до этого приезда он сам сумел сориентироваться и все правильно сделать.

Пара и сегодня не забывает устраивать себе романтические путешествия без детей / из личного архива

Он вообще прекрасно справляется с детьми. И как бы он ни шутил на тему своего педагогического образования, все же он педагог. Это чувствуется. И педагогическое образование помогает ему. Если Софиечка у нас прям девочка-девочка: тихая, спокойная, ей можно дать фломастер, и она будет рисовать, то Роберт – непоседа, активный, шумный ребенок. И Паша умеет направить его в нужное русло.

Одним из главных вопросов вечера был: «Не хочет ли Ляйсан разработать детскую коллекцию?» По словам Утяшевой, она об этом думала. Но так как подходить к этому вопросу надо более ответственно, то оставляет это направление на будущее. Своих же детей предпочитает одевать в простую и удобную одежду.

– Для меня удобство на первом месте. Всякие рюшечки, красивые штучки для девочки, конечно, тоже важны, но не для нашей Софийки, – делится Ляйсан. – Я ее не понимаю. Пытаюсь одевать в белое, розовенькое, а она ни в какую. Любит серый цвет. Я ее спрашиваю: «Вот этот серый цвет тебе нравится? Такой мышиный серый цвет?» И она соглашается. Но я не понимаю, как годовалую девочку можно одевать в серый цвет. И ведь она выбирает мужские фасоны. Я думаю, что Софийка просто Роберта видит в таких вещах и ей нравится. А себя она пока оценивать не может. Поэтому я стала ее чаще подводить к зеркалу и показывать: «Смотри, какая красивая ты в беленьком, смотри, какая ты с этим розовым бантиком классная». И ей начинает нравиться.

На 80-летие дедушки Ляйсан семья собралась вместе / из личного архива

Сегодня Ляйсан успешная, молодая, красивая женщина, жена и мама. Она не устает улыбаться на объективы камер. Ее социальные сети полны прекрасных и счастливых фотографий. Секрет ее жизнерадос-тности прост – у нее нет времени на депрессию и хандру.

– С какого-то момента своей жизни я запретила себе хандрить, потому что... Мы не любим спекулировать на эту тему (в 2012 году от инфаркта умерла мама Ляйсан, Зульфия Утяшева. – Авт.), так как это очень личное, но тем не менее скажу: когда ты теряешь родных людей, ты в какой-то момент просто запрещаешь себе грустить и развивать эту тему, потому что если вдруг я позволю себе расстроиться и начну думать об этом... Я не хочу видеть печальным Пашу и своих детей, которым придется «собирать» меня, как тогда, когда я потеряла свою маму... Я не позволяю себе грустить, потому что моей мамочке оттуда это бы не понравилось. И я прежде всего думаю об этом. Вы знаете, депрессия и хандра – это эгоистические чувства. Их надо гнать от себя. Можно с подружками куда-нибудь сходить, чтобы развеяться, но не перекладывать на них свое плохое настроение, а просто их послушать. Или можно просто прийти в компанию, где царит позитив. Именно так и спасаюсь. Я не раскачиваю эту лодку, не даю себе возможности загрустить. Поводов для слез у меня много, но я не хочу.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания