Новости дня

15 декабря, пятница






14 декабря, четверг







































Чем пахнет на улице Королева

0

Испорченное эхо

Взрыв, прогремевший вечером 4 апреля на улице Академика Королева, тут же отозвался эхом пересудов. До сих пор неясно, что там рвануло и почему. Органы не могут даже внятно объяснить, кто именно погиб в разрушенных квартирах. О двух студентах, например, говорят, что это были 18-летний националист Кирилл Ширяев и его единомышленник 29-летний Николай Миронов, заглянувший к приятелю на огонек.
На самом деле Кириллу уже стукнуло 20, а Коле теперь уже никогда не исполнится и 19. Да и отмороженными нацистами они не были. Кирилл больше увлекался русской историей (хотя и состоял в Движении против нелегальной иммиграции), а Николай – православием (хотя «увлекался», наверное, не то слово – у него вообще очень набожная семья). На прошлой неделе ребят похоронили – точнее то, что от них осталось.
– То есть обгоревший остов, – рассказала тетя Николая Мария Липатова. – Родители опознали его по зубам. Остались паспорт (на удивление целехонький, хотя и тело, и куртка сгорели) и циферблат от часов, стрелки на котором показывали без одной минуты семь…
Но главное, о парне у всех его знакомых остались добрые воспоминания. Но разлетевшаяся от ударной волны версия событий такова: нацисты мастерили в квартире бомбу, которая ненароком взорвалась.
Однако если это и была бомба, то сдетонировать она могла совсем неслучайно.

Николай был единороссом

– Не знаю, что вам сказать. Все слова закончились. – Татьяна Ларионова, мать Николая, прижала к лицу платок. – Вот возьмите. После той грязи, что была в газетах, мы хотели в Интернете опровержение разместить. Возьмите вы.
Она протянула листок, исписанный черными, как ее платье, чернилами:
«Коленька – родили 30 июля 1989 года, в день Военно-морского флота, под салют.
Рос добрым, умным, порядочным, честным мальчиком. Эти качества сохранил на протяжении всей своей короткой жизни.
Хорошо учился и в обычной школе, и в музыкальной. Играл на баяне, гитаре, пианино. Чудесно пел. Служил в церкви алтарником.
Он нес людям добро и ненавидел насилие. И он никак не мог быть связан с какими-то там бомбами.
Когда он познакомился с Кириллом, то приложил все силы, чтобы тот тоже стал ходить в церковь исповедоваться и причащаться.
В 18 лет он вступил в партию «Единая Россия» и гордился тем, что был ее членом.
После школы учился сначала в вечернем колледже, потом поступил сразу на 3-й курс МЭСИ.
У него много друзей и по школе, и по колледжу, и по институту. Он умел дружить. Это вообще был светлый человек, который любил жизнь. Считал, что жизнь дана Богом и отнять ее имеет право только Всевышний.
В своей семье это был чудесный сын, хороший брат (у Николая остались младшие брат и сестра), замечательный внук, который с большим вниманием и ответственностью относился к близким и родным людям.
Люди добрые, давайте помолимся все вместе за раба Божьего Николая!»

Кирилл хотел выйти из ДПНИ

В прошлую среду около сотни человек пришли помолиться за Николая Миронова в храм Апостола Филиппа на Арбате. «Прощай, Колян!» – прошептал кто-то, когда гроб ставили для отпевания.
– Знаете, какой он был, – рассказали его однокурсники. – Бывает, настроение никакое, а он придет, улыбнется, скажет что-нибудь доброе, и сразу легче на душе. Вот такой парень! И о национализме Коля никогда не говорил, тем более о бомбах. Он – человек верующий.
– Я в этом храме лет 15 служу и знаю Николая с детства, – подтвердил после отпевания отец Алексий. – Он же исповедовался у меня регулярно. Конечно, в этом возрасте молодым людям свойственны сомнения, но в Бога Николай верил.
Вот и близкие парня не могут понять, за что Колю, который на выборах собирал подписи за кандидата от «Единой России», заочно обвинили в подготовке теракта и в членстве в ДПНИ, в котором он никогда не состоял.
– Напротив, – утверждают, – именно Коля убедил Кирилла, с которым его свело их общее увлечение музыкой, выйти из ДПНИ. Старым друзьям Кирилла это не могло понравиться.
– Кирилл действительно не принадлежал к радикалам, – признался координатор Центрального совета ДПНИ Владимир Басманов-Поткин. – Он очень увлекался исторической реконструкцией. Создавалось впечатление, что это хобби для него значит много больше, чем все другое.
Все знакомые Кирилла Ширяева утверждают, что в последнее время он отошел от политики. Однако выйти из движения он вроде бы так и не успел. Вместо этого он ушел из жизни. Сам или помогли?

Это была месть

Колины часы отставали на одну минуту, значит, взрыв прогремел ровно в семь. Поразительное совпадение для случайного ЧП!
Еще одна подозрительная деталь: сразу после взрыва в Интернете появились съемки горящего здания с улицы Академика Королева, снятые с разных планов – очень похоже на видеоотчеты исламских боевиков. Разве что самого момента теракта в них не хватало.
– В этой истории вообще очень много непонятного, – рассказала Татьяна Ларионова уже после похорон. – В тот вечер, как раз часов в семь, у меня как будто сердце екнуло. Я начала звонить Коле, но телефон был недоступен. А около десяти пришла Оля, девушка Кирилла. Стала плакать: «Кирилла больше нет!» Но уверяла, что Коля ушел за пять минут до взрыва. Так мы вместе прождали Колю еще часа два, пока я поняла, что ждать уже нет смысла. Оказалось, Коля никуда и не уходил. А уже на допросе Оля говорила, что это она покинула квартиру за пять минут до взрыва. Чему верить? И непонятно, почему она пришла именно к нам. Я ее до этого видела раз или два. Сперва не узнала даже, пока она сама не представилась.
Эта Ольга Виноградова вместе с Кириллом тоже состояла в рядах ДПНИ, теперь состоит уже без него. Говорят, активна до фанатизма.
– Коля, наверное, с самого начала чувствовал, что в этой организации – опасность, выталкивал Кирилла оттуда, но сам стал случайной жертвой этой партийной борьбы, – считает мать погибшего.
Возможно, националисты решили так отомстить Ширяеву за предательство их идеалов. По словам матери, Кирилл все-таки успел написать заявление о выходе из ДПНИ буквально за неделю до смерти. А в выходные вместо участия в националистическом пикете собирался поехать с Колей в Оптину пустынь. В ДПНИ наличие заявления отрицают.
– Не очень я верю в месть, зная, на что способны (и не способны) дэпээнишники, – пояснил источник, близкий к руководству движения. – Но дело здесь нечисто. Александр Белов-Поткин (идеолог ДПНИ) что-то темнит. И если версия о мести реальна, то, вполне возможно, в ДПНИ просто боятся, что их обвинят в теракте, и поэтому скрывают, что Кирилл с ними порвал.
– В любом случае взрыв этот не был случайностью, – предполагает мать погибшего. – А кто именно взорвал и что, пусть следствие разбирается. А может, Коля мне сам все расскажет… Когда мы с ним позже увидимся.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания