Новости дня

12 декабря, вторник













11 декабря, понедельник
































Ирина Аллегрова: Смерть родителей не сравнить ни с чем

«Только звезды» №38-2015

Ирина Аллегрова // Пресс-служба певицы

В интервью Sobesednik.ru Ирина Аллегрова рассказала, почему решила вернуться на сцену и как пережила смерть родителей.

Полгода мы вели переговоры с народной артисткой России Ириной Аллегровой и до последнего не верили, что это интервью состоится, а уж тем более не предполагали, что оно получится откровенным. Но она оказалась из тех, о ком говорят «человек слова»: пообещав мне полгода назад дать интервью, она не взяла слово назад. Долго думали, как лучше подать материал, и пришли к выводу, что это будет оригинальный текст «императрицы» российской эстрады, с минимальными литературными правками.

– Ирина Александровна, в 2012 году вы сказали: «Все, о чем хотелось спеть – спето». Почему решили сделать «Перезагрузку»? О чем еще не спели?

– Творческие люди всегда подвержены эмоциям... Сейчас я понимаю, что в 2012 году ко мне пришла обыкновенная творческая депрессия, усталость от жанра, если хотите, от себя в жанре: все-таки больше 25 лет сложно жить в темпе постоянной скачки, переездов, гастролей, съемок, вечной суеты.

Действительно показалось, «все, о чем хотелось спеть – спето», захотелось отдыха, начали приходить мысли не только закончить активную гастрольную деятельность, как я изначально объявляла, но и вообще уйти со сцены. Сейчас многие пытаются найти в этом какое-то лукавство с моей стороны, попытку пиара, забывая при этом, что я в течение всей своей карьеры никогда не занималась «играми с прессой», никогда не делала ничего специально – лишь бы привлечь побольше внимания к собственной персоне, а уж в 2012 году у меня и вовсе не было в этом никакой нужды: залы были полные, все шло хорошо!

Ирина Аллегрова на заре своей карьеры / официальный сайт певицы

Конечно, дело было в другом. Для артиста очень опасно чувство опустошенности: нечем становится делиться со Зрителем, творчество превращается в ремесло, поденщину. Все годы своей карьеры не знала этого чувства, соответственно не ведала, как с ним бороться, и когда оно только издали начало подкрадываться ко мне, сразу решила: хватит! Сейчас уже понятно, что это было поспешное, эмоциональное женское решение. Свою роль сыграло и то, что мне стало тесно в рамках прежнего репертуара и образа. Это очень странное чувство, знакомое всем творческим людям: когда ты точно знаешь, чего не хочешь, но при этом точно не знаешь, чего хочешь, только чувствуешь.

Я с самого начала своей карьеры работала с композиторами первого ранга, лучшими и всенародно признанными представителями этого цеха: Оскар Фельцман, Давид Тухманов, Игорь Николаев, Игорь Крутой... С каждым из этих замечательных авторов пережила творческий роман, влюбленность в их музыку и творчество, которые вылились в песни, полюбившиеся людям самых разных поколений, но все романы, в том числе и творческие, когда-нибудь заканчиваются. А выходить к Зрителю с одним и тем же репертуаром, эксплуатируя старый образ, мне показалось делом скучным и недостойным.

Странно, но именно в тот момент, когда я решила уходить, ко мне стали приходить песни, которых внутренне так долго ждала, и написали их (наверное, это впервые за всю мою карьеру) авторы, пока неизвестные широкой публике: Вячеслав Бодолика, Константин Губин, Мария Еремина, Иван Баграмов. Потом, во время прощального гастрольного тура, увидела, как восторженно эти новые песни воспринимаются моим Зрителем, и окончательно поняла, что с решением об уходе явно поспешила. Так родилась идея «Перезагрузки».

Аллегрова в группе «Электроклуб» / архив ИД «Собеседник»

– Допускаете, что новое амплуа «императрицы» может прийтись не по вкусу вашим поклонникам?

– Вряд ли имеет смысл говорить о новом амплуа. Я по-прежнему пою о любви, о вечных ценностях, которые объединяли и будут объединять людей во все времена. Интонация – да, изменилась, но это интонация нынешнего дня, так звучит время, в котором мы живем. Конечно, очень трудно понравиться сразу всем, да я никогда к этому и не стремилась. Но, судя по реакции публики на мои новые песни, мой Зритель давно их ждал.

– Вы решили омолодить армию поклонников? Ведь ваши новые песни больше ориентированы на молодых слушателей.

– Они ориентированы на самую широкую аудиторию. Я никогда не высчитывала специально ни одну свою песню, никогда не старалась сделать что-то специально для молодежи, а что-то специально для людей среднего возраста и т.д. Там, где начинается такой холодный расчет, очень скоро может исчезнуть творчество. Я всегда старалась честно делиться со своим Зрителем тем, что лежит на сердце, и, наверное, поэтому на своих концертах всегда вижу людей самых разных возрастов. Я очень этим дорожу!

Ирина Аллегрова в 1994 году / архив ИД «Собеседник»

– В новом шоу в ноябре зрители услышат старые хиты? Откровенным нарядам Ирины Аллегровой найдется место в «Перезагрузке»? Или стиль «императрицы» тоже изменится?

– Давайте оставим интригу, пусть сюрприз останется сюрпризом! Скажу одно: многое из того, чего ожидает Зритель, приходя на мои концерты, будет... и будет много такого, чего он не ожидает совсем.

– Вы – ученица Муслима Магомаева, у вас очень серьезная музыкальная школа, наверное, отчасти и поэтому вы так успешны. А какие еще составляющие успеха можете назвать?

– В определенном смысле все, кто начинал свой путь к музыкальному олимпу в одно время со мной, могут считать себя учениками Муслима Магомаева: это было время его расцвета, он задал чрезвычайно высокую планку в эстрадной музыке, его популярность была феноменальной, и, конечно, все мы у него старались учиться. Если говорить про составляющие успеха, то их очень много, но я бы выделила две: трудолюбие и вера в себя. Конечно, еще необходимо везение, но, как говорится в пословице, «Везет тому, кто везет»!

– Часто вспоминаете «Электроклуб»? Хочется вернуться туда?

– Вообще-то ностальгировать, сожалеть о том, чего уже нельзя вернуть, не в моем характере. Хотя это было замечательное время: «как молоды мы были, как верили в себя». Правда, в этот период, кроме меня самой и мужа Володи Дубовицкого, никто не верил, что я достигну в музыкальной карьере сколько-нибудь серьезных высот. Тем приятнее было потом разубедить сомневавшихся.

Ирина Аллегрова и Алла Пугачева / Анатолий Ломохов

– Как, кстати, мама отнеслась к вашему эротическому клипу на песню «Войди в меня» и к вашим откровенным нарядам?

– Моя мама была профессиональной артисткой и очень хорошо понимала разницу между сценой и реальностью. Ко всем моим сценическим экспериментам она относилась как профессионал по принципу: здесь – удачно, здесь – не очень.

– Вы относите себя к сильным женщинам?

– Если под этим подразумевается женщина, которая может сама организовать свою жизнь – и семейную, и профессиональную, – то да, я сильная. Но честно признаюсь: иногда все-таки хочется побыть слабой! В последнее время я начинаю думать, что, наверное, для меня это недоступная роскошь.

Ирина Аллегрова с мамой / Геннадий Авраменко

– В какие периоды жизни чувствовали себя слабой и беззащитной?

– Когда уходили родители (79-летний отец певицы, артист оперетты и цирка Александр Аллегров, умер 24 мая 1994 года. В репертуаре Ирины Александровны есть песня, посвященная ему, – «Улыбка папы». Мама Ирины Александровны, Серафима Сосновская, умерла в 2012 году от сердечного приступа, ей было 88 лет. – Авт.). Ощущение пустоты, которое в эти моменты испытываешь, трудно передать и с чем-то сравнить. Знаете, в хоккее бывают ситуации, когда одна из команд снимает вратаря и играет с незащищенными воротами. Жизнь без родителей мне иногда напоминает такую игру.

– Ирина Александровна, вам не раз приходилось переживать трагедии: смерть отца, три года назад не стало мамы. Что дало силы справиться с этими потерями?

– Мне всегда в тяжелые моменты жизни помогала моя профессия, в ней, как ни в одной другой, можно забыться, и, конечно, спасала семья: дочь, внук, близкие. Когда понимаешь, что есть на свете люди, ради которых стоит жить, это дает силы перебороть любую боль, а мне к тому же повезло: кроме семьи, близких, у меня еще есть мой Зритель, с которым мы вместе уже много лет и многое прошли: и боль, и радость...

Ирина Аллегрова с дочерью / архив ИД «Собеседник»

– Вы росли в полной семье, а вот дочку вам пришлось воспитывать одной. Как удавалось справляться с ролью и отца, и матери?

– В воспитании Лалы огромную роль сыграли мои родители, без них было бы в тысячу раз тяжелее это сделать. Так что вряд ли можно сказать, что я воспитывала дочь одна.

– Какие творческие планы сейчас у вашей дочери Лалы? Она будет выступать в вашем новом шоу «Перезагрузка»?

– Планы Лалы связаны с семьей, которой она посвятила себя, когда-то четко для себя решив, что для нее важнее: сцена или личная жизнь. Никогда не вмешивалась в ее выбор, хорошо понимая, что идти на сцену можно только с бешеным желанием достичь вершины, все остальное отодвинув на задний план. В противном случае на серьезный результат трудно рассчитывать. Я рада, что Лала сделала тот выбор, который дал ей возможность счастья, возможность жить в ладу с собой. Иногда мы вместе выходим на сцену, но будет ли это в шоу «Перезагрузка», пока говорить не буду. Давайте дождемся 3 ноября – всё узнаете!

Ирина Аллегрова с внуком / Russian Look

– Расскажите о своем внуке. Чем он увлекается? Какого будущего вы для него хотите?

– Саше 20 лет, он учится в Московском государственном университете на факультете международной политики, очень увлекается спортом и иностранными языками, уже сейчас говорит на английском, испанском и сербохорватском. Что касается его будущего, то я хочу, чтобы он сумел найти себя – прежде всего в работе, для мужчины это главное, и прожил жизнь в гармонии с собой.

– Внука вы воспитываете в строгости или все же, как все бабушки, мягкая и все позволяете?

– Честно говоря, больше балую. Что поделаешь? Не могу удержаться! И пироги пеку, и другими кулинарными изысками люблю побаловать. В последнее время думаю, не переборщить бы с этим, а то уж больно высокая планка задается для его будущей жены...

Ирэн Аллегровян / Ирина Аллегрова / Russian Look

– Вы считаете себя счастливой женщиной?

– Счастье – самая желанная и непонятная вещь на свете, можно добавить: и самая трудноуловимая. Кто-то из великих замечательно высказался по этому поводу: «Счастье – это когда из дома ты с радостью спешишь на работу, а после работы с радостью возвращаешься домой». Если так мерить, то да, я – счастливая. А насчет женского счастья... Наверное, мой самый счастливый брак уже состоялся – с моим любимым Зрителем.

/Бывшие мужья

Отец Лалы Георгий Таиров (в браке с 1971 по 1972 год) – баскетболист из Баку, умер. Ирина признаётся, что брак был ошибкой. Будущая певица вышла замуж назло своей первой любви.

Владимир Блехер (1976–1977) – художественный руководитель ансамбля «Веселые ребята», в котором работала Ирина. Написал для нее песню «Наводнение», которую она исполнила спустя 30 лет на «Песне года-2013». Имеет судимость за валютные махинации.

Владимир Дубовицкий (1984–1990) – продюсер, музыкант. Был бас-гитаристом в ансамбле Оскара Фельцмана «Огни Москвы» (Ирина – солисткой), руководителем группы Давида Тухманова «Электроклуб». В 1990 году Ирина покидает группу и разводится с В. Дубовицким, женой которого в скором времени становится певица Татьяна Овсиенко.

Певица до сих пор дружит со вторым мужем Блехером / Стоп-кадр

Игорь Капуста (1992–1999) – танцовщик из ее коллектива, были тайно повенчаны под чужими фамилиями в 1994 году (официально в загсе брак не оформлялся). В 2012 году обвинен в незаконном обороте наркотиков, сейчас отбывает наказание в колонии.

Мы задавали Ирине Александровне вопросы обо всех мужьях, но она согласилась говорить лишь о втором супруге – Владимире Блехере.

– Это тот редкий случай, когда после расставания удалось сохранить дружбу, остаться близкими людьми. К тому же Володя – замечательный музыкант и композитор, его песни я с удовольствием пою на своих концертах.

– Почему вы с ним расстались?

– У каждых отношений свой ресурс: кому-то его хватает на всю жизнь и еще с лихвой остается, как было у моих родителей, кто-то расходует его за несколько лет, а то и быстрее – это наш с Володей случай... Не знаю, что тому причиной. Воспоминания об этом браке у меня остались только хорошие, подтверждение тому – наши сегодняшние отношения.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания