Новости дня

18 сентября, вторник













































Алексей Нилов: Ненавижу работать!

0

В воде не тонет

– Роль адвоката Алексея Нилова в «Литейном, 4» – одна из самых ярких и интересных работ в кино. Чертовски приятно играть тезку-однофамильца.
– Вам не кажется, что, коли ваш новый герой тоже Нилов,  зритель невольно будет накладывать судьбу персонажа на вашу личную биографию?
– Нет, все истории и детали биографии адвоката – художественный вымысел. Из личной жизни остались лишь наши чудесные отношения с Настей Мельниковой. В сериале у моего Нилова есть любовная линия с ней, но только по сюжету.
– Ничего личного?
– Ну как ничего личного, я Настю очень люблю. Она сестра моя почти что.
– Не опасно было сниматься в ледяной воде осенью?
– Хоть вода в озере была всего +4 градуса, мы не очень замерзли, так как под обычной   одеждой на нас были надеты дайверские гидрокостюмы. Ну а в них не холодно. Экстремальная экспедиция в Карелию у нас получилась. Тонули в озере, но нескольких часов в холодной воде было недостаточно для острых ощущений – на следующий день мы с Андреем Федорцовым и Настей тонули в болоте. Съемки проходили недалеко от города Олонец.
Еще крутой экстрим был в Адлере, когда бегали по заброшенным штольням. Мы даже в разговоре посылать туда начали, типа: «Да иди ты в… штольню». Там было много беготни, стрельбы, взрывов. Очень неудобная обстановка, травмо­опасная. Я там даже руку себе поранил об острые углы длинных коридоров.
– В «Литейном, 4» вы такой импозантный мужчина, в дорогой одежде. Вам комфортно в таком облике?
– Да, но только пальтишко мне маловато, хотя и впрямь очень дорогое, говорят. Раньше-то я в основном снимался в своем.
– Потому что у сериалов скромный бюджет?
– Нет, просто мне в своем удобнее. Потом, правда, на площадке ввели запрет на «свой гардероб». Вот поэтому мы такие задрипанные в том кино и были. А сейчас и персонажи другие, и статус у них другой, и одежда.

Крестный отец


– Что, кроме съемок, в вашей жизни происходит?
– Живу с женой Леной. Езжу к родителям, встречаюсь с детьми. Я не знаю, что такое отдых. Но планирую наконец слетать с женой на недельку за границу. Устроим себе римские каникулы. Судя по всему, сразу после Великого поста мы рванем в Геную   и оттуда прокатимся до Рима. Но основная моя миссия в эту поездку – окрестить ребенка. Не своего, буду крестным отцом у дочки моих друзей.
– Почему в Генуе?
– Потому что мои друзья Инна и Денис живут там. Это уникальная семья – у мужа фамилия Музыкантов, а у жены Кабацкая. Их дочка Миа Денисовна носит фамилию отца, хотя я их уговаривал дать ей двойную фамилию. Мне казалось, что Музыкантова-Кабацкая – будет хорошо!
– Они прислушались к совету?
– Нет. Денис сказал, что с двойной фамилией очень долго анкеты заполнять. Но было бы круто.
– Вы уже были крестным отцом?
– Да, трижды.
– А ваши дети крещеные?
– Все трое. А сам я окрестился в 19 лет.

Слухи о громком разводе преувеличены

– Скандалы вокруг вашего имени уже поутихли…
– А какие скандалы?
– В отношении вашего развода с Ириной Климовой и маленького сына.
– Да какой тут скандал – люди встретились, люди разошлись. Никита мой ребенок любимый, один из троих. (Смеется.) Нормальная семейная история, до которой докопались журналисты. А у нас с Ирой нормальная договоренность – сильно не распространяться.

Жена выбирает мне сценарии

– Ваша шестая жена работает?
– Нет, я считаю, что девочки не должны работать. Мальчик должен зарабатывать.
– А чем же девочкам заниматься?
– Домом, машиной… Не удивляйтесь, она меня возит. Я не умею водить, у меня нет прав. А ей это интересно.
– Что еще вы ей доверяете?
– Сценарии за меня читает. Я ей доверяю. Вот прислали сценарий с Украины, предлагают сниматься в телевизионном фильме. Жена ознакомилась с материалом и сказала: «Там может быть что-то интересное. Давно ты таких придурков не играл». История о человеке, работающем в похоронном бюро, разъезжающем на «Газели» по городу с гробиком наверху. Его мечта была – похоронить Брежнева, но она не сбылась. То есть полный придурок. Мне вот 44 года, и мне эта история близка. Так как со смертью Леонида Ильича закончилась моя счастливая жизнь. Я не очень любил перестройку – предпочитаю период застоя.
– Чем он вам так люб?
– Мне хорошо там было. Не было этого бардака…
– Портвейн по 1 рубль
47 копеек рекой?
– Он был по 2.42, по 2.02… Зарплата – 130 рублей. И всем хватало. А вообще я ненавижу работать. Мечтаю найти такую работу, на которой не надо было бы работать.
– А чем же тогда заниматься?
– Да чем угодно! Можно на рыбалку ездить, можно на Красное море.
– Было бы на что…
– Вот для этого я и вынужден работать. Хотя, поверьте, я очень ленивый человек.
– Ну, а если бы не актерство, то чем бы занимались?
– Абсолютно все равно, чем заниматься, лишь бы давали деньги, чтобы быть немножко независимым. Но так как я получил диплом актера, то занимаюсь этой профессией. А если бы не получил его, то был бы подрывником. А еще в моей биографии были другие эпизоды – дворник, грузчик, ночной приемщик в магазине… И запись в трудовой книжке была «ночной приемщик».
– Много ли вам для счастья надо?
– У меня трое детей и родители-пенсионеры. Так что для этого надо много денег, а значит, много работать, к сожалению. Старшая дочь Лиза – актриса. Она работает в Театре Комиссаржевской. Митя через два года заканчивает музыкальную школу при консерватории и, наверное, поедет продолжать обучение в Амстердам. Он  талантливый музыкант. У него уже есть несколько международных наград. Младший сын Никита живет в Москве, поэтому видимся мы нечасто. Я общаюсь с ним по телефону, присылаю подарки на праздники. Сейчас ему всего пять лет, когда он станет старше и сможет сам приезжать в Питер – будет прекрасно. Надеюсь, мы будем видеться чаще.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания