Новости дня

18 февраля, воскресенье





















17 февраля, суббота











16 февраля, пятница













Солистки группы "Пропаганда": Нам угрожали – мы вытирали сопли и шли в тяжкие...


Вика Петренко и Юля Гаранина //

«Я рисую на асфальте белым мелом слово "хватит"» — все помнят этот хит десятилетней давности. Кое-кто даже помнит двух симпатичных блондинок Вику Петренко и Юлю Гаранину, которые пели эту песню в компании с Викой Ворониной.

И вот теперь бóльшая часть «Пропаганды» вернулась на сцену с новой песней и прежней ни на кого не похожей индивидуальностью.

[:rsame:]

— Что случилось много лет назад, когда вы ушли из «Пропаганды»? Или вас ушли?

Петра: Меня уволили за аморальное поведение.

— В чем оно заключалось? Вы бегали голой по сцене?

Петра: Хуже... Я просто имела смелость иметь свою точку зрения на имидж группы, её репертуар и позиционирование и не стеснялась её озвучивать. Так как я являлась создателем данной группы, мне кажется, я имела на это полное право.

Юкка: Наш продюсер решил, что тех денег, которые мы зарабатывали с концертов, ему недостаточно, поэтому стоит сменить имидж — выходить на сцену в одном нижнем белье, чтобы к нашим стадионам добавились еще и бани. От них, как известно, в те времена шёл основной доход.

— Так Юкку уволили, потому что она не хотела в тур «по баням»?

Петра: Юкка ушла в поддержку меня как мой лучший друг! Её никто не увольнял, даже более того — ей были предложены шуба, машина и возможность заработать на квартиру в Москве.

Юкка: Нельзя же продать друга за трупик норки... хотя за шиншиллу, наверное, можно. Шучу. Изначально «Пропаганда» — это была мечта Петры, в которой я принимала участие. Я считаю, что когда мечта остается жить без человека, который её придумал и воплощал, то это уже не имеет смысла. Да и остаться в коллективе было бы предательством, на мой взгляд. Вообще если задуматься о том, как появляются звезды в мировой музыке, то самые успешные проекты, как правило, созданы друзьями или единомышленниками.

Петра: Как и было с нами. Но продюсеру весьма удобно собирать группу из людей ничем не связанных. Воздействовать на людей, которые не являются сплоченной командой, гораздо легче.

/ Григорий Горячев / Russian Look

— Ну хорошо, ушли вы из группы — почему сразу не стали записывать свой альбом?

Петра: По условиям контракта до 2006 года мы не могли нигде светить своими красивыми фэйсами.

— Но вас же уволили. Неужели контракт все еще действовал?

Юкка: Юридически выходило, что да. Ну и плюс к этому нам угрожали.

Петра: Наш продюсер сказал следующее: «Не рыпайтесь, если не хотите, что бы с вами что-то случилось». Тогда сами понимаете какие были времена. Певцы и певицы то и дело после ухода от продюсера попадали в больницу с травмами. Поэтому мало кто подавал в суд на расторжение контракта. Нам было 18 лет, и честно говоря, было страшно.

[:same:]

Что вы делали все эти годы?

Юкка: Поначалу сопли вытирали... особенно я Петре.

Петра: Я полгода была в депрессии, из дома не выходила. Вообще это ужасно, когда тебе [плохо], а тебя то и дело расспрашивают, что да как да почему. Короче, я побрилась наголо и сменила имидж, чтобы больше не узнавали.

— В 2006-м контракт истек? Почему было не вернуться после этого?

Юкка: Далее возникли обстоятельства непреодолимой силы. Я встретила большую любовь в жизни. Он оказался по случайному (а может, и не случайному) стечению обстоятельств поклонником группы. Красиво за мной ухаживал. И я как-то полностью погрузилась в эти теплые отношения. Много лет мы были вместе. И единственное, что меня волновало, — это наша любовь. Она настолько заполнила всё мое существование, что не оставляла времени ни на какое творчество. Плюс, я поступила в институт на отделение PR, закончила его весьма успешно.

— А Петра чем все эти годы занимались? Тоже личная жизнь?

Петра: Я пустилась во все тяжкие. Решила попробовать всё. Поставила пластический спектакль — благо, образование мне это позволяет, я закончила эстрадно-цирковое училище по классу пантомимы. Участвовала в других театральных проектах, таких как нашумевшая хип-хоп-опера «Копы в огне», шила майки и платья, рисовала картины, работала журналистом, вела свою колонку в журнале «Браво», сняла три «коротких метра», преподавала пластику детям в англо-французской школе, работала помощником режиссера в цирке... ну, короче, много всего. И хочу сказать, это тоже было весьма интересно и ничуть не хуже, чем в группе петь.

/ Официальный сайт группы / probkistars.net

— То есть вы не жалеете, что с «Пропагандой» не сложилось?

Петра: Сначала жалела. Обида была. А сейчас смотрю на всё и понимаю, что было же очень интересно. Вот, к примеру, работала я в «глянце» стилистом. Приходилось все время быть в образе, разговаривать соответственно, держать себя определенным образом, одеваться странно. Как роль в театре играть. Приходишь в шоу-рум шапочки со стразами для съемки выбирать и восхищаешься минут пятнадцать напоказ их красотой, а сама думаешь: какой-нибудь Вася взял шапку за 600 рублей, страз наклеил еще на стольник, а теперь втюхивает ее за — внимание, барабанная дробь! — 60 тысяч. Шапка — 60 тысяч! Можете себе представить?

Или клеишь гигиенические подкладки к туфлям для съемки — ну, чтобы подошву не поцарапать. А некая звезда намеренно ходит в этих туфлях по гальке. Вообще на многих работах люди мне говорили «Ну вы прямо настоящий журналист, я себе именно так их и представляла» или «Вы такой администратор хороший — сразу видно, человек такого склада не может быть артистом», а после этого я выходила к ним на сцену, и они меня не узнавали.

— Несмотря на то, что вы так драматически уходили из «Пропаганды», я знаю, в прошлом году вы выступали в старом составе. Как это случилось?

[:rsame:]

Петра: От Вики Ворониной поступило предложение совместно выступить. Мы долго думали. И решили: а почему бы не тряхнуть стариной?

Юкка: Решили — надо закрыть гештальт. Ну, чтобы поставить на этом жирную точку.

Петра: Мы даже записали две новые совместные песни, которые исполнили на концерте.

— Почему же вы дальше не продолжили втроем?

Юкка: Почувствовали: «а брючки-то малы».

Петра: Мы поняли, что мы теперь с Викой настолько разные люди, с такими разными взглядами на музыку, стиль, позиционирование, что нам просто не ужиться всем вместе. Лучше мы будем ходить к друг другу в гости на чай.

Юкка: Хотя, конечно, сразу пошли предложения сделать ностальгический тур по городам нашей необъятной родины. Скосить бабла.

Петра: И хоть это покажется странным, мы отказались. Понимаем, что рефлексировать по ушедшей молодости нынче в тренде, но для нас это странно.

— Ну а сейчас-то что?

Юкка: А сейчас у нас родился жопанадирательный хит! Песня о мире, о добре. В наше неспокойное время что может быть важнее Добра? Петра живет недалеко от меня, заходит по утрам кофе пить. Да и вообще звонит мне по любому поводу. Однажды принесла мне очередную песню. Она оказалась хорошая. И куплет у меня к ней сразу родился.

[:same:]

Мы её записали. И даже клип сняли. Петра была режиссером. Взяли у подруги последний «марк» [Canon 5D]. Снимали друг друга по очереди. В клипе нет ни одного кадра, где бы мы были вместе, так как лишних рук не было. Петру я на крыше ее дома снимала. У меня периодически рука срывалась, а Петра говорит: «Оставь, будем считать, что это приём».

Петра: В клипе мы также снимали случайных людей и своих знакомых, которые писали на табличках названия городов, в которых они родились, как символ того, что независимо от того, откуда мы родом, мы едины, нет никаких различий между жителями столицы и регионов, а также других государств.

Юкка: Для этого, собственно, мы и пошли на скейтплощадку. Нам нужны были молодые, красивые люди. И вот тут, не поверите, в процессе съемок кто-то на гитаре заиграл песню «Мелом». Нас точно не могли узнать, прошло десять лет. Более того — когда мы засмеялись, никто не обратил на нас внимания. Но для нас это было как знак.

Петра: Небеса разверзлись, и рука Господа протянулась к нам...

/ Анатолий Ломохов / Russian Look

— Как будет называется песня? Будет ли клип на телике?

Петра: «Добро»! А про телик и радио — да черт его знает. Вот думаю: продать, что ли, юккину тачку и проплатить ротацию на радио. Хотя на эти деньги можно и малобюджетное кино снять или спектакль поставить.

Юкка: А кто тебе сказал, что я тебе дам свою тачку продавать?!

Петра: А если я очень попрошу?

Юкка: Ну проси!

Петра: Ну пожалуйста!..

[:rsame:]

— Ну а дальше-то что? Будете альбом писать?

Петра: Я потихоньку пишу и сливаю в интернет. Вот второй клип себе снимаю, тоже сама.

Юкка: Сейчас песня родилась, завтра что-то другое родится — передача или кино... Главное, чтобы не скучно было. Сейчас вообще возможностей много для того, чтобы пробовать. Времена нынче странные. Не осталось героев ни в музыке, ни в журналистике, хотя время героизма. Даже фриков настоящих — и то мало стало. Может, просто норма изменилась, и всё, что раньше было особенным, стало обычным.

Петра: Мы считаем, что хорошо быть свободными. Возникает идея — беремся за реализацию.

Юкка: Идей у нас много. Мы как Пинки и Брейн — каждый день начинается с плана завоевания мира.

 

 

 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания