Новости дня

15 декабря, пятница








































14 декабря, четверг





Сестра Фриске: Жанну использовали в качестве подопытного кролика

«Только звезды» №49-2015

Жанна и Наталья Фриске // Global Look Press

Сестра Жанны Фриске рассказала Sobesednik.ru, как Шепелев ругался с певицей, и заявила, что сын ему нужен из-за денег.

В эсклюзивном интервью Sobesednik.ru младшая сестра Жанны Фриске Наталья раскрыла правду о том, как с самого начала себя вдовец певицы, телеведущий Дмитрий Шепелев.

– Он забрал Платона 14 июня, за день до смерти Жанны, – вспоминает Наталья Фриске. – Мы были против, понимали, что он не вернет ребенка, из-за этого был скандал у нас, но в итоге Шепелев поставил перед фактом: едем – и точка.

Жанна Фриске с сыном, мамой и сестрой / семейный архив

– У вас уже в тот момент отношения накалялись?

– С самого начала было так. Он никогда не был членом нашей семьи. Да, когда мы боролись за жизнь сестры, Дима был рядом с ней, но только тогда, когда ему это нужно было. Он всегда занимался своей жизнью и своими делами.

– Помните день, когда вас Жанна познакомила с Шепелевым и представила его как своего молодого человека?

– Они встретились в 2011 году, сестра выступала в программе «Достояние республики» на «Первом канале». Меня с Димой она познакомила в апреле этого же года, сначала он показался симпатичным, умным молодым человеком. Потом начал проявлять ко мне беспричинную неприязнь, я ему просто не нравилась. Когда родился Платон, Дима не давал его даже на руки взять, при этом мне в лицо ничего не говорил. Он звонил моей маме: «Ольга, заберите у Наташи ребенка». Она как мудрая, дипломатичная женщина пыталась сгладить эти моменты, пробовала как-то наладить наши отношения, но это было бесполезно. Он к маме относился как к служанке: принеси, подай, приготовь, постирай...

Жанна и Наталья Фриске / Global Look Press

– Родители изначально были против Димы?

– Папа до последнего верил, что Шепелев хороший. Даже когда мне мои знакомые рассказали, какой он человек... У него много темных пятен в биографии. Но очернять его не буду, эта информация предназначалась только нашей семье. Потом уже и родители, и, думаю, Жанна увидели его настоящего. Когда сестра заболела, мы сначала поехали в клинику в Германию. Это было еще до сбора средств на ее лечение. Он взял на себя организационные и финансовые вопросы, экономил буквально на всем. Жанна была там в ужасных условиях, я, как собачонка, с ней рядом спала на раскладушке. При этом он экономил не свои средства, а деньги моей сестры.

– Если у вас были такие напряженные отношения, почему вы доверили ему финансовые вопросы?

– Так хотела Жанна, это было ее право.

– Наверняка она понимала, что ваша семья и Дима очень напряженно общаются. Как реагировала на происходящее?

– Говорила: «Не наговаривайте на него, все хорошо». Она действительно любила его. Ее все родственники, друзья предупреждали о том, кто он и что из себя представляет, она не слушала. У нее был друг, который тоже болел 12 лет, он многое знал о Дмитрии, и, если бы он сейчас был жив, думаю, он бы заступился за Жанну и за нашу семью, рассказал бы всю его историю...

После конфликта с зятем отец певицы слег в больницу с нервным срывом / Андрей Струнин / «Собеседник»

– 15 декабря – полгода, как нет с нами любимой народом певицы. Как бы то ни было, но подходит срок делить наследство. Что вы об этом думаете?

– Мы-то как раз меньше сосредоточены на этой теме, а вот адвокаты Шепелева заранее составили опись имущества. Хотя мне непонятно, что описывать, если Дима ничего не имел до встречи с Жанной. Вот, например, большой дом в Подмосковье, который он построил, – деньги на него дала моя сестра. Она ни разу его не видела, так как землю купил Дима, когда она была уже больна. Сейчас он достраивает его и собирается там жить. Половину земли оформил на себя еще при жизни Жанны. Ее двухкомнатную квартиру в центре Москвы, где они жили, тоже придется делить, как и иномарку, которую папа подарил на рождение ребенка. Остались деньги на счетах Жанны, которые Дима еще не успел выгрести. Он может претендовать на все это, только являясь опекуном Платона.

Ни мне, ни моим родителям имущественные вопросы неважны. Хотим все, что осталось от Жанны, отдать ее сыну, чтобы не получилось так, что ему исполнится 18 лет, а он будет ни с чем. У меня складывается ощущение, что Дима начал отношения с моей сестрой, чтобы хорошо устроиться в Москве. Когда она заболела, он не мог от нее уйти, понимал, что о нем начнут плохо говорить. Так бы ее бросил – сто процентов. Ему нужны были отношения с Жанной ради пиара, до этого о нем не писали, не говорили, а теперь все знают, что он муж Фриске.

– Помните свой последний разговор с Жанной?

– Все время говорили о Платошке и о помощи детишкам. Она просила меня найти какой-нибудь детский дом, чтобы мы могли вместе туда приезжать и помогать малышам. Жанна очень хотела большую семью, планировала родить дочь от Димы. Недавно она мне приснилась беременной, я спросила: «Кого ты ждешь?», сказала, что дочку, назвать ее хочет Елизаветой. Последнее время она мне часто снится, видела ее большой концерт на каком-то стадионе, она выступала там после болезни очень красивая, было все, как прежде...

Церемония прощания с Жанной Фриске / Андрей Струнин / «Собеседник»

– После ухода из жизни вашей сестры Владимир Борисович рассказывал о том, что на его дочери испытывали нановакцину, которая ускорила ее смерть...

– Первый раз в Нью-Йорке испытывали препарат под наблюдением врачей в клинике, он поставил ее на ноги. Второй раз применяли уже другую нановакцину и без должного присмотра медиков. У Жанны были серьезные улучшения, она вернулась в Москву из Америки. Потом полетела на неделю в Лос-Анджелес, и там решили лечить ее с помощью других уколов. Ей вводили инъекции и видели, как она потухает, ее использовали в качестве подопытного кролика. Мы доверяли тогда Шепелеву, он общался с врачами, делал все только сам и никого не подпускал. Если бы раньше спохватились, возможно, все было бы по-другому...

– Тема болезни, наверное, была табу в общении с Жанной?

– Она очень спокойно к этому относилась, я ей часто повторяла: «Малыш, все будет нормуль. Не переживай, мы уберем эту гадость из твоей головы и выбросим ее далеко-далеко». Она не опускала руки. В январе этого года мы летали с сестрой по делам в Сочи. В аэропорту меня приняли за Жанну Фриске, а ее – за мою подругу-итальянку. Мы очень хохотали над этой ситуацией, всю дорогу веселились.

– Многие восхищались парой Шепелев и Фриске, почему они так и не узаконили свои отношения?

– Он не делал ей предложения ни когда узнал о беременности, ни после родов, только когда она уже была больна, решился. Жанна ответила, что подумает. Кстати, кольцо, которое он ей подарил, она ни разу не надела, оно так и хранится в ее квартире. Мне позже близкая подруга Жанны рассказала, что, когда она только заболела, они с Димой ругались часто, сестра была недовольна тем, что он слишком груб не только с ней, но и по отношению ко всем людям. А потом молчала. Когда она проходила реабилитацию в Юрмале, мы все сидели за столом, Жанна попросила у него соль, он так на нее рявкнул, не хочу даже вспоминать, что он сказал...

Платон / семейный архив

Мы потом с сестрой отошли в сторонку, и я спросила: «Почему ты так позволяешь с собой обращаться?», она ответила: «Наверное, я ему чем-то помешала в этот момент». Честно скажу: даже если бы Шепелев одумался и попросил прощения, то я бы никогда его не простила за такое отношение к моей сестре и к нашей семье. Да, Дима, может быть, и неплохой отец, но мне кажется, что у малыша не будет с ним детства. Платоше нет еще и трех лет, а он его уже загрузил по полной: ребенок занимается английским языком, ходит на разные другие занятия. В общем, Шепелев расписал его день по минутам, только чтобы не было времени на общение ребенка с нами.

Последние три года в нашей семье происходит все только плохое, мы потеряли многих близких людей – затянувшаяся черная полоса. От Нового года жду перемен в лучшую сторону, хочу общаться с Платоном, я за шесть месяцев видела его только один раз. Думаю, что Жанна наблюдает за тем, что происходит с ее сыном. Ей там очень тяжело от этого, но я верю, что она поможет нам...

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания