Новости дня

25 сентября, вторник
































24 сентября, понедельник













Дело Глухова

0

Вслед за сотрудницей Главного следственного управления ГУ МВД по Москве Нелли Дмитриевой за решетку могут загреметь десятки людей в погонах, включая шефа столичных следаков Ивана Глухова. Генпрокуратура уже протестует: слишком уж семья Ивана Глухова напоминает семью Юрия Чайки.

Игра в «куклы»

23 сентября возле московского ресторана «Азербайджан» сотрудники Следственного комитета России и ФСБ устроили свой маленький «Нагорный Карабах» – арестовали троих безработных. С этого-то все и началось.

Роман Емельянов, Дмитрий Чуприн и Владимир Кириллов приехали в ресторан вытрясти из предпринимателя Бориса Юдина 3 млн баксов. Вообще-то сперва ребята хотели 5 млн, но потом решили не жадничать. Взяли их вообще с 50.000 евро, 1000 долларов и «куклой» объемом в 50 млн рублей. Исполнители остались с «куклой», а предполагаемый организатор вымогательства Максим Каганский ударился в бега.

Деньги у Юдина вымогали за то, чтобы не превратить его из свидетеля в обвиняемого по «делу о томографах». В прошлом году выяснилось, что при поставке фирмой Юдина томографов в Карелию цены на медоборудование завышались на десятки миллионов рублей.

– Следствие по делу фактически закончено, и обвиняется по нему бывший вице-премьер правительства Карелии. Но никакой свидетель-бизнесмен в деле даже не фигурировал, – рассказал нам следователь СУ по Карелии Артем Готчиев.

Получается, Юдина попросту разводили. Делал это, по версии следствия, экс-капитан милиции Максим Каганский. От него деньги вроде бы должны были пойти к московскому следователю Нелли Дмитриевой и далее по цепочке. Чтобы цепочку раскрутить, 3 октября майора юстиции Дмитриеву задержали, а два дня спустя предъявили и обвинение: покушение на вымогательство.

Девушка на 3.000.000$

В ГСУ Нелли Дмитриева была спецом по экономическим делам, недаром окончила Институт экономики и социальных отношений. Именно она занималась гендиректором группы компаний «Санрайз» Сергеем Бобылевым.

– Денег, правда, у моего подзащитного она тогда не требовала, но давала понять, что есть лица, заинтересованные в его уголовном преследовании, – припомнил адвокат Бобылева Сергей Южаков. – Так что арест Дмитриевой меня не удивил.

Не удивил он и сторонников юриста Сергея Магнитского, который в ноябре 2009 года умер в СИЗО. В частности, партнера инвестфонда Hermitage Capital Ивана Черкасова:

– Дмитриева лично руководила обыском в Hermitage, в ходе которого были незаконно изъяты правоустанавливающие документы наших компаний. Потом эти компании были украдены, и с их помощью потом украли и налоги, о чем Магнитский пре­дупреждал.

Имела ли к хищениям отношение следователь, сказать пока сложно. Но у нее откуда-то вдруг появилось сразу несколько квартир, причем одна – в историческом доме в центре Москвы, площадью 140 кв. метров.

Сама Дмитриева уверяет, что ее арестовали, исключительно чтобы выбить показания против ее босса – зам. начальника ГУ МВД по Москве, руководителя ГСУ Ивана Глухова.

Юность Максима

Впрочем, кое-что на Глухова у Следственного комитета и без ее признаний есть. При обыске загородного дома сбежавшего Максима Каганского оперативники нашли не только его «Майбах», коллекцию кремневых ружей и антиквариат, но и несколько фото, сделанных в прошлом ноябре. На снимках – человек, похожий на Ивана Глухова, поздравляет Каганского с 30-летием.

К юбилею Максим подошел уже состоятельным человеком. Как выяснил «Собеседник», он окончил 1125-ю московскую школу, 2-й колледж милиции ГУВД и юракадемию МВД. После их окончания устроился в УВД САО Москвы, потом в департамент экономической безопасности МВД России, затем служил в ГУ МВД по ЦФО. В 2007-м ушел в бизнес с погонами капитана.

Соседи Каганского по деревне Пирогово уверяют, что поселился он в Подмосковье лет семь назад, то есть когда еще служил в органах. Рыночная стоимость его замка с башенками – несколько миллионов долларов. Милицейской зарплаты явно не хватит. Может, богатый папа купил? Может, вот только папа в то время служил в управлении вневедомственной охраны при УВД САО, вместе с сыном. А мама была учредителем некоммерческого детского спортцентра «Сережа». На семью Рокфеллеров не похоже. Правда, одновременно отец фигурировал и как сотрудник Регионального общественного фонда содействия оперативным работникам, а мать имела отношение к Благотворительному фонду поддержки спортфедерации работников милиции. Может, и поддержали сына…

Впрочем, со временем Максим Каганский встал на ноги сам. После ухода в бизнес он, как нам стало известно, учредил несколько фирм, одна из которых – «Трейдконтракт» – занимается производством общестроительных работ. Соучредителем Каганского по «Трейдконтракту» и по другой его фирме – «А энд М Консалтинг» – значится некий Андрей Уржумцев. В «списке Магнитского» тоже есть один Уржумцев, только Олег, коллега Дмитриевой из СК МВД, лично запугивавший адвокатов Hermitage. Родственник партнера Каганского? Дозвониться до Уржумцева, чтобы это выяснить, не удалось.

Сын генерала

Мобильный телефон Каганского тоже «временно не обслуживается». Длинные гудки и по номеру его приятеля – Дениса Глухова. Сын генерал-майора Денис Глухов и экс-капитан Максим Каганский – не просто давние знакомые. Их общее фото в «Одноклассниках» Максим назвал просто: «Я и мой друг». То же фото есть и на страничке Дениса.

Объединяло друзей и общее милицейское прошлое (вместе учились в юракадемии и служили в органах), и хобби (страстные охотники), и развлечения (любили посидеть в ресторанах), и бизнес (говорят, у них был общий офис, но подтверждений этого у «Собеседника» нет).

На самого Глухова-младшего также записано несколько фирм: «Меритэк», «Есаул», «Ситиинвест», «Центр развития производства». Впрочем, у следствия есть версия, что производство друзей могло относиться и к уголовной сфере. Не исключено, что Глухов-младший был посредником между Каганским и своим отцом. Эта версия подкрепляется тем, что другой их общий друг, 30-летний бывший зам. прокурора Северного административного округа Москвы Вячеслав Трофимов, в прошлом году уже схлопотал 13,5 лет за вымогательство взятки в 3 млн у.е. По словам Трофимова, эти деньги должны были лечь в карман именно Ивана Глухова.

Генерал тогда давал показания, уверяя, что это не так. Остался на свободе и даже прошел переаттестацию. Судя по всему, теперь его вызовут на допрос уже по делу Дмитриевой. Видимо, с тем же финалом. Прокуратура следствие уже тормозит. То она отказывается одобрить арест задержанных у ресторана «Азербайджан», то заявляет о незаконности ареста Нелли Дмитриевой…

– На самом деле здесь даже не покрывательство, – считает глава Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. – Дело в том, что многие решения, в том числе по Магнитскому, принимались и согласовывались с Генпрокуратурой. Санкции, поддержка обвинения, позиция обвинения. То есть ты автоматически ввязываешься в это, а потом пытаешься сохранить честь мундира, защищая либо коррупцию, либо непрофессионализм подчиненных. Такое поведение зачастую позволяет людям, совершившим преступление, уходить от ответственности.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания