Новости дня

18 июля, среда













































Расстрельное родство

0

Когда из «семейной колоды» стали вытаскивать не шестерок, а дам и королей, туз оказался вне игры. Отставка Егора Строева с поста губернатора Орловской области стоила карьеры зампреду Верховного суда Александру Карпову, губернаторская дочка Марина Рогачева добровольно покинула СовФед, а бывший зять – генерал-майор ФСБ Александр Рогачев и вовсе был убит.

Проблемы на орловских посыпались в начале февраля, когда возбудили уголовное дело против сына Александра Карпова – Владимира. Карпов-старший 16 лет был председателем Орловского областного суда, а свой пост в Верховном суде занял по протекции Строева. Карпова-младшего поймали за руку, когда он получил взятку в 1 млн рублей от местного предпринимателя за рассмотрение его кассационной имущественной жалобы в ВС.  Именно этот инцидент, по мнению экспертов, послужил толчком к коллективной отставке.

Бизнес семьи Строевых был известен всем. Например, его дочь Марина Рогачева после добровольной отставки с голода не умрет даже во время кризиса. По крайней мере, дивиденды от акций ОАО «Орелстрой» (это ведущий строительный холдинг с десятками филиалов и дочерних компаний. – Ред.) в сумме нескольких десятков миллионов рублей были ею получены. Что, кстати, повлияло на работу компании: налицо нехватка оборотных средств. Кроме «Орелстроя», экс-сенатор числится единоличным бенефициаром или совладельцем ОАО «Орел-Ойл» (специализация – транзит нефтепродуктов), ОАО «Орел-Алмаз» – бриллиантовые изделия, ОАО «Орелстекло», ОАО «Ледовый дворец», ЗАО «Стройтрансгаз-Орел», ОАО «Орловский бройлер», ОАО «Агентство по оценке недвижимости и риелторской деятельности», ЗАО «Биотон Восток» и др. Семье Строевых принадлежат гостиницы в Абхазии, крупные доли в банковских институтах и аграрных фирмах.

Ко всем неприятностям Строева правоохранители отыскали давно объявленного в розыск Игоря Сошникова. Этот экс-генеральный директор Орловского сталепрокатного завода считался в аппарате губернатора главным по части операций с госсобственностью. По его схемам приближенные чиновники Строева и «семья» превращали госактивы в частные компании. Госимущество вносилось как вклад в уставный капитал компаний. Становясь собственником такого актива, ОАО передавало приобретенное имущество в «нужные руки». Сошников, если начнет давать показания, может отправить на скамью подсудимых экс-губернатора.

Есть предположение, что последним «китайским предупреждением» Строеву стало убийство в Москве его бывшего зятя – генерал-майора Александра Рогачева. Он сначала благодаря тестю сделал головокружительную карьеру в ФАПСИ (Федеральная служба правительственной связи), а после отставки занялся семейным бизнесом. Под его контролем находились десятки крупных предприятий региона: от заводов и кондитерских фабрик до компаний сотовой связи. Несколькими предприятиями Александр Рогачев владел вместе с  Александром Кустаревым, шурином губернатора.

– Александр Рогачев вплоть до последнего момента был в числе тех немногих, кто имел постоянный доступ к губернатору и, возможно, пользовался его ресурсом для продвижения интересов разных бизнес-структур. Видимо, уход губернатора, а с ним и потеря лоббистских возможностей стали для Рогачева неожиданностью, и он не смог выполнить взятые на себя обязательства, – предполагает оппозиционный депутат облдумы Марина Ивашина.

Правда, есть еще одна версия гибели генерала. Вроде бы в орловском «семейном бизнесе» крутились немалые столичные деньги, вложенные под личные гарантии Строева, и теперь «партнеры» просто «перестраховываются». Неслучайно при обнаружении трупа Рогачева опытнейшие эксперты «просмотрели» огнестрел и в протоколе осмотра записали: «скончался естественным образом от неустановленного заболевания». Пулю «нашли» только при вскрытии…

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания

Собеседник 2019г
подписка -20%!