Новости дня

20 мая, воскресенье














19 мая, суббота
















18 мая, пятница















Евгений Плющенко: Неужели меня и Яну Рудковскую наконец оставили в покое?

0

Личностям масштаба Евгения Плющенко извинительна даже нескромность. Если человек знает себе цену, зачем прибедняться, делая вид, что ты еще ничего не достиг? Мы пообщались с Евгением накануне его 30‑го дня рождения (юбилей приходится на 3 ноября). «Собеседник» решил воспользоваться праздничным настроением Плющенко и преподнес юбиляру красочный букет из самых разнообразных вопросов.

Не захотел выступать под звездно-полосатым флагом

– Уже чувствуете, как по мере приближения к юбилею вокруг вас вырастает журналистский ажиотаж?

– Ажиотаж на самом деле чувствуется, но не только перед юбилеем. Меня часто приглашают на разные мероприятия, в шоу и программы. Просто на все не найти времени. Несмотря на свой предстоящий праздник, я продолжаю готовиться к главному – это Олимпиада в Сочи. Мы сейчас тестируем различные программы, думаем уже не столько об этом сезоне, сколько о следующем, в котором состоятся Игры и после которых я в общем-то и закончу свою карьеру в качестве спортсмена.

– Что будет дальше с фигурным катанием? Кто поможет удерживать позиции? Наконец, займет ли кто-то ваше место?

– У нас есть очень много перспективных 12-летних ребят, которые сейчас катаются у Алексея Николаевича Мишина – великого тренера, моего тренера. Эти парни уже сейчас прыгают три с половиной оборота, то есть показывают технику взрослых мастеров. Все вокруг говорят, что сейчас нет таких, как Плющенко, но я надеюсь, что те ребята скоро вырастут и станут лучше, чем Плющенко. Мы должны растить новых звезд, идти даже не в ногу со временем, а может, бежать впереди него.

– Многие успешные российские спортсмены уезжают тренироваться за рубеж. Вы же с 11 лет в Санкт-Петербурге. Что это? Проявление патриотизма, верность своему тренеру?

– Наверное, всё вместе. До 11, пока жил в Волгограде, я тренировался в прекрасной обстановке. Потом уехал в Санкт-Петербург, где условия были не очень хорошие, сказать прямо, даже ужасные – холодный каток, подолгу не заливающийся лед и так далее. Но все это компенсировалось потрясающим тренером. Алексей Николаевич никогда не хотел у­ехать за границу, ну а то, что я могу уехать или уйти от Мишина, не обсуждалось. Тем не менее с 12 до 15 лет возникали попытки переманить меня за границу.

Кто-то хотел, чтобы я не просто тренировался в Америке, но и выступал за эту страну на соревнованиях. Преградой стало мое личное нежелание. Очень сложно было представить, что я буду стоять на пьедестале и смотреть, как в мою честь поднимается звездно-полосатый флаг и звучит какой-то другой гимн. Все-таки я вырос в России, в Советском Союзе, и я, наверное, могу гордо назвать себя патриотом. Поэтому никогда не хотелось уехать и стать спортсменом другой страны, хотя попытки такие проявлялись со стороны различных федераций фигурного катания.

– Японцы бы не отказались, учитывая, как вы у них популярны. Кстати, там так же обожают Федора Емельяненко. Может, вообще как-то по-особенному относятся к русским спортсменам или это просто совпадение?

– Проявление любви японских фанатов заметил еще с того времени, когда мне было 15 лет и я впервые приехал в Японию, чтобы выступить на Гран-при. Тогда там прозвали меня Sunny boy – Солнечный мальчик. По-прежнему часто возвращаюсь туда, езжу с показательными выступлениями. Знаю, что и Федю там очень любят. Это великий спортсмен и потрясающий человек, действительно «император», как его там называют. Одновременно с этим японцы очень любят балет и вообще искусство. Там потрясающая публика, всегда очень преданная и верная. Очень пунктуальные люди. Нам у них многому можно поучиться.

Кстати, на мой юбилей приедут очень много японских девочек, девушек и женщин из моего местного фан-клуба. Я проведу для них мастер-класс, после чего походим вместе по музеям, пофотографируемся. Японцы и без того часто приезжают на мои тренировки, смотрят, записывают. Три года назад они вообще купили права на трансляцию нашей свадьбы с Яной Рудковской, чтобы показать это на своем телевидении.

Нас с Яной наконец-то оставили в покое

– Когда только появилась первая информация о вашем романе, многие сомневались. Гламурные СМИ уже успокоились на этот счет или до сих пор относятся к вашему союзу с недоверием?

– Да, были раньше какие-то укоры в нашу сторону. Многие полагали, что наши отношения – это нечто выдуманное, что это PR. В прошлой жизни Яна была замужем за Виктором Батуриным, то есть, если хотите, членом семьи Лужковых. Наверное, многие не понимали, зачем Яне нужен спортсмен, фигурист, который при этом моложе ее. Знаете, если на все кривотолки обращать внимание и всему придавать значение, то можно сойти с ума. Мы продолжали жить и любить друг друга. Сейчас СМИ уже не делают в нашу сторону каких-то выпадов, кажется, поняли, что у нас все по-настоящему, что мы – настоящая семья. К тому же сейчас мы ждем нашего совместного долгожданного ребеночка – сына.

– Который конечно же станет фигуристом?

– Могу сказать на сто процентов только то, что он будет спортсменом. Не исключаю, что года в три поставлю своего сына на лед, но в дальнейшем мне бы хотелось освоить вместе с ним новый вид спорта, хоккей или футбол. Но то, что он будет вести активный и здоровый образ жизни, это однозначно.
 

Лёша меня всегда заводил, а я – его

– Справлять 30-летие в семейном кругу будете?

– Ну что вы! Будем отмечать широко. Сначала в Москве, где соберется очень много гостей, спортсменов, представителей шоубизнеса и так далее – такой закрытый праздник. 3 ноября, непосредственно в день моего рождения, будем разминаться под салаты и другие вкусности, а 7-го немного поработаем, проведя небольшой концерт в Петербурге. В Ледовом дворце я делаю юбилейное шоу, которое называется «Всего лишь 30!» Приедут мои друзья: Киркоров, Басков, Билан. Зарубежные фигуристы – хоть и конкуренты, но тоже друзья – Брайан Жубер и Стефан Ламбьель. Надеюсь, будет выступать Лёша Ягудин, мой главный конкурент. Хоть это так, мы общаемся. Не могу сказать, что дружим, но отношения вполне товарищеские.
 

– Раньше вас было сложно даже представить рядом вне соревнований.

– Ну, моя позиция такова, что если на льду ты должен разорвать всех своим катанием, своим мастерством, то в жизни ты можешь общаться с любым человеком. Тем не менее мы как-то не сошлись с Лёшей. Видимо, настолько сильным было соперничество между нами. Если вспомнить, любая маленькая ошибочка могла сбить с первого места. Поэтому, наверное, это напряжение отражалось и в жизни. На самом деле это противостояние несло больше хорошего, чем плохого.

Лёша меня всегда заводил, я заводил его, и мы таким образом продвинули фигурное катание далеко вперед. Когда Ягудин ушел, конечно, стало поспокойнее. С другими спортсменами такой конкуренции уже не было. Я люблю, когда кто-то такого же уровня, как и ты, толкает, дышит в спину, это здорово, потому что это помогает идти вперед, разучивать что-то новое. Сейчас уже много времени прошло, мы давно не конкурируем. Ягудин себя пробует и в театре, и песню записал с Дайнеко – здорово, молодец, что растет.

Многие ребята-спортсмены сейчас снимаются в каких-то сериалах, играют в фильмах – почему бы и нет? Почему я не делаю того же? Если ты собираешься выступать на высоком уровне, бороться со всем миром, вставать снова и снова на первые позиции, то, кроме спорта, не может присутствовать в жизни ничего больше. Приходя на тренировку, ты делаешь элемент на 100 процентов самоотдачи, может быть, даже на 101. После занятия идет пауза, чтобы восстановиться. Потом вторая тренировка через несколько часов. После нее снова требуется время на отдых, потому что приближается еще и третья тренировка, и так далее. Доходит до 4 занятий в день. Это сегодня вы попали на мой полувыходной, а так я вообще-то целыми днями тренируюсь. Помимо коньков, занимаюсь кикбоксингом, фитнесом, плаваю, начал заниматься гольфом.

Кстати, один из моих планов относительно того, чем заниматься после Олимпийских игр, связан с совершенствованием навыков именно по игре в гольф. Но больше всего хотелось бы, конечно, открыть свою школу фигурного катания. Сейчас есть предложения из-за границы, но мне больше по нраву Петербург или Москва, хотя против регионов нашей большой страны тоже ничего не имею. Есть огромное желание продвигать наше фигурное катание и есть тренерский коллектив: специалисты по общей физической подготовке и хореографы, которые готовы взяться за большую работу. Поэтому я себя вижу все-таки в спорте до конца.

На мотоцикле чувствую себя свободным

– Во время лондонской Олимпиады на территории Русского дома проходило шоу «Сочи: маленькие огни большого города», где выступали все знаменитые российские фигуристы, не исключая того же Ягудина. Но вас, единственного, кто имеет отношение к предстоящим Играм-2014, там не было. почему?

– На самом деле меня никто не приглашал. Кроме того, там катались ребята, которые уже не выступают в спорте. Я все-таки остаюсь в деле, и мне нужно сейчас готовиться. Очень редко сейчас принимаю участие в показательных выступлениях, а если это и происходит, то мы специально рассчитываем расписание, чтобы оно процессу тренировок не мешало.

Летом мы готовились, ставили программы, работали с новыми педагогами по хореографии, такими как японский специалист Кендзи Миямото или итальянец Паскуале Камерленго. Наверное, меня не звали потому, что все знают: Плющенко будет выступать в Сочи и все увидят Плющенко на Олимпийских играх. Именно в качестве спортсмена, а не просто в качестве фигуриста, выступающего на показательных выступлениях. Я буду стараться и бороться за медали.

– Если говорить о шоу, то пока что самым ярким в вашем репертуаре остается выступление на Евровидении. Кстати, после этой победы Дима Билан встал на коньки для участия в телепроекте. У вас не появилось желания взять с него пример и освоить микрофон? Насколько совместимы вы и шоу­бизнес?

– Думаю, что я как раз таки имею самое непосредственное отношение к шоубизнесу, потому что моя супруга из этой сферы. Тем не менее стараюсь не появляться на многочисленных мероприятиях, концертах, как это бывало раньше. Идет очень серьезная подготовка к соревнованиям, на которую уходят все силы. Если говорить по поводу какой-то песни, то, честно, я совершенно не умею петь. То есть слух у меня есть, есть чувство музыки, но исполнять песни не могу – не мое.

Помню, пытался научиться играть на гитаре, но меня хватило только на два урока. Мне подходит больше какая-то динамика, которую можно найти в спорте.

– Наверное, страстью к динамике объясняется и любовь к мотоциклам. Сколько, кстати, их сейчас у вас?

– На сегодняшний день три, есть еще квадроцикл и багги. Очень люблю скорость, драйв, адреналин, свободу, наконец. На мотоцикле все-таки чувствуешь себя свободным. Освоил этот вид транспорта еще в 15 лет, когда привез мопед из Голландии, объем двигателя – 50 кубических сантиметров. Когда научился управлять таким мопедом, взял себе кое-что посерьезнее – Yamaha на 600 «кубиков». Потом был BMW 1000, сейчас езжу на MV Agusta – итальянская модель, очень хорошая.

– Средь бела дня в темном шлеме мимо ничего не подозревающих прохожих или можете «втопить» ночью по пустому Невскому?

– Нет, я езжу на тренировки и обратно, это происходит утром, днем и вечером. Ночью я сплю.

Я много общался с нашими байкерами, со спортсменами, которые занимаются мотокроссом, все ребята говорили, что необходим усиленный контроль над собой. Рано или поздно начинаешь впадать в эйфорию от того, что ты владеешь мотоциклом на все сто процентов. Особенно если речь идет о поездках по большому городу.

Не «уже» 30, а «всего лишь» 30!

– Вы ушли из политики (из партии «Справедливая Россия») в декабре 2011 года, буквально за пару дней до того, как в обществе начались бурные процессы. Как-то продолжали следить за всем этим?

– Отошел от политики полностью и занимаюсь исключительно спортивными делами. Однако есть темы, которые игнорировать невозможно. Например, акция «Пусси Райот», так ведь они называются? Если девушки хотели высказать свое мнение, то они могли бы воспользоваться специальной трибуной, где могли бы излить свой негатив, позитив или вообще любое мнение. Если они хотели потанцевать и раздеться, то для этих целей тоже могли найтись какие-то площадки, какой-нибудь танцпол, например. Но приходить для таких целей в храм – это, по-моему, чистое богохульство. Я знаю, что некоторые разделяют позицию этих девушек. Тем не менее у нас в стране очень много верующих. Уверен, что большинство россиян стоят на моей позиции.

– Напоследок такой вопрос, Евгений. Психологи утверждают, что 30 лет – очень серьезный отрезок. Человек, приближающийся к этому возрасту, начинает оглядываться на свою жизнь, ставить себе оценку. Уже чувствуете нечто подобное?

– Ну, во-первых, я уверен, что 30 лет – это немного. У меня сейчас складывается совершенно новая жизнь. Скоро должен родиться ребенок, я заканчиваю спорт, начинаю скорее всего какую-то тренерскую работу. То есть запускается какая-то совсем новая история. С другой стороны, да, я часто оглядываюсь назад. Анализирую, как бы я поступил в том или ином случае, но грусти в этом никакой нет, только позитив.

– К вопросу об оценке, какой балл вы бы поставили себе и своим достижениям по шкале фигурного катания?

– Все-таки мало кто катался на трех Олимпийских играх. Может быть, в наше время вообще никто из мастеров фигурного катания не завоевывал три олимпийские медали и Европу семь раз не выигрывал. Окончательно оценку, конечно, можно будет ставить только по завершении Игр в Сочи, но на сегодняшний день, считаю, я заслуживаю высший балл. Его бы и поставил.

Вторая половина

Яна Рудковская, продюсер:

– Несмотря на то, что у нас в стране тренировать детей – не самое благодарное занятие, полностью поддерживаю Женю в намерении открыть свою школу фигурного катания. Женя такой один, у него полно разнообразных спортивных секретов.

Не случайно уже несколько стран изъявили желание открыть под него школу – Япония, Италия, Китай. Возможно, школ будет несколько, основные скорее всего расположатся в двух российских столицах. Прибыль не главное, это занятие скорее для души, тем более что заработать он всегда сможет и на шоу.

Принимать участие в юбилейном ледовом представлении, которое состоится в Санкт-Петербурге, я, если вам интересно, не буду. Куда мне на восьмом месяце беременности! Хотя стоять на коньках умею неплохо, научилась этому еще до знакомства с Женей. Подарок мужу от себя я уже приготовила.

Что конкретно – не скажу, какой же это тогда будет сюрприз?

Читайте также

Скандальные распри в семье Евгения Плющенко

Чем закончатся скандальные разборки между Яной Рудковской и Юлией Салтовец?


поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания