Новости дня

20 мая, понедельник

























19 мая, воскресенье













18 мая, суббота







"Обидно за Диму": домработница Марьянова обвинила Ксению Бик во лжи

17:08, 30 апреля 2019
Sobesednik.ru

Дмитрий Марьянов с Ксенией Бик // фото: Дмитрий Голубович / Global Look
Дмитрий Марьянов с Ксенией Бик // фото: Дмитрий Голубович / Global Look

До сих пор не угасает шумиха вокруг гибели Дмитрия Марьянова. Продолжается следствие. Вскрываются новые шокирующие факты последних лет жизни актера. Наконец прервала молчание одна из важных свидетельниц, кто непосредственно был рядом с Марьяновым – его домработница Лариса Мысина. Те факты, которые она озвучила, наверняка заинтересуют правоохранительные органы.

Лариса Мысина

– Ушла я с этой работы от Ксении Бик в марте 2018 года, через полгода после смерти Димы, когда узнала, что та подала на наследство. Она просила меня выступить в ее защиту по телевизору, но нет, такого не будет. Вдова Дмитрия Марьянова лжет, – свидетельствует Лариса Мысина. – Мне обидно за Диму, за его память, за отца Димы, Юрия Георгиевича, обидно за его брата Михаила. Марьяновы – люди спокойные и интеллигентные. Они не приняли Ксению Бик, которая, по сути, разрушила жизнь их сына и брата, а теперь претендует на наследство. «Фиг они меня выгонят из этой квартиры», – заявила Ксения сразу после смерти Дмитрия. Наследство по справедливости должно достаться семье, ведь Дима всё заработал сам. 

Лариса Алексеевна, помните свою первую встречу с Дмитрием?

– Познакомились мы с ним 1 марта 2013 года, в день моего рождения. Телефон Димы дал его папа. Юрий Георгиевич гордился сыном. Дима был увлеченным парнем, а не алкоголиком, как его теперь хотят представить. Он всегда куда-то торопился. Выпивал в меру, и только вино. Бокал нальет, ходит, делами занимается. Утром рано ему на съемки надо было вставать или на репетиции бежать. Спортом занимался. У меня есть дневник, где зафиксировано, когда я приходила к нему на квартиру на Хорошевское шоссе. Открыл он мне дверь тогда спросонья. Познакомились. Он как раз ремонт в квартире заканчивал. Теперь Ксения говорит, что она ремонт делала, но не было такого.

Кто была его женщина, когда вы к нему пришли?

– Он меня спросил: «Лариса, а вы знаете, кто моя невеста?» «Нет, не знаю», – отвечаю ему. «Моя невеста – олимпийская чемпионка Ирина Лобачева», – сообщает он мне с радостью. Лобачеву, правда, в квартире я так и не увидела, а только по телевизору. А ключи мне передавала Ксения, которая приехала к Марьянову с Украины.

Дмитрий жаловался на здоровье?

– Мне – нет. Я не вникала в личные дела Димы, если он мне о чем-то говорил, то я слушала. Ксения частенько делилась со мной. В основном жалобы были на Диму, что со свадьбой тянет, например. Из разговора с ней я узнала, что у него плохие медицинские показатели, чуть ли он уже не жилец. Кощунственно то, что она торопила Диму расписаться с ней, зная все эти медицинские показатели.

Ксения торопила Марьянова расписаться с ней?

– Он расписался под давлением. Теперь Ксения в передаче говорит, что он стоял перед ней на коленях. Ложь! Не стал бы Дима плюхаться ни перед кем на колени. Диму надо знать! Не такой он человек. Он всю жизнь прожил холостяком, привык к вниманию женщин и был независим. Ксения всё ему говорила, что хватит меня мурыжить: либо да, либо нет. Если считать за большое ухаживание подарки, которые он ей дарил, так Дима всем дарил подарки, он и мне их делал. 

Когда он начал сильно выпивать?

– После свадьбы, но не сразу. В последний год были запои. Я считаю, скованность в семейных отношениях его утопила. Частенько Ксения куда-то отправляла мужа, вызывала к нему каких-то людей. Она говорила мне, что он пьяный и она людей вызвала, чтобы его в порядок привести. Он голову поднимает, а тут два амбала стоят: «Извините, Дмитрий Юрьевич, мы знаем, кто вы, но вам надо с нами ехать». А ему куда деваться, если он один против них да еще плохо себя чувствует?! «Уезжай к себе на Украину, – твердил ей Дима. – Ты корыстная». Основания у него были. Если бы он не был популярным артистом, не имел бы квартир, машин, и Ксении, возможно, рядом с ним бы не было. Сначала она перевезла дочку, потом хотела, чтобы Дима купил квартиру для ее родителей, которые живут в Харькове. Давила на него, чтобы он звание заслуженного артиста получил. «Не хочет Димка звание получать, – жаловалась она мне, – а это дополнительные деньги!» Жила на полном его содержании, нигде не работала. После смерти Димы я стала ходить к ней не три раза в месяц, а только один. Не стану я работать, если человек мне неприятен. Представьте себе такое! Пришла я к ним 17 октября, через день после смерти Димы. Ксения с Мишей поехали в морг, повезли вещи. На кухне сидела Марина, мама Ксении. «У нас уже есть адвокат, – сказала мне она, – который займется наследственными делами».

Лариса Алексеевна, теща Марьянова сожалела об уходе любимого зятя, лично мне рассказывала, как они дружили с покойным.

– Диму жаль всем. Марине, думаю, тоже. Но друзьями они никогда не были. Между Димой и Ксенией не было той вселенской любви, о которой они говорят. Было такое, что Ксения уходила ночевать в гостиницу. Прихожу как-то убирать, выбегает девятилетняя Анфиса, дочь Бик: «Тетя Лариса, а мы с мамой в гостинице ночевали». На похоронах один мужчина заметил, что девочка странная: папа умер, а она бегает, веселится. У Анфисы с Марьяновым были сложные отношения. Ксения мне жаловалась, что Дима не хочет ее никак принимать, тыркает постоянно ребенка. 

Мы общались с родным отцом Анфисы – Сергеем Коваленко. Он приличный человек, ресторатор. Но зачем-то Ксения лишила его отцовства, а нам, журналистам, начала врать, что Анфиса – родная дочь Дмитрия Юрьевича. Марьянов и Бик познакомились 30 октября 2010 года, после спектакля в Харькове, а девочка родилась в декабре 2008 года! 

– Молчала я полтора года и ничего бы не стала говорить, если бы Ксения не начала рассказывать, что Анфиса – родная дочь Димы. Какое-то ребячество, а не поступок зрелой женщины. При этом родного папу своей дочери Бик лишила отцовства. Она просила меня поговорить потихоньку с Димой о моих теплых отношениях с отчимом. Тем самым как бы намекая ему, что дети с отчимами уживаются. Но как можно надавить на взрослого человека? Было много странностей в поведении девочки, но ребенок не виноват, все дело в плохом воспитании. В одной передаче Анфиса обращается к Марьянову: «Лысик мой». Диме было неудобно перед людьми. Кстати, его родной сын Даниил так ни разу и не пришел в дом, когда там была Ксения.

За пару недель до смерти Дмитрий поставил в известность друзей, что разводится...

– Да, он устал от Ксении. У него достаточно было игры на работе. Не хотел сидеть вместе перед камерой, улыбаться, когда была совсем другая жизнь, без теплых отношений. Всё шло к разводу. Нервозная обстановка была в доме. Помню, собираются они куда-то, Дмитрий торопится, она нервничает. Потом стало понятно, почему всё так происходило. После похорон они подолгу сидели с подругой Эльмирой на кухне, та ей рассказывала, что у Димы появилась другая девушка – Алёна. Она была и на панихиде, и на кладбище.

Эльмира, жена актера Валерия Николаева, посоветовала Ксении обратиться в реабилитационный центр «Феникс». Вам об этом что-то известн­о?

– Я помню, Бик с Эльмирой разговаривали об этом. А потом Ксения и сама мне говорила, что в «Фениксе» работают профессионалы высочайшего уровня. «Ты, Ксения, во всем виновата!» – говорила я потом ей в глаза. – «В чем?» – «В том, что случилось с Димой. Надо было по первому его звонку ехать и забирать его». Она, конечно, жалела: «Да, моя вина в том, что я не поехала к нему, когда он жаловался на боли».  

Лариса Алексеевна, когда вы в последний раз видели Дмитрия?

– 1 октября. Привезла сметаны домашней. Прихожу, открываю дверь своим ключом, в квартире тишина. Звоню Ксении. «Ой, Лариса, у нас там такое, Дима пьяный». Я предложила перенести уборку. Прошла, поставила сметану в холодильник. Заглянула в комнату Димы, он спал, на комоде стоял его ноутбук. Больше я его не видела. 12 октября его уже дома не было. 14-го я убирала у старшего брата Димы – Миши, он руководит фирмой по оказанию пиротехнических услуг, работает с Федором Бондарчуком, Никитой Михалковым. Миша ни сном ни духом не знал, что Ксения затеяла куда-то отвезти брата. Она же говорила, что Дима находится в квалифицированной медицинской клинике. 15-го вечером мне позвонили и сказали, что Марьянов умер. Не поверила. Такой живчик и оптимист. Добрый и доверчивый, словно ребенок, радовался каждой мелочи. Например, пошили ему байкерскую косуху – уже счастье! Помню, приходит перед Новым годом, ёлку приносит, просит помочь нарядить. «Это мне поклонники подарили», – сообщает с радостью. Такой счастливый был Дима в тот момент! Таким я его запомнила. 

– Ксения, как известно, любит находиться среди известных людей. Эммануил и Ирина Виторганы организовали в своём культурном центре поминки, но только друзья покойного туда не пошли, так как, говорят, не хотели сидеть за одним столом с Ксенией. Вы что-то знаете об этом?

– Про поминки правда. Она мечтала завести в Москве знакомства со знаменитыми людьми, ей казалась эта жизнь сплошным праздником. Но, придя от Виторганов, жаловалась мне, что не понравилось у них. «Видела, – говорит, – Ксению Собчак, ничего такого. Устала я у Виторганов. Звёзды эти друг перед другом ти-ти-ти, а за глаза готовы горло друг другу перегрызть».

поделиться:


Колумнисты


Читайте также