Новости дня

18 декабря, понедельник































17 декабря, воскресенье














Екатерина Стриженова: Так приятно чувствовать себя за мужем

0

Тренируюсь за двоих

– …Ну конечно, коронный номер – выйти на тренировку в чехлах, – споткнулась на льду Катя. И поспешила, не скрывая досады, оголить лезвия коньков.
– Сразу видно – непрофессионал, – проводил взглядом звезду сотрудник службы безопасности катка.
На самом деле из разряда начинающих Стриженова уже выросла. Катание, которое показала телеведущая корреспондентам «Собеседника» за две недели до премьеры проекта, откровенно удивило: тренер Алексей Тихонов уже сделал из нее фигуристку.
– Вы и в «Двух звездах» пели, и на лед вышли. Стоит ли ждать вас в секторе с быками или на боксерском ринге? – спросили мы разрумянившуюся от занятий Катю.
– Нет, что вы! Обычно я от такого рода проектов отказываюсь. Но «Ледниковый период» – тема особая. Это единственный, на мой взгляд, проект, где участники не существуют отдельно. Профессиональный фигурист просто вынужден тренировать свою вторую половину, в его же интересах научить меня хорошо стоять на коньках…
В предыдущих «Периодах» участвовало много наших друзей, мы болели всей семьей, я неоднократно была в жюри… Но не думала, что Илья все-таки найдет в моей душе струны, за которые притянет к «Ледниковому периоду» в качестве участницы.
– Значит, не преувеличение говорить, что Авербух здесь – фигура центровая?
– Это действительно так. Илья предложил встретиться и «просто поговорить». Рояль в кустах был тут же – под рукой оказались коньки. «Давай встанем, попробуем, – сказал Илья. – О-о-о, покатилась». Я улыбаюсь в ответ: «Понимаю, ты всем так говоришь. Но выступление на льду не входит в мои планы». Занятость у меня огромная.
Но Илья меня убедил. Он всего себя вкладывает в проект, постоянно на льду. Я вообще не знаю, когда Авербух спит. Глядя на его энтузиазм, невозможно не заразиться.
…Сегодня я загрустила: позвонили с просьбой подписать график гастролей моего любимого спектакля «Сыновья его любовницы» в постановке Ольги Анохиной. Но я же не знаю, когда вылечу с проекта. Может, через неделю. А может, позже. И приближается декабрь, так называемые ёлки… И от льда уже отказаться нельзя – стало интересно, что-то начало получаться. Если бы видели, как я каталась три недели назад. По сравнению с тем, что сейчас – даже не две, а три большие разницы.
– Успели отдохнуть перед боем?
– Начало занятий на льду совпало с отпуском, который мы всей семьей планируем загодя, буквально по дням выискивая в своих графиках свободные дни: старшая дочь приезжает из Лондона с учебы, она учится на дизайнера, младшая возвращается со сборов (занимается художественной гимнастикой. – Авт.). Отменить вояж было нельзя. Ну, отдохнула я. Теперь смотрю, как все хорошо катаются, и тренируюсь за двоих.
– Не испугал перелом, который здесь же недавно получил Сергей Жигунов?
– У Саши в его новой картине «Юленька» снимался Марат Башаров, который тогда вел «Ледниковый период», каждую неделю летал в Москву на съемки. Мы знали, насколько все это тяжело, травмоопасно, выматывающе. Иллюзий нет. И когда все-таки решили, что я буду участвовать, муж сказал, чтобы я выходила на лед только в защите и шлеме (смеется). Шлем у меня, честно скажу, есть. Но Саша не знает, что на тренировках я его не надеваю.

Стала жертвой борсеточников

– За столько лет ведения «Доброго утра» как удается сохранить состояние, когда глаз горит?
– Столько новой информации проходит через нас, что скучать просто некогда! Каждый день четыре часа эфира! Такого нет ни на одном канале. Год назад мы увеличили хронометраж на час – решили провести эксперимент, но не думали, что люди будут с пяти утра так активно смотреть телевизор. Оказалось, ошибались. Сейчас непростое время было для всех, и так получилось, что траурный день в связи с гибелью жителей Южной Осетии объявили в мою смену. Но отработали всей бригадой очень профессионально. За сутки 12 часов прямого эфира на разные орбиты!
У нас, если говорить о «Добром утре», масса полезных рубрик. Например, «ОТК». Или «Самооборона» – о том, как защитить себя в опасных ситуациях. Если, например, на тебя на улице напали, не надо кричать «Помогите!» – никто не откликнется. А если заорать «Пожар!», люди выбегут. Ты должен сумкой бить по ближайшему автомобилю, чтобы сработала сигнализация и окружающие обратили внимание на твою беду.
– Приходилось применять эти познания в жизни?
– Уж сколько смотрела и читала, но все равно попалась на удочку борсеточников. Один спросил: «Как проехать?», другой, глядя мне прямо в глаза, вытянул из рук сумку с документами. После этого решила больше никому ничего не подсказывать. И все равно открываешь окно и стараешься помочь…

Муж – мой стимул

– Вы вполне могли бы быть женой при муже. Тем не менее играете в спектаклях, фильмах. Чего не сидится?
– Быть «при муже» – значит либо вести дела, сопровождая его всегда и везде, либо заниматься своим «экстерьером» и тратить деньги, им заработанные. А мы с Сашей познакомились в 14 лет, развивались параллельно. Зарабатываем оба, бюджет у нас общий. Но глава семьи – Александр. За ним последнее слово, когда речь идет о принятии серьезных решений.
Причем Саша меня так разбаловал, что в совместных поездках, например, я никогда не думала, куда идти, кому давать билет. И когда вдруг оказалось, что мне одной надо было лететь на съемки, я чуть не опоздала на самолет. В Швейцарии было дело: несмотря на то, что вип-зал, ты, оказывается, сам должен следить, когда объявят твой рейс, и идти на самолет. А я все сидела ждала, чтобы за мной кто-то пришел и за руку на борт отвел.
Хорошо, парень из съемочной группы, обнаружив, что меня нет в бизнес-классе, поднял тревогу: «Срочно объявите, что мы ее ждем». Тогда уже я отреагировала. Увидев меня, мой спаситель сказал: «Я понял, что, если мы прилетим без тебя, твой муж меня в этом же самолете и оставит». Так что я за мужем. И мне это состояние очень нравится.
Но когда муж и дети заняты делом, у меня тоже есть возможность, например, встать на коньки. Вот когда я пела в «Двух звездах» с Николаем Носковым, в глазах Александры был ужас: «Мама, я хотела быть актрисой и телеведущей. Это что же мне теперь, еще и певицей быть?» А на днях мои дочери побывали на тренировке, увидели, чему я научилась, и сказали: «Не зря ходишь».
– А что для вас главный стимул?
– Когда родила старшую дочь Настю, которой сейчас 20 лет, и лежала в палате, затянутая в бандаж, нянечка меня отчитывала: «Опять Катерина не ела сахар! В чем дело?» «Вы знаете, у меня молодой и талантливый муж. Мне нельзя полнеть», – отвечала я. Муж – вот мой стимул, хочется быть ему интересной. Не знаю, гордится ли он моими успехами. Но я его работами – точно.
– Не страшно играть роль после Софи Лорен?
– Помню, на генеральном прогоне со зрителями ко мне подошла наш продюсер: «Теперь я спокойна. Люди выходили и говорили: «У нас есть своя Софи Лорен». Я, конечно, не претендую… Но слышать такое приятно.
В спектакле «Сыновья его любовницы» речь идет об общечеловеческих ценностях. И хотя это Италия, 68-й год, подобные страсти могли кипеть в любой стране в любое время. Мужчина в карьере, весь из себя звезда, каждый раз отказывался брать ее на съемки, потому что заводил романы со своими партнершами. Но почему-то после того, как те выдаивали его, он приползал именно к ней – к любимой женщине, которой нужны не деньги, а он сам. Почему молодые девушки так гоняются за состоявшимися мужчинами? С ними не надо проходить через «огонь и воду». «Пришла на все готовое», как говорит одна моя подруга.
Я очень люблю этот спектакль. Еще в прошлом году сыграли премьеру, а через неделю мой партнер Александр Дедюшко погиб в автоаварии. Мы решили сохранить постановку – в память о Саше. И теперь готовим вторую премьеру. Найти другого актера в возрасте 45 лет, который мог бы потянуть этот материал, оказалось очень тяжело: либо старше, либо младше, либо спились, либо... В итоге поиски увенчались успехом: сейчас со мной репетирует актер из театра сатиры Игорь Лагутин, знакомый зрителям по сериалу «Закон и порядок».

Дочь в 3 года выучила гимн


– У вас не стало меньше друзей после того, как вы получили диплом психолога?
– Знакомых у меня всегда было предостаточно, а людей, на которых можешь положиться, много не бывает. У меня есть подруга, с которой мы видимся очень редко. Но когда она оставляла мужа, пришла именно ко мне. И я знаю, что в любое время могу ей позвонить. Смешно, но с днем рождения мы поздравляем друг друга где-то через полгода, причем в один день дарим друг другу подарки – чаще видеться просто не получается.
Я стала меньше тратить себя на посторонних. Зачастую бывает, что, входя в чье-то положение, обкрадываешь близких. Хватит, я научилась отвоевывать личное пространство, чтобы побыть с теми, кто нужен мне, чтобы лишний раз позвонить маме…
– Вы откатались два часа, а пьете лишь зеленый чай. Разве не надо восстановить силы?
– После тренировки не ем. Надо держать себя в особой форме, иначе мой бедный партнер долго не продержится.
– Узнаете в отношениях, которые установились между дочками Настей и Сашей, свои с сестрой? (Сестра Кати – известная модельер Виктория Андриянова. – Авт.)
– У нас разница в возрасте меньше: не 12, а 6 лет. Но в том, как нежно, трепетно относятся друг к другу мои дочери – узнаю, особенно сейчас, когда Настя уехала в Лондон… Нам ее очень не хватает, но больше всего, мне кажется, скучает папа. Говорит мне: «Как хорошо, что у нас есть Александра! А то пришлось бы еще кого-нибудь рожать».
– Но и Александра, я так понимаю, тоже часто вне дома?
– Саша ездит на сборы, у нее тренировки 5 дней в неделю. Спорт стал образом ее жизни. С огромным вниманием наблюдали за нашими достижениями на Олимпиаде. Когда за теннисом следили, я болела за Дементьеву, Саша – за Сафину. А Александра сказала: «А мне все равно. Главное, что победит Россия!»
Очень мы переживали за художественную гимнастику. Показательное наказание, которое придумали перед Олимпиадой для Ирины Винер, нас крайне возмущало. Я отдала ребенка в руки профессионала. Я знаю, как девочки бегут к Ирине Александровне, как они ее искренне любят. Она же из разных концов страны привозит этих девчонок, ставит на ноги и делает из них чемпионок. В школе олимпийской подготовки дисциплина строжайшая. Заметили, что девочки-гимнастки, стоя на пьедестале, не просто открывали рот? Моя дочь в три года знала новые слова гимна и, получив первую медаль, спала с российским флагом под подушкой!
В этом смысле за воспитание Саши я спокойна. Она боец, упорная в том смысле, что пока не сделает, с ковра не уйдет. Кстати, я ее часто вспоминаю сейчас, тренируясь на коньках. Как же она пашет! Каждый день по четыре часа! Меня спрашивают: «А вы ее не заставляете?» Ее заставишь!.. Приходит из школы, обедает, делает уроки – и на тренировку, после которой спать.
Сейчас она во второй класс пошла, и нас уже предупредили: «Так, родители, ваша дочь учится в серьезной спортивной школе. Пожалуйста, не мешайте ребенку, она обязательно должна получить здесь звание мастера спорта. Иначе у вас то фотосессия, то премьера, то модный показ». В общем, нам сказали, чтобы мы не сбивали ее с выбранного пути.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания