Новости дня

24 сентября, понедельник


































23 сентября, воскресенье











Партия сказала «Нано», Меламед ответил «Есть!»

0

Кому Путин доверил самый грандиозный проект в стране?

Технарь с детства

Нано – мельчайшая частица. Но на ее изучение в нашей стране выделены рекордные деньги – 130 миллиардов рублей. В мире верят, что нанотехнологии – это научный прорыв вроде космического или атомного. Американские ученые занимаются этими исследованиями уже больше 10 лет, а президент Буш призвал всю американскую нацию навалиться на решение данной проблемы еще в 2001 году. Теперь к гонке подключились и мы. Создана госкорпорация по нанотехнологиям (Роснанотех), которую возглавил Леонид Меламед.
По рождению 46-летний Меламед – питерский. Но в Северной столице он провел только самое раннее детство и вряд ли успел познакомиться в песочнице с какими-нибудь нужными в будущем людьми. Еще в раннем детстве родители перевезли его и старшую сестру в Каменск-Уральский Свердловской области.
Главный по нанотехнологиям – с детства технарь. Оба его родителя работали на радиомеханическом заводе – отец главным электриком, мама – инженером. Леонид ожиданий семьи не обманул и пошел учиться в подшефную школу этого же завода. Школа тоже с радиотехническим уклоном, имени создателя радио Попова. Можно сказать, Меламед с детства имел отношение к техническому прогрессу – в школе был радиокружок и сильное преподавание точных наук.
– Лёне учеба давалась легко, – вспомнила учительница физики Алевтина Окулова. – Я его запомнила еще и потому, что отправляла несколько раз на олимпиады по физике и он всегда привозил оттуда призы.
– При математическом складе ума он не был сухим технарем – знал наизусть много стихов и прекрасно их читал, – припомнила учительница математики Зоя Дюндина.
– Лёня, конечно, любил быть в центре внимания, цеплять учителей, язвить с одноклассниками, но у него это было остроумно и беззлобно, и он всегда умел все вовремя обернуть в невинную шутку,  еще до того, как обстановка накалялась. До конфликтов дело никогда не доводил, – поделилась с «Собеседником» одноклассница Меламеда Оксана Иванова.
Это качество, похоже, пригодится Меламеду и сейчас. Споры вокруг будущих миллиардов Роснанотеха  уже потихоньку начинают разгораться.
Пока неизвестно, как Меламед решит задачку с толком никому не известными нанотехнологиями, но школьную, а потом и институтскую программу он, по воспоминаниям педагогов, решал играючи.
– Я помню его уже седым – он рано поседел, порода, наверное, такая, – сказал «Собеседнику» бывший педагог Меламеда в Новосибирском электротехническом институте (НЭТИ) Владимир Меренков. – Перевелся он к нам из военного училища, где проучился год («мягкий» вариант избежать службы в армии в советские годы. – Р. А.). У него еще в студенческие годы было сильно такое, знаете, экономическое направление. Например, он первый в нашем институте придумал круглогодичные стройотряды. Студенты строили и ремонтировали и неплохо при этом зарабатывали.
От своей инициативы Меламед получил не только финансовый выигрыш, но и личный – уехав летом на заработки на Камчатку, студент вернулся оттуда уже с молодой женой, медиком по образованию.

Комсомолу – нет, кооперативу – да
– Я его уламывал пойти в секретари комсомольской организации института, – говорит Владимир Меренков. – Но он только отмахивался. Мое, говорил, призвание – экономика.
Учеба Меламеда в институте пришлась на самый расцвет кооперативного движения. Еще студентом будущий нанотехнолог увидел за новым делом хорошее будущее. Сумел убедить ректорат выделить ему помещение в институте под кооператив. Любимчику педсостава не отказали. Так в НЭТИ появилось студенческое конструкторское бюро. Меламед и компания собирали компьютеры и занимались программным обеспечением. Заодно обеспечивали и себя, и родной институт – часть прибыли по соглашению с руководством НЭТИ тратилась на ремонт аудиторий. Надо ли говорить, что хорошего студента-спонсора снабдили блестящими характеристиками. Судя по архивным документам, Меламед был активистом всего, вплоть до клуба трезвости «Кристалл». Естественно, с таким выпускником не захотели расставаться, и еще некоторое время Меламед отработал заместителем ректора по коммерческим вопросам. Но экономика и финансы перетянули: в 1992 году Меламед заложил фундамент своего будущего – основал банк «Алемар». Назвал его в честь сына и дочери – Александра и Марии.

Умнее Чубайса
То, что во главе Роснанотеха встал никому не известный Меламед, породило версию, что новый назначенец – фигура временная и «греет» место для того, кто придет после него уже надолго. Например, для Чубайса.
Еще в Новосибирске Меламед сумел сделать для своего «Алемара» крупное приобретение – пакет акций «Новоси­бирскэнерго». Не надо было быть технарем-отличником, чтобы понять, что энергетика в то время была золотой жилой. Меламед, как и в случае с компьютерным кооперативом, угадал. Правда, эта покупка стоила ему нервов – «Новосибирск­энерго» не переставал оспаривать в суде законность сделки. В итоге «Алемару» пришлось избавиться от пакета «электрических» акций. Но перспективная тема уже захватила Меламеда. В 1998 году его назначили командовать Росэнергоатомом. А в 2000 году шустрого энергетика забрал к себе сам Чубайс, который сидел на своем «электрическом стуле» только 1,5 года и нуждался в помощниках.
– Мой финансовый директор умнее меня, – прямо говорил журналистам Чубайс про Меламеда. – А зачем мне финдиректор, который глупее?
Так или иначе, а реформа электроэнергетики, которую кто хвалит, кто ругает, – это заслуга не только демонического Анатолия Борисовича, а некоего «коллективного Чубайса» – нескольких топ-менеджеров РАО «ЕЭС», в том числе и Меламеда. Но об этом до поры до времени никто, кроме узкого круга посвященных, не знал.

Корпорация монстров
Непубличность и отсутствие непомерных личных амбиций у Меламеда породили слух, что глава Роснанотеха будет фигурой номинальной и технической. А реально в наноотрасли будут заправлять другие. А именно – братья Ковальчуки, один из которых директор Курчатовского института, другой – председатель совета директоров банка «Россия», по некоторым данным, весьма близкий к Владимиру Путину. Сторонник этой версии политолог Станислав Белковский считает: министра образования Фурсенко поставили возглавлять наблюдательный совет Роснанотеха именно потому, что он давно и хорошо знает обоих братьев и будет удобным проводником их воли. Правда, трудно представить, как добиться «коллективного одобрямса» от наблюдательного совета Роснанотеха, где за одним столом соберутся Анатолий Чубайс, Михаил Прохоров и еще ряд разномастных чиновников, бизнесменов и сенаторов.
Академики и ученые уже ропщут, что в госкорпорации потонут миллиарды, а эффекта будет – в размере нано. «Нужно создать конкурентную среду, чтобы помощь получал тот, кто сумеет продвинуться дальше других», – высказываются некоторые ученые мужи. Что за зверь такой будет Роснанотех, пока не знает никто. Меламед скоро должен представить его структуру. Пока это только самая богатая госкорпорация.
Журнал «Финанс» насчитал  лично у Меламеда 90 млн $. Что бы ни происходило, Меламед так и не бросил банк, который создал еще в 1992 году и назвал в честь своих детей. Наоборот, «Алемар» рос вместе с Меламедом. Например, уйдя из руководства РАО «ЕЭС» в 2004 году, Меламед быстренько организовал паевой инвестиционный фонд, который специализируется как раз на акциях электроэнергетики. Неудивительно, что такими темпами «Алемар» разросся до большой финансово-инвестиционной группы. Больше 70 процентов акций принадлежит лично Меламеду. Буквально летом 2007 года сам Меламед объявил, что выкупил часть бельгийской телекоммуникационной компании Effor­tel. Это современная телефония, телевидение и широкополосный доступ в Интернет – новейшие технологии, на которые Меламед поставил еще в молодости. И как видим, не прогадал.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания