Новости дня

21 октября, суббота























20 октября, пятница





















Юрий Беляев назвал Театр на Таганке зоной


Премьерные показы спектакля Андрея Максимова «Любовь в двух действиях» идут с аншлагами в московском театре «Модернъ». В главных ролях – Любовь Толкалина и Юрий Беляев. Для актера эта работа, можно сказать, возвращение на большую сцену. 3 года назад он покинул Таганку, где прослужил 35 лет.

Театру нужны зрители, способные на сочувствие

– Почти год после ухода с Таганки я был практически без работы, – признает Юрий Беляев. – Актерский рынок перенасыщен, и в основном артистами дешевыми, которые согласны на всё. Тогда понял, что нуждаюсь в театре, как в тренажерном зале. Он помогает мне поддерживать форму. Нельзя участвовать в олимпийских соревнованиях, не тренируясь. То есть участвовать можно, но побеждать – вряд ли.

И я решился на эксперимент. Он заключался в том, что из 7 театральных предложений выбрал два. Не поверите, но выбрал я не материал, не персонажей, а двух знакомых мне режиссеров. Одна работа закончена (литературная композиция Родиона Овчинникова «Одесса 913» по «Одесским рассказам» и пьесе «Закат» Бабеля), вторая – тоже.

– И как вам Андрей Максимов в качестве режиссера? До этого вы знали его как ведущего – были гостем «Ночного полета».

– Не совсем так. «Любовь в двух действиях» – уже вторая наша совместная постановка. Работается мне с Андреем легко. Он, как правило, не репетирует больше трех часов. Очень комплиментарно относится к артистам, щадит их и уважает. А иногда – просто любит.

Что касается самой пьесы, эта история не веселящая, не развлекательная, хоть и с юмором. Тайно надеюсь, что она напомнит кому-то о личных ситуациях…

Мой первый спектакль в Теат­ре на Таганке был по повести Юрия Трифонова «Обмен». Напомню сюжет: мать умирает от рака, и ее дети решают жилищную проблему, пока мать еще жива. Скверная ситуация. В один из щекотливых моментов примерно из 5–6-го ряда встала женщина и с возгласом «О, Господи!» вышла из зала. Возможно, она тогда переживала что-то подобное.

Ничего похожего я больше никогда не видел. Театр внедрился в такую интимную территорию человека, которая обычно прячется. Это была аналогия горя. Так вот и «Обмен», и «Любовь в двух действиях» желательно смотреть людям, способным на сочувствие. Жаль, что этого нельзя указать на билетах. Речь в спектакле идет о камерной семейной истории. В центре – любовный треугольник, даже четырехугольник. Как стасуется колода, неизвестно. И в самом спектакле нет решения…

Заново учился ходить

– Вам, наверное, удивителен стиль работы Максимова – после 35 лет работы с Юрием Любимовым в Театре на Таганке?

– Вообще, как Андрей, в театре не работают. После зоны под названием «Театр на Таганке», который порой напоминал моток колючей проволоки, это для меня очень комфортная ситуация.

– Вы ушли с Таганки в 2010‑м?

– Года три назад. Точно не помню. Я много времени провел, сидя в зале Таганки, не будучи участником репетиций и новых спектаклей. У меня вообще было очень мало работы в театре.

Процесс, который происходил в театре последние годы, был мне неприятен. Условное заявление об уходе я протаскал у себя в условном нагрудном кармане не меньше 10 лет. Это было тяжкое наказание. Я расплатился тяжелой болезнью. Когда в очередной раз увидел у своей больничной кровати все семейство, понял, что мне не понравится, если все эти люди будут работать на аптеку. Два года не появлялся вообще нигде. Учился ходить, дышать. Вернулся в театр – начались проблемы с коллегами, с качеством, которое для меня было сильно деформировано. Моя любимая Таганка, воспитавшая меня, обожаемая мною – я, как девочка 14‑летняя, был влюблен в этот театр, – исчезла. Мне стало плохо, и я понял, что второй раз на ту же коечку не хочу.

Окончательный ответ, который я получил в личной встрече с Юрием Петровичем, был очень оскорбителен. Я уверен, что с людьми так поступать нельзя…

– Вы предъявили свое условное заявление из условного кармана?

– Нет, к сожалению, так и не смог. Но я посмел высказать в адрес Каталин (жены Любимова. – Ред.) то, что думаю. Ей настучали, а дальше все покатилось само собой.

– Что сказали-то?

– Что не считаю ее театральным человеком, не понимаю, на каком основании должен выполнять ее распоряжения… А летом она получила гастарбайтерское разрешение на трудоустройство и уже в качестве замдиректора решила от меня избавиться. При моем увольнении была допущена масса нарушений, включая подлог документов. Должен сказать, что за 35 лет Юрий Петрович ни одного артиста не уволил по закону. Любимов прекрасно сознавал, что является человеком, которому в его возрасте и с его авторитетом мало кто посмеет дать подзатыльник, и цинично этим пользовался… И уж тем более она. Меня они тоже не имели права увольнять, что и подтвердилось в суде.

– Ваша победа и воодушевила коллег на дальнейшее восстание?

– Думаю, нет. Процесс, который шел в театре, остановить уже было нельзя. Причина в самом Юрии Петровиче. Хотя он говорит, что в артистах.

Пенсия «колоссальная» – 12 тысяч

– Допускаете, что в новых обстоятельствах можете вернуться на Таганку?

– Я не готов бросить все, перестать зарабатывать деньги и уйти только в театр. Есть личная ситуация, которая требует от меня заработка – помимо «колоссальной» пенсии в 12 тысяч рублей. Никакой театр не даст мне тех денег, которые дает телевидение. Даже несмотря на то, что до производства на ТВ доходят не деньги, а ошметки. И тем не менее появляются приличные работы.

– Недавно НТВ повторил оба сезона «Учителя в законе», где вы играете человеческую историю вора в законе Богомола. Говорят, и третья часть на подходе.

– Пока она не снимается. Но мои друзья, с которыми я делал предыдущие две части, говорят, что скоро запуск. Сыграю премьеру в театре, мозги освободятся, и начну теребить продюсера, чтобы дал сценарий почитать.

– Вы поздно поступили в театральный, были на 8 лет старше сокурсников. Сейчас думаете, что сделали правильный выбор?

– Придя в Театр на Таганке, влюбился в есенинского «Пугачева». Я примерно два года провел, собирая материалы по пугачевскому бунту. Готовил свою литературно-поэтическую композицию. Я не жил тогда – питался счастьем. Примерно то же испытал, когда занимался Колчаком (играл в картине у Саши Муратова). Радость узнавания, информационного накопления, которая к тому же вылилась в такую, как мне казалось, оригинальную идею, распирала меня. Ничего похожего актерство мне никогда не давало. При советской власти жизнь моей композиции была невозможна, я ее никуда и не сдавал. Позже предложил одному из друзей поставить со мной этот материал. А он подсунул мне другой, и мы его сделали. Мой «Пугачев», как и «Колчак», никогда не увидит свет.

Не то чтобы я хотел прожить жизнь по-другому… Я не до такой степени несчастен и глуп. Но, наверное, попытался бы заняться и чем-то другим.

Фильмография

Самые известные работы Юрия Беляева в кино: «Эта женщина в окне» (стареющий цирковой артист, первая любовь героини Ирины Муравьевой), «Слуга» (бывший десантник, водитель чиновника в исполнении Олега Борисова), «Моонзунд» (Колчак).

В постсоветское время актер больше играет в сериалах: «Графиня де Монсоро» (граф де Монсоро), «Бомжиха» (совместная работа с Татьяной Догилевой), «Учитель в законе» и др.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания