Новости дня

18 декабря, понедельник

















17 декабря, воскресенье




























Татьяна Лазарева: Рыдала, когда выгоняли Салтыкову

0

– Вы до этого в «Танцах» участвовать не решались или присматривались к шоу?
– Проект мне очень нравился – просто не приглашали. Прошлым летом позвали в «Танцы со звездами на льду». Я представила себя взгроможденной на коньки и категорически отказалась. Сказав, правда, что на обычные танцы пойду с удовольствием. Я очень хотела попасть на этот проект и добилась своей цели.
– Удивительно, что канал СТС вас «отпустил».
– Руководители телекомпаний почему-то считают, что лица каналов не должны появляться на других «кнопках». Но даже программа «Хорошие шутки» предполагает участие множества популярных личностей. Если следовать логике руководителей каналов, то у нас на СТС будут сниматься только Тина Канделаки и Федор Бондарчук. Они, конечно, очень приятные люди. Но маловато. Поэтому я пошла в какой-то степени наперекор руководству СТС. О чем, признаться, не жалею.
– Вы готовили себя к быстрому выбыванию из проекта?
– Да, конечно! Я хотела уйти до 14 апреля, так и заявила девочкам. После у меня были спектакли «О.С.П.-студии», съемки «Хороших шуток» – напряжение такое, что просто ужас. Но мое пребывание на проекте неожиданно затянулось. Каждый раз я сильно надеюсь, что нас наконец выгонят (в минувшие выходные мечта Лазаревой, разговор с которой состоялся накануне, сбылась. – Авт.).
– Как ладите с Александром Литвиненко?
– Я очень довольна тем выбором, который сделал канал «Россия», дав мне Сашу в качестве партнера. Мы с ним постарше будем, возрастная пара. Он очень обходительный, внимательный, веселый. Только он меня все время блондинкой обзывает. А я все время забываю покраситься. И вспоминаю, что мне пора краситься, только когда он снова меня обзовет.
– Как оценивают ваши выступления муж и дети?
– Дети смотрят по телевизору, болеют. Степану больше по фигу, зато Соня очень переживает и посылает в нашу поддержку смс-сообщения, несмотря на мой запрет. А Антонина кричит: «Мама и Саша! Мама и Саша!» Но больше всего я благодарна Михаилу: в самом начале он сказал, а в середине проекта, когда я металась в порыве уйти, подтвердил, что поддерживает меня.
Миша видел, как я рвалась в это шоу. Хотя никогда не занималась танцами, была уверена, что у меня получится. И оказалась права. Моя мечта – танцевать в паре с профессиональным партнером – сбылась. От этого я получаю непередаваемое удовольствие.
– С вашим появлением в проекте возникла некая фривольность в общении участников с ведущими, членами жюри. Как монастырь принял новый устав?
– Вот не знаю. Как-то, видимо, принял. Мне кажется, я немножечко расшевелила людей. Грех не поговорить с такими интересными личностями и не станцевать с тем же Николаем Цискаридзе. Именно его я вытащила на паркет первым. После этого каждый раз должна была что-то изобретать. Скорее бы меня выгнали: не знаю, чем еще развеселить народ (смеется). По-моему, никому не интересно, как мы танцуем. Глупо сравнивать нас с профессионалами. Лично у меня – только жалкие потуги на танец. Людям нужно шоу.
Недавно я узнала одну вещь, которую обдумываю до сих пор. Оказывается, организаторы «Танцев со звездами» взяли 12 женщин, чтобы получился некий телеремейк фильма «12 разгневанных мужчин». Предполагалось, что это будет отдельная драматургическая линия шоу: мы должны были быть, как пауки в банке. Мы бы боролись за первое место еще и закадрово. Пинали бы друг друга, подбрасывали толченое стекло в туфли, резали платья накануне выступления – в общем, гадили соседу. А разлюбезный телезритель за нами бы наблюдал.
Но затея сценаристов провалилась. Чем меньше нас становилось, тем сильнее мы друг за друга держались. Когда выгнали Иру Салтыкову, с которой мы сидели в одной гримерке, со мною случилась истерика. Не знаю, почему. Мы подружились с Ирой именно на этом проекте, хотя до него даже не были знакомы. Я понимала, что Иру не выбрасывают из моей жизни: вчера вон на дне рождения у нее так отплясывала, что теперь вот что (показывает на забинтованный локоть). Но в тот момент у меня было такое ощущение, как будто… братишка в армию уходит.
– Другой ваш «родственник» из сериала «33 квадратных метра» принес на днях новые выпуски на «Домашний». Папа, сынулька и Клара Захаровна там есть. А почему вас с Михаилом нет?
– Это Бочарова и Белоголовцева, которые, насколько я знаю, все это замутили, надо спросить. Нас с Михаилом туда не приглашали, чем, конечно, расстроили. Не потому, что мы бы согласились. Просто хотелось бы быть в курсе…
– Чем обусловлены изменения правил в «Хороших шутках»? Прежние были жизнеспособны.
– Схема осталась та же. Мы ее просто «отшикарили», как говорил Сергей Зверев, когда он еще был просто Сергей Зверев. В меру финансовых возможностей ввели новые конкурсы, систему игр на вылет. Это добавило азарта. Хотя коман­да, которая начинает, и та, что играет потом в финале, часто не совпадают ни в одном человеке (смеется).
Программа «Хорошие шутки» замечательна тем, что, как и «О.С.П.-студия», оригинальна. Ее жалко терять. А чтобы она продолжала жить, ее постоянно надо чуть-чуть обновлять. Это даже для нас интересно: зритель сразу чувствует, когда у ведущих перестает гореть глаз.
– СТС дорожит «Хорошими шутками»?
– Канал не то что дорожит. У программы, я вам скажу, такие цифры, что, по-моему, больше на СТС нет ни у кого.
«Хорошие шутки» очень трудно делать еженедельно. Мы хотели предложить каналу одну схему, чтобы чередовать их со «Слава Богу, ты пришел!» через месяц. Но высокие цифры – палка о двух концах. С одной стороны, приятно. С другой – нам велено делать «Хорошие шутки» каждую неделю и даже не думать изменить в этом графике хоть что-то.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания